Блоги
Лента записей Все блоги
О чём мало пишут.Мурена.


Мурена не отличается особой привлекательностью. С ней не захочешь связываться, даже не зная про ее опасность. Кожа у них голая, без чешуи. Голова с маленькими глазками и огромной пастью, нет грудных и брюшных плавников — все это только усиливает сходство этих рыб со змеями.
Мурены имеют удлиненные и очень острые зубы. Раньше считалось, что они ядовиты, как зубы у змей, но сейчас доказано, что это не так. Толстый слой слизи защищает кожу от механических повреждений, микробов и паразитов. У некоторых мурен слизь ядовита: от соприкосновения с ней у человека на коже могут остаться ожоги.Окрас у них маскировочный, под стать окружающей их обстановке. Причем даже внутренняя сторона ротовой полости у них окрашена также. Ведь почти все время мурены держат рот открытым.
Эта рыба довольно крупная, достигает 2,4 метров, а весит до 45 кг. Встречаются и совсем малютки, которые не вырастают более, чем 10 см. Хотя и они снабжены острыми зубами.
Существует около 100 видов мурен. Большинство из них обитает в тропических и субтропических морях. Иногда встречаются и в европейских водах. В Красном море мурены представлены родами Ехидна и Гимноторакс. К Ехиднам относятся снежинковая мурена и мурена-зебра, а Гимнотораксы — это геометрическая мурена, звёздная, белопятнистая и элегантная. Самая крупная из них — звездная мурена, ее средняя длина достигает 180 см.
В Средиземном море обитает мурена средиземноморская длиной до полутора метров. Именно она и была героиней жутких легенд античности.Мурены — это ночные животные. Днем сидят в расщелинах скал и кораллов, а ночью начинается охота. Жертвами мурены становятся более мелкие рыбы, крабы, головоногие малюски, а также осьминоги. Есть виды, специализирующиеся на морских ежах — их можно узнать по форме зубов, приспособленных для взламывания панцирей. Вид мурены, хватающей добычу, весьма неприятен. Она разрывает свою жертву длинными зубами на мелкие части. За считанные секунды от бедной рыбы, которую мурена изловила, ничего не остается. Охотясь за осьминогом, мурена сначала загоняет его в первую попавшуюся расщелину. Дальше мурене нужно только просунуть в расщелину голову. Хватает осьминога за щупалец и вырывает его. И так, пока осьминог не будет съеден без остатка.
Свою жертву мурена чувствует на расстоянии по запаху. Зрение у них практически не развито, так как все-таки мурены — это ночные животные.
Опасна ли мурена для человека? Конечно! Но только в том случае, когда человек сам ее провоцирует. Человек, ставший жертвой нападения мурены, зачастую сам виноват в этом — суёт руку или ногу в расщелину, где прячется мурена, или преследует ее. В 1948 году И. Брок, позже ставший директором Гавайского института биологии моря при Гавайском университете, плавал с аквалангом возле острова Джонстон в Тихом океане; глубина в этом районе составляет около 6 метров. Перед погружением доктора в воду бросили гранату — это входило в программу исследований, которыми Брок занимался. Заметив в воде крупную мурену и думая, что она убита гранатой, доктор Брок поддел её острогой. Однако мурена, длина которой составляла 2,4 метра, оказалась далеко не мертвой: она бросилась прямо на доктора и вцепилась ему в локоть. Уже было сказано о том, какие зубы у мурены. Она, нападая на человека, наносит рану, которая похожа на след укуса барракуды. Но в отличие от барракуды, мурена не уплывает тотчас же прочь, а повисает на своей жертве, точно бульдог. Доктору удалось подняться на поверхность и добраться до ожидавшей поблизости лодки. Однако хирургам пришлось долго возиться с этой раной, так как она оказалась очень тяжелой. Брок чуть не потерял всю руку. Кроме того, оказалось, что мурен можно специально научить нападать на человека. В истории были случаи, когда этих рыб месяцами готовили к несвойственной им роли людоедов — держали впроголодь, дразнили и специально приучали к запаху крови. И, действительно, мурены начинали охотиться за людьми. Правда, случаев с дрессированными муренами давно не случалось.
Увидев обыкновенную мурену, не стоит беспокоить эту скромную рыбу, приближаться к ее жилищу и уж тем более засовывать руки в нору. Любителям морской охоты с гарпунным ружьем тоже не следует стрелять в норы и расщелины только из страха, что там может быть мурена. Если в них все-таки окажется мурена, то в этом случае она вас обязательно атакует. Напоследок запомните, неприрученная мурена лишь в исключительных случаях нападает на противника, превосходящего ее по размерам. Следовательно, если ее не провоцировать, она не тронет вас и отплывет сама.
О чём мало пишут.Зодиак.

Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=4-x8aHmGLPc&feature=player_detailpage


В конце 70-х гг. в недрах студенческого клуба Латвийской Государственной консерватории имени Я. Витолса композитор Янис Лусенс и продюсер Александр Грива, под влиянием музыки зарубежной группы "Space", создают рок-группу "Зодиак", почти целиком сосредоточившуюся на студийной работе. В результате, записанный и выпущенный в 1980 г. первый альбом "Диско Альянс" - явился настоящей бомбой на советской эстраде. Пластинки, вышедшие большим тиражом, раскупались мгновенно во всех уголках страны. Согласно неофициальным данным, более 20 миллионов виниловых пластинок были проданы в Советском Союзе и некоторых других странах мира. В Латвии он стал самым покупаемым альбомом всего времени. Наверное, большинство граждан огромной некогда страны советов считали рок-группу "Зодиа" блестящим образцом гениального творчества, воображения и изобретательности.

Диско-группа (Рига). В 1980 группа произвела мгновенный, хотя и недолговечный, фурор на всей территории Советского Союза, выпустив пластинку <Диско Альянс>, ставшую своего рода доморощенным ответом на феномен европейской танцевальной электроники, в частности, французской группы SPACE.
Диско-группа (Рига). В 1980 группа произвела мгновенный, хотя и недолговечный, фурор на всей территории Советского Союза, выпустив пластинку <Диско Альянс>, ставшую своего рода доморощенным ответом на феномен европейской танцевальной электроники, в частности, французской группы SPACE.
<ЗОДИАК> создал годом раньше Янис Лусенс, в ту пору студент Рижской консерватории, молодой композитор и пианист, живо интересовавшийся современной музыкой и практическим применением новых студийных технологий. В конце 70-х годов Лусенс периодически сотрудничал с группой Юриса Кулаковса ARCA, которая играла джаз-рок собственного сочинения и была популярна на самодеятельной сцене.
Вторым важным элементом успеха <ЗОДИАКА> был Александр Грива, в то время один из лучших звукорежиссеров страны, имя которого стояло на многих пластинках серьезной музыки.
Как для Лусенса, так и для Гривы идея записать альбом диско, танцевальной музыки сугубо функционального характера, была скорее поводом испытать силы в новом жанре, нежели результатом художественных исканий. Записанный с явной оглядкой на SPACE (и с реминисценциями из музыки последних) при помощи музыкантов ARCA, альбом заполнил очевидную лакуну между спросом на подобную музыку и представленным лишь западными образцами предложением.
<Диско Альянс> стал не только первым и единственным успехом <ЗОДИАКА>, но и вызвал к жизни ряд аналогичных работ, наиболее интересной из которых стал альбом <Дискофония> (1981) группы <АРГО> из литовского Каунаса.
Второй альбом <ЗОДИАКА>, <Музыка во Вселенной> (1982), был бледной копией первого и прошел незамеченным. Годом позже Лусенс закончил консерваторию, став музыкальным руководителем группы <НЕПТУН>, а с середины 80-х годов полностью переключился на академическую музыку: он сочинял музыку к спектаклям, писал песни на стихи латышских поэтов и сюиты, в которых порой использовал элементы современного рока.

• Янис Лусенс (синтезатор) (ARP Odyssey)
• Андрис Силис (гитара)
• Зане Грива (фортепиано, вокал)
• Андрис Рейнис (ударные)
• Айнарс Ашманис (бас-гитара)


.DISCO ALLIANCE (1980)

1 Зодиак (Я. Лусенс) (5:23)
2 Пасифик (Я. Лусенс) (4:01)
3 Провинциальное диско (Я. Лусенс) (4:26)
4 Поло (Я. Лусенс) (3:25)
5 Мираж (Я. Лусенс) (4:12)
6 Рок на льду (Я. Лусенс) (2:49)
7 Альянс (Я. Лусенс) (3:51)
О чём мало пишут.Давид Тухманов.

Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=1w3iF6j0EpY&feature=player_detailpage

«По Волне Моей Памяти»
Давид Тухманов 1975 © Мелодия С60 07271

Пластинка Давида Тухманова — "По волне моей памяти" содержит ряд вокальных и инструментальных номеров, связанных общим замыслом, стремлением к открытому лирическому высказыванию.
Композитор обратился к выдающимся образцам мировой классической поэзии и создал своего рода лирическую сюиту, в которой голоса поэтов разных эпох и стран соединились со звучанием современной песни.
Тщательно отобранные стихотворения получили у Тухманова свежее музыкальное воплощение. Существенное внимание композитор уделяет мелодии. Изысканная по рисунку, она рельефно очерчивает образы. Опираясь на песенные и танцевальные формы, автор трактует их свободно, придает им несколько необычные черты. Стремясь к большей интонационной выразительности, композитор в ряде случаев сохраняет язык оригинала, что дает возможность передать неповторимые поэтические особенности подлинника, прелесть его звучания.
Мелодии предстают в изобретательной аранжировке, своеобразную красочность которой придает широкое использование средств и способов современной звукозаписи. — Александр Бузовкин.
Вот что Тухманов рассказал в 2000 году о истории записи альбома:
В альбоме не было ничего диссидентского, просто пластинка не вписывалась в стандарты того времени. Идея принадлежала моей первой жене Татьяне Сашко — она подбирала стихи. В отношении текстов все было в порядке: Бодлера и Мицкевича никто не запрещал. Что до музыкальной части, то перед записью материал должен был пройти худсовет. На прослушивании в студии фирмы "Мелодия" я сыграл песни в камерной манере, снизив до минимума роль барабанов и других рок-н-ролльных атрибутов. Когда приступили к записи, тоже старались не пускать посторонних. А когда показали уже записанное, нам и впрямь повезло: комиссия была настроена либерально. Но больше всего нам повезло, что выход диска совпал со становлением нового поколения. А уже вслед за молодежью пластинку приняла зрелая интеллигенция…



* ПО ВОЛНЕ МОЕЙ ПАМЯТИ" *

1. Я мысленно вхожу в Ваш кабинет (Давид Тухманов — Максимилиан Волошин) [05:18]
2. Из Сафо (Давид Тухманов — перевод В. Вересаева) [05:16]
3. Из вагантов (Давид Тухманов — перевод Л. Гинзбурга) [03:15]
4. Приглашение к путешествию (Давид Тухманов — Шарль Бодлер — перевод И. Озеровой) [04:05]
5. Доброй ночи (Давид Тухманов — Перси Биши Шелли) [03:48]
6. По волне моей памяти (Давид Тухманов — Николас Гильен — перевод И. Тыняковой) [03:46]
7. Сентиментальная прогулка (Давид Тухманов — Поль Верлен — перевод А. Эфрон) [04:02]
8. Сердце мое, сердце (Давид Тухманов — Иоганн Вольфганг Гёте — перевод В. Левика) [05:40]
9. Смятение (Давид Тухманов — Анна Ахматова) [04:35]
10. Посвящение в альбом (Давид Тухманов — Адам Мицкевич — перевод С. Кирсанова) [03:05]


Участие в альбоме:

Владислав Андрианов: вокал
Мехрдад Бади: вокал
Александр Барыкин: вокал
Людмила Барыкина: вокал
Сергей Беликов: вокал
Игорь Иванов: вокал
Борис Пивоваров: гитара
Аркадий Плоткин: ударные
Давид Тухманов: фортепиано, орган, синтезатор, электропиано
Аркадий Фальберг: гитара-бас, скрипка
Большой симфонический оркест Всоюзного радио и телевидения: сопровождение (струнная группа)
Николай Данилин: звукорежиссёр
Добры Молодцы: сопровождение (вокальная группа)
Мелодия (ансамбль п/у Г. Гараняна): сопровождение (медная группа)
Владимир Рыжиков: редактор
Современник: сопровождение (вокальная группа)
Александр Шварц: художник



* ПО ВОЛНЕ МОЕЙ ПАМЯТИ" *


- Я мысленно вхожу в ваш кабинет (М. Волошин)


Я мысленно вхожу в ваш кабинет,
Здесь те кто был, и те кого уж нет,
Но чья для нас не умерла химера.
И бьется сердце, взятое в их плен.

Бодлера лик, нормандский ус Флобера,
Скептичный Франс, святой сатир Верлен,
Кузнец Бальзак, чеканщики Гонкуры...
Их лица терпкие и четкие фигуры
Глядят со стен и спят в сафьянах книг,
Глядят со стен и спят в сафьянах книг.

Их дух, их мысль, их ритм, их крик...
Я верен им, я верен им.
Их дух, их мысль, их ритм, их крик...
Я верен им, я верен им.




- Из Сафо (7-й век до н.э.перевод В. Вересаева)


Богу равным кажется мне, по счастью,
Человек, который так близко-близко,
Пред тобой сидит. Твой, звучащий нежно,
Слушает голос и прелестный смех.

У меня при этом,
Перестало сразу бы сердце биться.
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слово, вымолвить слово.

Но немеет подчас язык,
Под кожей быстро легкий жар пробегает,
Смотрят, ничего не видя глаза,
В ушах же - звон непрерывный...

Потом жарким я обливаюсь,
Дрожью члены все охвачены,
Зеленее становлюсь травы,
И вот-вот, как будто, с жизнью прощусь я.

Потом жарким я обливаюсь,
Дрожью члены все охвачены,
Зеленее становлюсь травы,
И вот-вот, как будто, с жизнью прощусь я.

Богу равным кажется мне, по счастью,
Человек, который так близко-близко,
Пред тобой сидит. Твой, звучащий нежно,
Слушает голос, слушает голос,
И прелестный смех.





Из вагантов (11-13 век перевод Л.Гинзбурга)


Em
По французской стороне,
Hm Em
На чужой планете

Предстоит учиться мне
Hm Em
В университете.
Am
До чего тоскую я -
D
Не сказать словами.
G
Плачте милые друзья
Em
Горькими слезами.
Am C
На прощание пожмем

Мы друг-другу руки
G
И покинет отчий дом
Em
Мученик науки.
H7 Em
Вот стою, держу весло,
C G
Через миг отчалю.
H7 Em
Сердце бедное свело
C
Скорбью и печалью.

Тихо плещется вода,
Голубая лента.
Вспоминайте иногда
Вашего студента

Много зим и много лет
Прожили мы вместе,
Сохранив святой обет
Верности и чести.

Ну, так будьте же, всегда
Живы и здоровы !
Верю, день придет, когда
Свидимся мы снова.

Всех вас вместе соберу,
Если на чужбине
Я, случайно, не помру
От своей латыни.

Если не сведут с ума
Римляне и греки,
Сочинившие тома
Для библиотеки.

Если те профессора,
Что студентов учат,
Горемыку школяра
Насмерть не замучат,

Если насмерть не упьюсь
На хмельной пирушке,
Обязательно вернусь
К вам, друзья, подружки !

Вот стою, держу весло,
Через миг отчалю.
Сердце бедное свело
Скорбью и печалью.

H7 Em
Тихо плещется вода,
C G
Голубая лента.
H7 Em
Вспоминайте иногда
H7 Em
Вашего студента.




- Приглашение к путешествию (Ш. Бодлер, перевод И. Озеровой)


Дитя, сестра моя,
Уедем в те края,
Где мы с тобой не разлучаться сможем.
Где для любви - века,
Где даже смерть легка,
В краю желанном, на тебя похожем.

И солнца влажный луч
Среди ненастных туч
Усталого ума легко коснется.
Твоих неверных глаз
Таинственный приказ.
В соленой пелене два черных солнца

И мы войдем вдвоем в высокий древний дом,
Где временем уют отполирован,
Где аромат цветов - изысканным вином.
Где смутной амброй воздух околдован.

Под тонким льдом стекла бездонны зеркала.
Восточный блеск играет каждой гранью.
Все говорит, в тиши, на языке души,
Единственном, достойном пониманья.

В каналах корабли
В дремотный дрейф легли.
Бродячий нрав их голубого цвета.
Сюда пригнал их бриз,
Исполнив твой каприз.
Они пришли с другого края света.

А солнечный закат,
Соткал полям наряд,
Одел каналы, улицы и зданья.
И блеском золотым весь город одержим,
В неистовом, предсумрачном сиянье...

Дитя, сестра моя,
Уедем в те края,
Где мы с тобой не разлучаться сможем.
Где для любви - века,
Где даже смерть легка,
В краю желанном, на тебя похожем.




- По волне моей памяти (Н.Гильен, перевод И.Тыняновой)


Когда это было, когда это было,
Во сне ? Наяву ?
Во сне, наяву, по волне моей памяти
Я поплыву.

Золотая, как солнце, кожа, тоненькие каблучки,
Узел волос из шелка, складки платья легки,
Мулатка, просто прохожая, как мы теперь далеки.

Подумал я вслед : "Травиночка,
Ветер над бездной ревет.
Сахарная тростиночка,
Кто тебя в бездну столкнет ?

Чей серп на тебя нацелится,
Срежет росток ?
На какой плантации мельница
Сотрет тебя в порошок ?"

А время бежало,
Бежало с тех пор, счет теряя годам.
Бежало, бежало,
Меня все кидало, и здесь я, и там.

Ничего никогда не узнал я, и не у кого спросить.
Ничего не прочел в газетах, да и что они могут сообщить ?
Про ту, с золотистой кожей, на тоненьких каблучках.
С волосами из черного шелка,
С улыбкой на детских губах,
Про мулатку, просто прохожую,
Просто прохожую.
Что плывет по волнам,
По волнам моей памяти,
Исчезая в этих волнах, исчезая в этих волнах.

Когда это было, когда это было,
Во сне ? Наяву ?
Во сне, наяву, по волне моей памяти
Я поплыву.




- Доброй ночи (Перси Биши Шелли)
Good-night Percy Bysshe Shelley (1792-1822)


Good-night? ah! no; the hour is ill
Which severs those it should unite;
Let us remain together still,
Then it will be good night.

How can I call the lone night good,
Though thy sweet wishes wing its flight?
Be it not said, thought, understood -
Then it will be - good night.

To hearts which near each other move
From evening close to morning light,
The night is good; because, my love,
They never say good-night.




- Сентиментальная прогулка (Поль Верлен)
(перевод с французского А.Эфрона Promenade sentimentale) Paul Verlaine (1844-1896)


Струил закат последний свой багрянец,
Еще белел кувшинок грустных глянец,
Качавшихся меж лезвий тростника,
Под колыбельный лепет ветерка.
Я шел, печаль свою сопровождая,
Над озером, средь ив плакучих тая,
Вставал туман, как призрак самого отчаянья.
И жалобой его казались диких уток пересвисты,
Друг друга звавших над травой росистой.
Так, между ив я шел, свою печаль сопровождая,
Сумрака вуаль последний затуманила багрянец
Заката и укрыла бледный глянец
Кувшинок в обрамленье тростника,
Качавшихся под лепет ветерка.

Moi, j'errais tout seul, promenant ma plaie
Au long de l'etang, parmi la saulaie, parmi la saulaie
promenant ma plaie

Я шел, печаль свою сопровождая.
Над озером, средь ив плакучих тая,
Вставал туман...




- Сердце, мое сердце (Иоганн Вольфганг фон Гете)
- Neue Liebe, neues Leben Johann Wolfgang von Goethe (1749-1832)
перевод с немецкого В.Левика

Сердце, сердце, что случилось?
Что смутило жизнь твою?
Жизнью новой ты забилось,
Я тебя не узнаю.
Все прошло, чем ты пылало,
Что любило и желало,
Весь покой, любовь к труду,
Как попало ты в беду?

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?

Ах, спасите! Ах, спасите!
Я сегодня сам не свой.
На чудесной, тонкой нити
Я пляшу, едва живой.
Жить в плену, в волшебной клетке,
Быть под башмаком кокетки!
Как позор такой снести?
Ах, пусти, любовь, пусти!

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?

Сердце, сердце! Ах, что случилось?
Как попало ты в беду?

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?




- Смятение (А. Ахматова)


Было душно от жгучего света,
А взгляды его, как лучи.
Я только вздрогнула: "Этот, этот,
Может меня приручить !"

Наклонился он. Что-то скажет !
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет,
На жизни моей, любовь !

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полу-ласково, полу-лениво,
Поцелуем руки коснулся.

Поцелуем руки коснулся.
И, загадочных, древних ликов,
На меня поглядели очи.

Десять лет замираний и крика,
Все мои бессонные ночи,
Я вложила в тихое слово,
В тихое слово, тихое слово.

И сказала его напрасно !
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто, и ясно.

Не любишь ! Не хочешь смотреть !
О, как ты красив, проклятый !
А я не могу взлететь,
Не могу взлететь, не могу !

А с детства, была крылатой !
А с детства, была крылатой.
А с детства, была крылатой...




- Посвящение в альбом (А.Мицкевич, перевод С.Кирсанова)


( вначале поется на польском языке)

Дни миновали счастливые, нет их.
Было цветов, сколько сердце захочет.
Легче нарвать было сотни букетов,
Нежели ныне цветочек.

Ветер завыл, и дожди заструились,
Трудно найти средь родимого луга,
Трудно найти, где цветы золотились
Листик любимого друга.

Будь, же, доволен осенним листочком,
В дружеской был он руке, хоть не ярок,
Будь ему рад, наконец, и за то что
Это последний подарок !

Будь, же, доволен осенним листочком,
В дружеской был он руке, хоть не ярок,
Будь ему рад, наконец, и за то что
Это последний подарок !
О чём мало пишут.Mary Hopkin.


Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=6e_5SaFui4M&feature=player_detailpage


Мэри Хопкин родилась 3 мая 1950 года в Понтардо, что в Южном Уэльсе, в очень творческой семье. Уже в четыре года проявилось её вокальное дарование. Она пела в церковном хоре и одновременно брала уроки вокала. После школы Мэри поступила в Кардиффскую школу вокально-драматического искусства. В это время она уже была солисткой местной группы «Selby Set & Mary» и на студии ‘Кембриан’ (Cambrian) выпустила альбом с песнями на валлийском языке. Судьба Мэри круто переменилась после её выступления с песней «Turn Turn Turn» на известном ТВ шоу - конкурсе «Opportunity Knocks», где выступали молодые таланты.Она победила на конкурсе и в следующий понедельник получила телеграмму с просьбой позвонить на студию ‘Apple Records’. У Мэри состоялся телефонный разговор с Полом Маккартни, который попросил её приехать в Лондон для прослушивания. Впоследствии она узнала, что ТВ шоу смотрела знаменитая модель «Твигги» и рекомендовала её Маккартни, который подыскивал талантливых исполнителей для записи на студии Битлз. Мэри исполнила 8 песен в тот день, и ей было предложено подписать контракт с ‘Apple Records’.
Для дебюта начинающей певицы Пол Маккартни выбрал полюбившуюся ему недавно песню «Those Were the Days», которую он услышал в середине шестидесятых в лондонском кабаре-клубе «Blue Lamp» в исполнении Джина и Франчески Раскиных (Gene and Francesca Raskin). (Знал ли в то время Маккартни, что это русская по происхождению песня «Дорогой длинною» композитора Бориса Фомина? Вопрос остаётся невыясненным.)

Решающую роль в становлении карьеры Мэри Хопкин сыграли британская супермодель Твигги и Пол Маккартни. Твигги заметила выступление Мэри на конкурсе Opportunity Knocks и познакомила её с Полом. Тот предложил никому не известной до тех пор фолк-певице контракт, спродюсировал дебютный сингл «Those Were the Days» и выпустил его на только что образованном лейбле Apple Records. Сингл вышел 20 августа 1968 года, возглавил британский хит-парад, сместив с вершины битловский «Hey Jude», и продержался на вершине 6 недель. Затем Маккартни (также в качестве продюсера) выпустил дебютный альбом певицы Postcard (#3 Великобритания, #28 США), оформив обложку и записав партии гитары в песнях «Lord of the Reedy River» и «Voyage of the Moon». Он же написал для Хопкин второй сингл, «Goodbye» (#2 Великобритания: на этот раз возглавить списки помешал ей «Get Back», сингл The Beatles). С Маккартни (и Ринго Старром за ударными) Хопкин записала собственную версию классической «Que Sera, Sera»; сингл был исполнен по-французски и вышел только во Франции. В 1970 году Мэри Хопкин представила Великобританию на Конкурсе Евровидения с песней «Knock, Knock, Who’s There?», заняв второе место. Песня вышла в Британии синглом и поднялась до #2. В 1971 году Мэри Хопкин вышла замуж за продюсера Тони Висконти, который записал её второй альбом Earth Song, Ocean Song (1971), куда вошли песни Кэта Стивенса, Gallagher and Lyle, Ральфа Мактелла. Вскоре певица объявила об уходе со сцены, однако в 1972 году выступила на рок-фестивале в Австралии, а также выпустила рождественский сингл «Mary Had a Baby» (Regal Zonophone Records). Мэри Хопкин (как Mary Visconty) пела также на многих пластинках, которые продюсировал её муж (альбомы Тома Пакстона, Ральфа Мактелла, Дэвида Боуи, Берта Джанша, The Radiators From Space, Thin Lizzy, Carmen, Sarstedt Brothers, Osibisa, Sparks, Хэйзел О’Коннор и Элейн Пэйдж). В 1976 году (уже как Mary Hopkin) она выпустила сингл «If You Love Me (I Won’t Care)» (песню Эдит Пиаф, #32 Великобритания). Steeleye Span пригласили Хопкин на роль Лизаразель в концептуальном альбоме The King of Elfland’s Daughter.После развода с Висконти в 1981 году Хопкин эпизодически выступала на театральной сцене, фолк-фестивалях и благотворительных концертах. В 2007 году на Mary Hopkin Music вышел ретроспективный альбом Valentine, куда вошли ранее не издававшиеся записи 1972—1980 годов (три из них — её собственные композиции).

Бари Алибасов судится за песню «Дорогой длинною»
Создатель группы «На-на» решил вернуть права на исконно русскую песню, которые теперь принадлежат Полу Маккартни.
В 1997 году я приехал со своей группой «На-На» в Париж, - говорит Бари Каримович. - Мы записали альбом, который состоял из одной песни «Дорогой длинною» на разных языках в восьми аранжировках — от диско до хип-хопа.
Покорить Европу Бари Алибасову не удалось: через неделю продаж в занимающеюся раскруткой альбома компанию «Sony Musik» позвонили из продюсерской компании Пола Маккартни с требованием прекратить продажу альбома с песней «Those were the days». Я был в недоумении, - рассказывает Бари Алибасов. - Наш композитор Борис Фомин и поэт Константин Подревский написали песню, и, вдруг, откуда-то права на песню у Маккартни. В 1917 году эту песню пел Александр Вертинский. В Европе же она стала популярной после исполнения Мэри Хопкинс, которую продюсировал Пол Маккартни, и французской певицы Далиды. Обидно стало за Россию. Песня в нашем русском исполнении так понравилась европейцам, что девочки ездили по пятам за моими нанайцами. Весь Париж напевал «Дорогою длинною». Наш альбом по недельному опросу продаж конкурировал по продажам с альбомом самой Мадонны.
Чтобы прекратить продажу альбома, оказалось достаточно одного звонка Пола Маккартни. Группа «На-На» вернулась в Россию после неудачного покорения Европы. Им запретили петь полюбившуюся песню в Европе, поэтому дальнейшие гастроли были бессмысленны. Через 13 лет Бари Алибасов решил вернуть права на русскую песню. Через адвоката я решил вернуть права на эту композицию, которые оказались у исполнителя «Битлз», - заявил продюсер.
Ситуация, что наша песня, как оказывается, нам больше не принадлежит, происходит не впервые. Чтобы вернуть исконные права, необходимо обратится в суд того государства, где они были зарегистрированы, и доказать русскую принадлежность. Кто-то зарегистрировал песню в другом государстве, а Пол Маккартни выкупил эти права, - говорит адвокат Сергей Жорин. - Мы обращаемся в министерство иностранных дел, чтобы они оказали нам поддержку, поскольку ситуация носит политический оттенок. Параллельно мы готовим иск в суд США, где была зарегистрирована наша песня.
О чём мало пишут.Bee Gees.

Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=Mc5oqjFsT5g&feature=player_detailpage

Музыканты послали свои песни тогдашнему менеджеру The Beatles Брайану Эпстайну (Brian Epstine), который пригласил их в Лондон и в 1967 году помог группе заключить пятилетний контракт с лейблом Polydor. Менеджером Bee Gees стал бизнес-партнёр Эпстайна, Роберт Стигвуд (Robert Stigwood).

БИ-ДЖИЗ (The Bee Gees), английская вокально-инструментальная группа. Ядро группы составили три брата Гибб (Gibb): старший Барри (Barry, р. 1947) и младшие близнецы Робин и Морис (Robin и Maurice, р. 1949). Когда старшему брату было 9, а младшим по 7, они дебютировали в конкурсе молодых талантов в Манчестере. В 1958 семья Гиббов уехала в Австралию, в Брисбен, где поющее трио завоевало популярность у зрителей. В январе 1963 трио выпустило дебютную «сорокапятку» с характерным названием Три поцелуя любви (Three Kisses of Love). За ней последовали новые пластинки, попавшие в австралийские хит-парады: Клаустрофобия (Claustrophobia), Безмятежность (Peace of Mind), Вино и женщины (Wine and Women). В середине десятилетия трио было единодушно признано лучшей поп-группой Австралии.
В феврале 1967 группа вернулась в Лондон. Здесь братья включили в свой состав барабанщика Колина Питерсона (Colin Peterson), а затем пригласили австралийского гитариста Винса Мелоуни (Vince Melouney). Летом того же года вышел их первый альбом The Bee Gees' First. До конца десятилетия группа выпустила несколько пластинок, разошедшихся миллионными тиражами: Не могу никого видеть (I Can't See Nobody), Массачусетс (Massachusetts), Первое мая (First of May) и мегахит Слова (Words). Итог триумфа группы на английском музыкальном рынке подвел альбом Лучшие вещи «Би-Джиз» (Best of Bee Gees, 1970).
Однако по мере того, как слава «Би-Джиз» росла, между членами группы наметились разногласия: близнецы выражали несогласие с музыкальными пристрастиями старшего брата. Наконец Робин покинул группу, чтобы работать в одиночку. Трио продолжало работать до тех пор, пока из группы не ушел Питерсен. Впрочем, тот счел, что имеет аналогичные права на раскрученный брэнд «Би-Джиз» и, собрав новую группу, выпустил под этой маркой альбом Одесса (Odessa).
Размолвка братьев Гибб продолжалась недолго. Уже в 1971 трио воссоединилось, выпустило сингл Дни одиночества (Lonely Days), два новых альбома и возобновило концертную деятельность. В следующем году дела пошли еще лучше, и трио выпустило итоговый сборник Лучшие вещи «Би-Джиз»: том 2 (Best of the Bee Gees: Volume 2).
Сингл На дорогу (Down the Road), отмеченный энергичными ритм-энд-блюзовыми интонациями, выпадал из общего музыкального стиля и помог «Би-Джиз» вернуть популярность. Очередной альбом Основной курс (Main Course, 1975) наметил поворот от лиричного рока к ритм-энд-блюзу и входившему в моду диско. Многообещающую тенденцию музыканты закрепили в очередном успешном альбоме Дети мира (Children of the World, 1976). Но главный их успех был впереди. По чистой случайности они получили заказ написать несколько танцевальных песен для фильма Лихорадка в субботний вечер, где главную роль должен был исполнить Джон Траволта. Спустя пять дней появились две песни, потом еще пять и еще… Сингл Глубока ли твоя любовь (How Deep Is Your Love) вышел накануне появления фильма на экранах и тотчас взлетел на вершину хит-парада. За ним последовали синглы Остаюсь живым (Stain' Alive) и Ночная лихорадка (Night Fever), ставшие бестселлерами весной 1978. Одноименный альбом с записями сочиненных братьями Гибб песен для кинофильма имел грандиозный успех: было распродано 12 млн. экземпляров. «Би-Джиз» стали лауреатами премии Грэмми по пяти номинациям.
В начале 1980-х годов братья занялись самостоятельными проектами, и группа фактически перестала существовать. В 1987 трио собралось для работы над новым альбомом ESP, который затерялся в «лучшей двухсотке» журнала «Биллборд».
12 января 2003 скончался Морис Гибб в одной из больниц Майами.
В 1962 братья спели на Сиднейском стадионе, «разогревая» публику перед выступлением «короля твиста» Чабби Чекера (Chubby Checker), впервые появившись под названием BEE GEES. Тогда же они начинают писать собственные песни.
В январе 1963 трио выпустило дебютную «сорокапятку» с характерным названием Three Kisses of Love («Три поцелуя любви »). За ней последовали новые синглы, попавшие в австралийские хит-парады: Claustrophobia, Peace of Mind, Wine and Women. В середине десятилетия трио было единодушно признано лучшей поп-группой Австралии.
В феврале 1967 группа вернулась в Лондон. Здесь братья включили в состав группы барабанщика Колина Питерсона (Colin Peterson) (р. 24 марта 1946, Кинеарой, Куинсленд, Австралия), а затем пригласили австралийского гитариста Винса Мелоуни (Vince Melouney) (р. 18 августа 1949, Сидней, Австралия). Летом того же года вышел их первый альбом «The Bee Gees' First». До конца десятилетия группа выпустила несколько синглов, разошедшихся миллионными тиражами: To Love Somebody, I Can't See Nobody, Massachusetts, First of May и мегахит Words. Итог триумфа группы на английском музыкальном рынке подвел альбом «Best of Bee Gees» (1970).
Однако по мере того, как слава BEE GEES росла, между членами группы наметились разногласия: близнецы выражали несогласие с музыкальными пристрастиями старшего брата. Наконец Робин покинул группу, чтобы работать в одиночку. Трио продолжало существовать до тех пор, пока из группы не ушел Питерсон.
Размолвка братьев Гибб продолжалась недолго. Уже в 1971 трио воссоединилось, выпустило сингл Lonely Days, два новых альбома и возобновило концертную деятельность. В следующем году дела пошли еще лучше, и трио выпустило итоговый сборник «Best of the Bee Gees: Volume 2».
Сингл Down the Road, отмеченный энергичными ритм-энд-блюзовыми интонациями, выпадал из общего музыкального стиля и помог BEE GEES укрепить популярность. Очередной альбом «Main Course» (1975) наметил поворот от лиричного рока к входившему в моду диско. Многообещающую тенденцию музыканты закрепили в очередном успешном альбоме «Children Of The World» (1976). Но главный их успех был впереди.
Менеджер группы Роберт Стигвуд (Robert Stigwood) одновременно продюсировал создание фильма «Saturday Night Fever» («Лихорадка в субботний вечер»), главную роль в котором должен был исполнить Джон Траволта. Стигвуд прислал братьям Гибб срочный заказ на сочинение четырех новых танцевальных песен для фильма; они написали пять песен, а потом прибавили к ним еще две. Сингл How Deep Is Your Love вышел накануне появления фильма на экранах и тотчас взлетел на вершину хит-парада. За ним последовали синглы Stayin' Alive и Night Fever, ставшие бестселлерами весной 1978. Сам же фильм (во многом благодаря музыке BEE GEES) произвел эффект разорвавшейся бомбы, знаменуя собой приход нового стиля жизни — стиля «в ритме диско». Одноименный альбом с записями сочиненных братьями Гибб песен для кинофильма также имел грандиозный успех: было распродано 12 млн. экземпляров, а сам альбом был признан «альбомом года». Благодаря ему BEE GEES стали лауреатами премии «Грэмми» сразу по пяти номинациям.
В первой половине 1980-х гг. музыканты BEE GEES занимались в основном сочинением хитов для других исполнителей и продюсерской деятельностью. Перу братьев Гиббов принадлежат такие композиции, как Woman In Love Барбры Стрейзанд, Chain Reaction Дайаны Росс, Heartbreaker Дайонн Уорвик, Islands In The Stream дуэта Долли Партон и Кенни Роджерса. В 1984 Барри записал свой дебютный сольник «Now Voyager», а двумя годами позже под прикрытием группового псевдонима THE BUNBURYS выпустил альбом «We Are The Bunburys». С конца 1980 группа возвращается к активной творческой деятельности и вновь завоевывает хит-парады многих стран. В 1997 одновременно с выходом альбома «Still Waters» BEE GEES попали в Зал Славы Рок–н–ролла.


Bee Gees.
Рассказ о самых старых в мире детях-звездах.

Барри был самым старшим, поэтому отец обращался только к нему, даже когда речь шла о других детях. Морис считался самым надежным, поэтому отец за него никогда не волновался. А Робин был просто ненормальный. Бывало, когда они мотались с концертами по всей Австралии, Робин мог вдруг ни с того ни с сего запеть во все горло тирольские рулады. Тогда сидевший за рулем отец, не отрывая взгляда от дороги, хладнокровно отдавал приказ прекратить козлиное блеяние.
"Он-настоящий отец, какие, наверное, бывают только в Северной Англии, - говорит Морис Гибб. - Он никогда не покажет своих чувств, не скажет тебе "сынок", но от любви к нему иногда хочется разреветься".
"Для меня мнение отца очень важно до сих пор", - говорит Барри, разглаживая на коленях пятнистые джинсы "варенки".
"Никогда не сдаваться. Никогда не сдаваться. Никогда не сдаваться. Уинстон Черчилль" - листок с этой цитатой приколот булавкой к стене в студии "Би Джиз" в Майами Бич. Здесь братья из Манчестера записали свою 26-ю по счету долгоиграющую пластинку "Хай сивилизейшен", а их сингл "Сикрет лав" долгое время занимал первые места в таблице популярности.
"Отец страшно гордится нами", - говорит Морис Гибб.
Какими же милыми мальчишками были они тогда, в начале 60-х, когда жили в Австралии! На фотографиях тех лет они в белых рубашках с узенькими черными галстучками и в клетчатых жилетах, руки по-взрослому уперты в бока.
То было время, когда их отец Хью Гибб решил сделать из них "белый" вариант - знаменитого в 30-е годы трио "Милис бразерз", состоявшего из трех чернокожих братьев и распевавшего сладкие песенки типа "Куплю себе куклу" или "Прощай, маленький дрозд". То было время, когда отец перед каждым концертом до блеска чистил их ботинки, мазал бриолином и укладывал им волосы, чтобы они выглядели "культурно".
Пели они тогда в варьете, и заядлые игроки на время их выступления прекращали запихивать монеты в автоматы. "Прежде чем мы начали выступать перед молодежью, мы должны были петь для взрослых,- рассказывает Морис. - Это было неинтересно, нам хотелось стать "Битлз".
Может быть, поэтому они и стали большими "Битлз", чем сами "Битлз". Если настоящие "Битлз" исполняли не только свои вещи, то "Би Джиз" никогда не пренебрегали этим показателем таланта. И если Джон Леннон и Пол МакКартни пели как слегка повзрослевшие мальчики из хора, то голоса Барри, Мориса и Робина отличались райским звучанием и вибрировали так, будто пел сам архангел Гавриил в сопровождении херувимов и серафимов. Карьера их казалась многим тенью "Битлз", но какой величественной и могучей была эта тень! В
1967 году Морис Гибб в одном лондонском клубе впервые повстречался с Джоном, Полом, Джорджем и Ринго, и встреча эта была для него как пробуждение.
"Всего три месяца назад я носился по улицам Сиднея, читал журнал, издаваемый поклонниками "Битлз", и вдруг оказался носом к носу с ними, сидел и выпивал. Первое, что сказал мне Джон Леннон: "Как насчет виски с кокой?" А я до этого никогда в жизни не пил виски с кокой. Но я ответил: "А как же?" И с тех пор я пью только виски с кокой".
И вот через столько лет, наполненных успехами и всемирной славой, у "Битлз", как и большинства людей их профессии, начался раскол, конкуренция, ревность.
А "Би Джиз", также несвободные от некоторых сложностей в отношениях, все-таки умудрялись сохранять свою группу и свой престиж. "Это все родная кровь, иначе бы мы давно разбежались", - говорит Барри.
"Когда поют "Би Джиз", мне кажется, они плачут",- говорит Майкл Джексон, как и "Би Джиз", вечный ребенок-звезда и самый верный на сегодняшний день друг Барри Гибба в мире поп-музыки. Поначалу тексты песен "Би Джиз" напоминали выдержки из юношеских дневников, наполненных вздохами и всхлипами. Зато аранжировка с самого начала отличалась зрелостью и профессиональным мастерством.
После того, как в 1967 году они выпустили в Англии свою первую великолепную пластинку с помощью менеджера Роберта Стигвуда, "дядя Роберт" купил им самый настоящий оркестр. Лондонский симфонический с 44 музыкантами. "Когда мы написали "Массачусетс" и наш оркестр впервые исполнил его, не было сил сдержать слезы. Это было необыкновенно! Чувства переполняли нас. Мы были словно дети в магазине игрушек: хотелось все схватить и не отдавать!"
Морис сидит на светло-коричневом ковре, поджав под себя ноги, в своем доме в Майами Бич и поигрывает пультом дистанционного управления от огромного телевизора. Комната по-старомодному украшена семейными фотографиями, на стене-зеркальная картина с изображением русалки и лебедя, на полу рядом с ним - большая тряпичная собака.
"Массачусетс" был их первым и долгим успехом: за два года распроданы три миллиона долгоиграющих пластинок и 10 миллионов синглов. Никогда позже их музыка не звучала так грандиозно и зрело, как тогда, когда им было всего по 17-20 лет. Со временем их успех нарастал, как будто он впитал в себя все гормоны роста, отпущенные самим "БиДжиз", - свыше 1000 хитов, свыше 100 миллионов проданных пластинок, единственная поп-группа, шесть раз подряд занимавшая первое место в таблице популярности в США.
С тем огромным количеством денег, которые они заработали на своих лучших хитах, таких, как "Катастрофа на шахте 1941 года", "Слава", "Разбитое сердце", "Остаться живым" или "Ночная лихорадка", они могли бы скупить на корню весь магазин под названием мир. В 1975 году они переехали жить в Майами Бич - пристанище для стареющих звезд.
Там, объединив братские усилия и средства, они отгрохали на побережье океана фантастический семейный парк по соседству со знаменитым королем автомобильных гонок "Формула-1" Эмерсоном Фиттипальди и племянником короля Саудовской Аравии. Там же у них высококлассные моторные лодки, автомобили "порше" и "роллс-ройсы", персидские ковры, редкостной породы японские собачки, а еще устрашающего вида спутниковые антенны "Гэлаксиб", принимающие передачи из Австралии, бассейны, спортивные сооружения.
Ну, а папа с мамой перебрались в мечту своей голодной юности Лас-Вегас и поселились там в сердечной близости от идола молодых своих лет-Дональда Миллза, единственного из оставшихся в живых братьев из трио "Миллз бразерз". Отца, создателя "Би Джиз", заменили другие: менеджер Роберт Стигвуд добыл братьям славу, а продюсер Ариф Мэрдин добился от Барри его знаменитого фальцета.
Теперь это для Барри вчерашний день. Но до сих пор в нем сидят его ученические годы, которые, видит Бог, были далеко не всегда счастливыми. Он вспоминает, как отец стоял всегда где-нибудь в заднем ряду с железобетонным выражением лица, которое означало приказ:
"Улыбаться! Если вы несчастны, публика не должна это чувствовать, она должна быть счастлива на концерте!" "Отец всегда был отличным профессионалом!" - с восхищением говорит Морис.
Быть счастливым... А ведь все было не так просто, папа. В 70-е годы, когда успехи пошли на спад и "Би Джиз" выступали в захолустных ночных клубах Северной Англии, прчшлось искать "поддержку" покрепче, чем родной отец. Барри увлекался марихуаной, Робин успокаивал себя транквилизаторами, а Морис - водкой. Барри и Робин ввязались в бессмысленные профессиональные скандалы с Морисом, обвиняя его в предательстве, появились фракции, коалиции, но в конце 70-Х все это прекратилось, и братья собрались снова.
"Сегодня нет никаких ссор и борьбы нет враждебности. Все братья на свете когда-нибудь ссорятся, и, как ни странно, борьба между братьями проходит более ожесточенно, чем у других людей", - говорит Барри.
Тем не менее отношения между ними довольно сложные. Морис и Робин, родившиеся в 1949 году,-близнецы, так сказать, прирожденные союзники. Может быть, поэтому Барри, родившийся в 1947 году, всегда чувствовал себя одиноким, но потом в 1958 году появился на свет Энди, как две капли воды похожий на Барри. Энди всегда хотелось быть в "Би Джиз" вместе с братьями, но те не пускали его, и он, как молодой нервный жеребенок, заметался по жизни: сначала споткнулся о несчастливую любовь к известной актрисе, исполнительнице главной роли в сериале "Даллас" - Виктории Принсипал, а потом о неудачную карьеру певца-солиста. Все это вместе с привязанностью к алкоголю и наркотикам привело его к гибели. Энди Гиббу исполнилось 30 лет, а через 5 дней он умер.
Для отца смерть Энди была жизненной катастрофой, но они с матерью так до конца и не поняли, что же с ним произошло.
Отец не дрогнул и после смерти Энди. Он оставался старым, добрым, ворчливым, сделанным из камня североанглийским отцом и учителем. И только на концерте в Нью-Йорке, когда отец, как всегда, находился среди публики и "Би Джиз" запели чудесную грустную "Холидэй", а Морис взял берущий за душу аккорд на органе, и тут как раз разразился страшный ливень, старый Гибб, чувствуя себя полностью прикрытым, дал волю слезам. Ливень вскоре прекратился, а лицо отца все еще было мокро то ли от слез, то ли от дождя. После выступления он проскрипел: "Вы были великолепны, ребята. Да и публика сегодня подобралась что надо. Так ведь?"
В течение всей своей карьеры "Би Джиз" только что не со стетоскопом прослушивали свою публику, чтобы предугадать запросы поклонников. Со временем они превратились в типичную группу детей-звезд, которая обычно пользуется популярностью или у слишком юных, или у слишком старых зрителей. "Меня очень любят совсем молодые девушки, но есть и много поклонниц в возрасте моей матери", - говорит Барри.
На улице перед студией Барри Гибба опять поджидает Кэти со своей фотокамерой. С 1974 года, когда она впервые увидела "Би Джиз", Кэти собрала 20 альбомов с их фотографиями. И вот уже затянутый в "джинсу" Барри подбирается, расправляет бороду ("Улыбаться и казаться счастливым!" - сигналит отец из Лас-Вегаса), неуклюже, но послушно усаживается на скамейку и принимает позу для фотографии. Он все никак не усядется, не знает, куда девать ноги, но Кэти с благодарностью снимает, снимает и снимает его.
"Би Джиз" никогда не уставали интересоваться своей популярностью у публики. "Я не старался узнать, сколько я заработал за концерт. Мне всегда хотелось, чтобы меня любили зрители, - признается Морис - "Битлз" ведь тоже сочиняли песни, чтобы понравиться каждому, а не только какой-то одной определенной группе людей".
Когда с 1971 по 1975 год никто больше не хотел покупать пластинки "Би Джиз", они занялись тщательным изучением рынка, чтобы отвоевать утерянную популярность. "Эти наши длинные, нескончаемые баллады... Я думаю, мы переборщили с ними. Нам-то они нравились, но они были не то, что хотела публика". Они решили заменить отживший свое рецепт и добавили фанк и соул в духе фирмы "Мотаун", и очень удивились, когда в конце 70-х годов из этого родился стиль "диско".
Можно ли не любить детей-звезд? Оказывается, можно. После выступления "Би Джиз" в шоу "Загадай желание" в 1970 году, читатель "Бильд" написал в свою газету: "Отвратительно!" При этом "Би Джиз" не давали ни малейшего повода к тому, чтобы в них видели типичных буйных представителей рок-н-ролла. "Мы никогда не позволяли себе что-нибудь вроде вышвыривания телевизоров из окон или чего-то подобного, - говорит Барри. - У нас просто не было на это сил, и, кроме того, это дорого".
Однако во втором своем доме, в Англии, в старом, построенном восемь веков назад монастыре, не очень крепкому здоровьем Робину обходится совсем недешево окружать себя и свою играющую на арфе, рисующую и слегка пописывающую жену Двину антиквариатом из времен Тюдоров.
В былые же времена Робин, наоборот, отличался, экстравагантностью. Его высветленные, асимметрично перевязанные волосы, черная кожаная куртка создавали образ "молодого разгневанного человека".
"Мне нравится одеваться необычно, и мне всегда нравились серьги, - потом он вспоминает о своих обязательствах перед группой и добавляет: - Мне кажется, это идет на пользу имиджу всей группы".
Фантастический успех "Би Джиз" принесли пять песен, специально написанных для фильма "Лихорадка субботнего вечера", в котором Джон Травольта вовсю прославлял эротически-хвастливое поколение "диско". Это было в 1970 году, и тогда "Би Джиз" были одеты в джинсы и майки. Морис просто ненавидел модные во времена "диско" белые брюки, в которых все выглядели, как матросы: "В них даже танцевать неудобно!" И вдруг они становятся диско-группой номер один! Ни друзья, ни враги стиля "диско" до сих пор не могут простить им этого.
После их второго возрождения они полностью изменили сценографию своего представления и перешли к яркому, сверкающему, управляемому с помощью компьютеров зрелищу. Чтобы отгадать, что нужно людям, надо дать им послушать то, что они нигде не услышат.
Вообще же вечные дети-звезды живут тем, что находят в своем "ящике для игрушек" и что заменяет им реальную жизнь. Барри всегда верил в сверхъестественные силы, прежде чем познал настоящую жизнь. В течение многих лет его тайным другом был воображаемый лев. Позже он вычислял для родителей жены выигрышные лотерейные номера. А в Майами ему однажды явился НЛО, и был он серебристый, с красным зубцом. Он подрожал немного на весу в воздухе, да и пропал за горизонтом.
Морис пережил какое-то необъяснимое теплое чувство, когда осветилась комната захоронений Большой Пирамиды. Робин все ждет пришествия доброго духа в своем монастыре. Жена его как-то заметила, что чаша для святой воды за ночь наполнилась водой и землей, а их садовник слышал, как кто-то невидимый заводил ночью в гостиной большие напольные часы.
А однажды, когда они все вместе работали над новой пластинкой в студии звукозаписи, вдруг сдвинулся с места стул и открылась дверь. "Это был дух нашего Энди, и это значит, что он доволен, - говорит Морис, - Похоронен он в Лос-Анджелесе, но дух его с нами".
Вот семья почти что и в сборе. В предстоящее турне по Европе, наверное, отправится и отец и будет, как всегда, во время гастролей с железной непреклонностью командовать освещением сцены. Может быть, тогда он улыбнется.



Дискография:

Bee Gees 1st (1967)
Horizontal (1968)
Idea (1968)
Odessa (1969)
Best of Bee Gees (1969)
Cucumber Castle (1970)
2 Years On (1970)
Trafalgar (1971)
To Whom It May Concern (1972)
Life In a Tin Can (1973)
A Kick In The Head Is Worth Eight In The Pants (1973)
Best of Bee Gees Volume 2 (1973)
Mr. Natural (1974)
Main Course (1975)
Children of the World (1976)
Saturday Night Fever (1977)
Spirits Having Flown (1979)
Bee Gees Greatest (1979)
Living Eyes (1981)
Staying Alive (soundtrack) (1983)
E.S.P. (1987)
One (1989)
Tales from the Brothers Gibb (1990)
High Civilization (1991)
Size Isn't Everything (1993)
Still Waters (1997)
One Night Only (1997)
This Is Where I Came In (2001)
Their Greatest Hits: The Record (2001)
Number Ones (2004)
Bee Gees Love Songs (2005)
О чём мало пишут.Jean-Marc Cerrone.

Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=fM84dl1cf4w&feature=player_detailpage

Jean-Marc Cerrone, больше известный как Cerrone, родился в 1952 году в Париже.Вместе с Giorgio Moroder (“первооткрыватель” знаменитой диско-дивы Donna Summer) он внес наибольший вклад в развитие европейского диско, практически, они стали родоначальниками ранней house-музыки. Когда ему было 20 лет, он заключил выгодный контракт с французским продюсером Barclay. Его способность вовремя уловить потребности широкой публики лучше всего отражена в его утверждении: «я не делаю музыку, чтобы донести свои идеи до какого-то меньшинства. Такую музыку лучше творить у себя дома, в подвале. Для меня более важно делать музыку, которая обращается к широкому слушателю - я намеренно хочу работать в коммерческом направлении. Почему это отвергается многими людьми, я не понимаю.» Считая таким образом, он продал более чем 10 миллионов экземпляров пластинок со своими записями в течение 3-ех лет (с 1976 по 1979 годы). Наибольший успех ему принес сингл “Supernature”, достигший первого места в британских чартах в 1978 году. Первый его альбом принес с собой классику диско-музыки - '' Love in C Minor''(1976)- одну из первых диско-композиций, которая была выпущена в удлиненной версии, для того, чтобы полностью занять одну сторону пластинки. «Чувствовать ритм» – это то, что люди подразумевают, когда говорят, что дискотека как бы пульсирует. ''Paradise Cerrone'' также является хорошей композицией, хотя и сильно напоминает “Love in C Minor”, возможно, поэтому этот альбом продавался не слишком хорошо. В альбоме “Supernature” Cerrone несколько изменил свой стиль, и заглавная песня быстро стала настоящей классикой диско, достигнув наибольшей популярности в континентальной Европе. В записи многих хитов Cerrone, в частности, “Supernature” и “Give me love”, принимали участие Stephanie deSkyes (затем она пела в группе Voyage), и Madeleine Bell. В своем пятом альбоме Cerrone отошел от стиля диско к року. Следующие альбомы вышли уже в 80-ых годах, наиболее успешным среди которых стал “Cerrone IX” с композицией “Club Underworld”.

Cerrone было 12 лет когда он впервые сел за барабанную установку. В конце 60х он был очарован группами Chicago, Blood Sweet and Tears, Hendrix и Santana. Он решает не идти по стопам отца и посвятить свою жизнь музыке. Церрон уходит из родительского дома и устраивается на работу к Гилберту Тригано, основателю и владельцу сети отелей Club Med. Он предлагает Гильберту приглашать рок группы на его курорты и занимается отбором исполнителей. Вскоре сам Церрон организовывает группу Kongas и выступает в знаменитом клубе Paragayo в Сан Тропэ. Eddie Barclay понравилось шоу и он подписывает с группой контракт на выпуск первой пластинки BOOM. Группа Kongas имела мэйнстримовое звучание и поэтому Церрон решает выпускать авангардные композиции под своим именем. Он записывает Love in C Minor и относит запись в рекорд компании. Менеджеры лейблов возвращали запись со словами: перед тем, как нести песню к нам, сначала сведите ее!. В те времена никому в голову не приходило начинать песню с ударной партии и баса. Церрон отправляется в Америку и там такой революционный подход нравится боссам Atlantic Records. Пластинка продается тиражом в 3 000 000 экземпляров. Следующий сингл Supernature стал самой продаваемой пластинкой эры диско 5 наград Грэмми, два Золотых Глобуса, 8 000 000 проданных штук. За свою музыкальную карьеру Церрон выпустил 17 полных альбома общим тиражом более тридцати миллионов экземпляров (последний Hysteria), 2 пластинки с живым выступлением и два DVD Live, 4 альбома саундтреков к фильмам Vice Squad, Dancing Machine, Vaudou aux caraibes, Les Secte de Marakech, два альбома с группой Kongas, три альбома трибьютов от артистов-фанов Franckie Knucles, David Morales, Erasure, William Orbit, Kevin Saunderson, Justin Robertson и др. (последний Cerrone by BOB SINCLAIR). Cerrone выступал в Studio 54, его мюзикл шел на Бродвее целый год, в Париже Cerrone играл для 150 000 зрителей, в Токио для 600 000 зрителей, в Ницце для 250 000 зрителей, собрал весь LA на Миллениум в Голливуде и презентовал свой последний альбом при полном аншлаге в знаменитом зале OLYMPIA. Вид выступления: А) Большое шоу 45 минут до 1 часа, Cerrone на ударных, группа (KONGAS), певцы (CERRONE ANGELS) и сын DJ Gregory Cerrone. Б) Cerrone на ударных и его сын DJ Gregory Cerrone. 25 минут шоу на ударных и 2х часовой ди-джей сет Грэгори.

Известно, что отцы кинематографа – братья Люмьер, прическу «ирокез» придумали индейцы, а основателем музыкальных стилей «disco» и «house» считается… Даю руку на отсечение: если ты не матерый меломан, не ответишь ни за что.
О Жан-Марке Церроне весь музыкальный мир трубил во второй половине 70-х годов прошлого столетия, а уже с конца 80-х – начала 90-х этот диско-мен о себе громко не заявлял. Тихонько писал саундтреки к фильмам, продюссировал музыкальные шоу.
Зато наследие музыканта постоянно реинкарнируют современные исполнители: каверы его диско-композиций есть в альбомах «Mojo», «Duft Punk» и т.д. Сам маэстро недавно выпустил альбом «Histeria» с одноименным хитом. Его успешно крутят по радио.
К чему я все это рассказываю? К тому, что 52-летний диско-мэтр недавно посетил Украину. Он приехал в Киев на день рожденья нового украинского журнала об известных людях «VIVA!», чтоб показать свое знаменитое шоу «Histeria party». Подарок от Церрона был эксклюзивный, ведь до вечеринки «VIVA! Hysteria party» нога Жан-Марка на нашу землю не ступала. А когда ступила, все ахнули. В жизни это простой и обаятельный седой мужчина, на сцене – шоу-волшебник и влюбленный в ритм барабанщик. Да-да, он не DJ и не певец, а человек с палочками за ударной установкой. Именно барабаны и перкуссии – основной элемент программы. Ритм музыке задавал Церрон, ему помогали перкуссионисты за африканскими бонго, вокалисты исполняли собственно песни, а ди-джей, сын Жан-Марка – Грегори, своим мастерингом придавал всему этому дискотечный привкус.
Скажу вам, танцевать под «живые», исходящие от человеческих рук, 120 ударов в минуту – интереснее, чем просто под сведение винилов. Экстаз, исходящий от пальцев и барабанных палочек, передавался всем без исключения. Стоять на месте без движения было даже вредно для здоровья: если ты не поддавался предлагаемому ритму, возникала опасность, что внутренние органы начнут двигаться сами.
Ведущая вечеринки Дина Канделаки через микрофон отвесила мсье Церрону кучу комплиментов. Под его хиты танцевал украинский певец ELKРАВЧУК, Юрий Никитин – продюсер Верки Сердючки, Мисс Украина Саша Николаенко, промелькнули Диля и Фагот из хип-хоп команды «ТНМК». Не стоял на месте и поклонник творчества Церрона DJ Fun2Mass (он же – главный редактор «VIVA!») Влад Фисун, которому и пришла в голову мысль пригласить в Киев Жан-Марка. Спасибо им обоим, ведь на таком шоу мы получили настоящий урок по истории диско.





Альбомы

• 1976 – Love in C minor
• 1976 – Cerrone's paradise
• 1977 – Supernature
• 1978 – The golden touch
• 1979 – Angelina
• 1980 – Panic
• 1981 – You are the one
• 1982 – Back track
• 1982 – Your love survived
• 1983 – Where are you now
• 1985 – The collector
• 1989 – Way in
• 1992 – Dream
• 1992 – X-Xex
• 1994 – Human nature
• 2001 – Hysteria
• 2006 – Orange mecanique - the score
• 2007 – Celebrate !



Синглы

• 1976 – Love in C minor
• 1977 – Give me love
• 1977 – Supernature
• 1978 – Sweet drums
• 1978 – Je suis music
• 1978 – Look for love
• 1978 – Rocket in the pocket
• 1978 – Rock me
• 1981 – You are the one
• 1985 – Tripping on the moon
• 2002 – Hysteria
• 2007 – Misunderstanding
• 2007 – Dance ritual
• 2007 – Love ritual
• 2008 – Laisser toucher
• 2008 – It had to be you
• 2009 – Tattoo woman


Сборники

2004 – Culture - Best of
• Give me love
• Love in C minor
• Supernature
• Cerrone's paradise
• Je suis music
• You are the one
• Look for love
• Music of life
• Living on love
• The collector
• Hysteria
• Hooked on you (Jamie Lewis remix)
• Supernature (live)
О чём мало пишут.Grand Funk Railroad.




Смотреть: http://www.youtube.com/watch?v=sSQOeQakExU&feature=player_detailpage

Основанная в 1968 году, "Grand Funk Railroad" была первой американской хард-рок-группой, достигшей массовой известности, при одновременном неприятии многими слушателями и критиками. Команда состояла из гитариста Марка Фарнера (р. 29 сентября 1948, Флинт, США), басиста Мела Шачера (р. 3 апреля 1951, Овоссо, США) и ударника Дона Брюэра (р. 3 сентября 1948, Флинт, США). "Grand funk" был побочным проектом популярной в середине 60-х в окрестностях Мичигана рок-группы "Terry Knight And The Pack". Фарнер и Брюэр оба являлись членами этого коллектива (Брюэр до этого еще играл в "Jazz Masters"). После издания на малоизвестном лейбле "Lucky Eleven" сингла "I (Who Have Nothin)", который достиг 46 позиции в американских чартах, к "Pack" присоединился Шачер, до этого игравший в "? And The Mysterians".
С этого момента Найт забросил свою вокальную деятельность и стал менеджером группы, переименовав ее в "Grand Funk Railroad". Новое трио в 1969 году подписало контракт с "Capitol Records" и немедленно начало делать себе имя, приняв участие на нескольких больших поп-фестивалях. Их первые синглы попадали в чарты, но "Grand Funk" скоро доказал свою реальную силу и на альбомном рынке. "On Time" поднялся на 27 позицию в 1969-м, а "Grand Funk Railroad" 1970 года был уже на 11 месте.
К лету того года концерты группы пользовались большой популярностью, а их альбомы обычно попадали в Топ 10 в течение следующих четырех лет. Из них самый большой успех имел диск 1973 года "We're An American Band", ставший бестселлером и достигший 2 позиции в чартах. Огромный успех группы часто приписывается бурной деятельности ее менеджера Найта. В 1970-м Найт, по слухам, заплатил кругленькую сумму за огромный рекламный щит, установленный на знаменитой нью-йоркской "Times Square". Это было сделано для промоушена альбома "Closer To Home", который впоследствии стал их первым попаданием в Топ 10, а заглавная композиция с этого диска постоянно крутилась в эфире. Та рекламная кампания имела неприятные отклики в прессе, однако популярность коллектива у публики продолжала расти. В июне 1971-го, например, "Grand Funk Railroad" стали второй группой после "Beatles", заполнившей нью-йоркский "Shea Stadium". Их записи продавались в большом количестве, несмотря на то, что многие радиостанции их игнорировали.
Концертник 1970 года, достигший 5-й позиции в чартах, включал в себя знаменитую композицию Фарнера "Mean Mistreater". В следующем году вышли альбомы "Survival" и "E Pluribus Funk", прославившийся своей "круглой" обложкой. В 1972 группа начала разборки с Найтом, закончившиеся рядом судебных процессов по поводу дележа миллионов долларов. После этого менеджером коллектива стал Джона Истмэн, отец Линды Маккартни.
В 1973-м группа сократила свое название до "Grand Funk" и добавила в свои ряды четвертого члена - клавишника Крэйга Фроста (р. 20 апреля 1948, Флинт, США). С продюсером Тоддом Рандгреном парни наконец достигли верхней строчки в хит-парадах со своим синглом "We're An American Band". В 1974 обработка композиции группы "Little Eva" - "The Loco-Motion" также достигла вершины чартов (первый раз в истории американской рок-музыки кавер-версия достигла верней строчки, которую раньше занимал оригинал). В 1975 году популярность команды значительно уменьшилась, и группа вернулась к ее первоначальному названию "Grand Funk Railroad". На следующий год парни заключили контракт с "MCA records" и записали альбом "Good Singin', Good Playin'", продюсировавшийся Фрэнком Заппой. Когда этот релиз не сумел попасть в Топ 50, Фарнер подался в сольную карьеру. Другие члены команды остались вместе, взяли к себе гитариста Билли Элворти, сменили вывеску на "Flint" и потерпели коммерческую неудачу, издав всего лишь один альбом.
В 1981-83 годах "Grand Funk" возродились в составе Фарнера, Брюэра и басиста Денниса Беллингера, и на лейбле "Full Moon" издали пару альбомов "Grand Funk Lives" и "What's Funk?". Но, потерпев очередную неудачу, чтобы возвратить былую силу и красоту, они снова распались. Фарнер возвратился к сольной карьере, а позже присоединился к "Adrenalin". Брюэр и Фрост присоединились к "Silver Bullet Band" Боба Сегера. В 1997 году "Grand funk" снова воссоединились и выпустили диск "Bosnia".

Все это началось 4 июля 1969 года на рок фестивале в городе Анланта. Три малоизвестных музыканта Mark Farner - соло-гитара, Mel Schacher - бас-гитара и Don Brewer - ударные, без всякой раскрутки со стороны шоу бизнеса, произвели ошеломляющий фурор на первом же своем выступлении. То, на что другим группам требовалось несколько лет, у этих парней произошло с первого раза. Еще не выпустив ни одного альбома они приобрели огромное количество фанов только выступая на рок фестивалях. И слух пошел повсюду - да, наконец-то они здесь. Они - это Grand Funk Railroad - легенда хард рока, самая успешная американская рок-группа семидесятых годов. Марк, Дон и Мел организовали Grand Funk Railroad в 1969 после распада группы "TERRY KNIGHT AND THE PACK". TERRY KNIGHT стал продюсером первых и наиболее успешных альбомов группы Grand Funk, когда группа почти сразу же стала феноменально популярной в США и в Японии. Будучи плохо принятой критиками, Grand Funk стала поистине народной группой, побив все существовавшие рекорды популярности. Первый альбом группы On Time вышел спустя четыре месяца после триумфа на фестивале в Атланте, в ноябре 1969 года. Это был первый из 11 ставших подряд золотыми альбомов. Второй апьбом, который назывался просто Grand Funk, вышел в том же году. Мощный, энергичный тяжелый рок в чистом виде, звучащий на максимальной громкости - такова была музыка раннего периода, завоевавшая армию поклонников по всему миру вопреки противодействию музыкального эстеблишмента.
Группа была признана лучшей концертной рок-группой всех времен. Третий альбом Closer To Home, вышедший в 1970 году был другим во многих отношениях - был мягче по звучанию и имел более глубокие по смыслу тексты. Этот альбом по праву считается одним из лучших. Следующий, первый двойной концертный, альбом Live Album был записан на рок фестивале в Атланте в 1970 году. У фанатов группы этот альбом ценится за то, что передает ту неповторимую атмосферу, которая всегда царила на концертах Grand Funk. Этот альбом поднялся на пятое место в чартах США. В 1971 году Grand Funk записал следующий свой альбом Survival, который отличался от остальных более спокойной и рафинированной музыкой и более профессиональной студийной работой. Этот альбом был настолько хорош, что стал золотым в первый же день продаж ! В том же году был записан E Pluribus Funk, с конвертом имеющим форму серебрянной монеты с профилями музыкантов. В этом, типично тяжелом, хардроковом альбоме, затрагивались соцально значимые темы, такие как война во Вьетнаме, экология, перенаселение. Работа басиста Mel'a Schacher'а достигла нового звучания и новых высот. После записи этого альбома из-за возникших разногласий ребята вынуждены были расстаться со своим первым менеджером и продюсером Terry Knight'ом. Взяв четвертым членом группы органиста Craig'a Frost'а, ребята записали первый альбом без Terry Knight'а - Phoenix. Группа как бы возродилась из пепла как птица Феникс. В этом альбоме Grand Funk приобрел новое, необычное, более полное звучание благодаря наличию органа и игре Doug'a Kershaw на элетроскрипке в некоторых композициях. Как и все предыдущие, этот альбом тоже стал золотым. Следующий альбом - We're An American Band, один из самых известных, имел конверт золотистого цвета (здесь не показан) и пластинку сделанную из такого же цвета винила и, естественно, стал еще одним золотым альбомом группы. Ударник Don Brewer принял активное учатие в написании композиций для этого альбома и его голос (не говоря уже о мощных ударных инструментах) превалирует в композициях. Титульная песня с этого альбома стала пожалуй самой известной песней группы, а за самой группой закрепилось прозвище American Band. В 1974 году вышел альбом Shinin' On с единственный в своем роде дизайном - конверт был оформлен в психоделическом стиле и к нему прилагались специальные очки, позволявшие видеть трехмерное изображение музыкантов на конверте. Наиболее известная песня с этого альбома The Loco-Motion также стала хитом в чартах синглов в США, а сам альбом, как все до этого, стал золотым. В том же году вышел новый альбом All The Girls In The World Beware!, который стал необычным в том смысле, что был шагом в сторону поп-музыки. Тем не менее он тоже стал золотым. В 1975 году вышел двенадцатый по счету, двойной концертный, альбом Caught In The Act. Этот альбом показал всю мощь живого звука группы Grand Funk, один из лучших концертных альбомов лучшей концертной супер-группы хард-рока. Однако, крен в сторону поп музыки, наметившийся в предыдущем альбоме группы - All The Girls In The World Beware!, отвратил от группы многих его поклонников, что привело к тому, что новый концертный альбом, невзирая на все его достоинства, не был продан в ожидаемом объеме и стал первым альбомом не ставшим золотым. Было очевидно, что популярность группы падает. Последним альбомом группы выпущенной звукозаписывающей компанией Capitol records, компанией на которой были записаны все предыдущие альбомы, стал Born To Die, выпущенный в 1976 году. Многозначительный дизайн альбома, где на обложке конверта были изображены музыканты группы, лежащие в гробах, вызывало неприятные предчуствия у многочисленных поклонников, что этот альбом может стать последним. Он также был сделан в легкой, не свойственной Grand Funk, манере. Но это не могло спасти положения. Grand Funk не мог совладать с набираюшим силу течением диско, продажи продолжали падать и Capitol records пришлось расстаться с группой. В попытке найти новый, более привлекательный, стиль исполнения, Grand Funk приглашает Frank'a Zappa продюссировать новый альбом, на студии МСА records. Он также имел многозначительное название - Good Singin', Good Playin'. Этот альбом с наиболее, пожалуй, совершенной студийной работой и звучанием считается у поклонников группы одним из лучших. Но времена уже изменились, рок вышел из моды и альбом, увы, так и не стал золотым. Сигнал был понят правильно и после этого альбома группа решила уйти находясь на вершине славы. После распада, в 1976 году, Mark Farner организовал "Mark Farner Band". Другие участники группы продолжали выступать под названием "Flint". С годами у Mark'a Farner'a усиливались религиозные убеждения, которые чувствовались во многих песнях Grand Funk. В 1981 Gand Funk сделал попытку вернуться выпустив альбом Gand Funk Lives?, а затем What's Funk, с новым бас-гитаристом Денисом Берлингером, однако без большого успеха. Группа распалась вновь и надолго. И вот, по прошествии 15 лет, Grand Funk, к радости своих старых поклонников, объединился в первоначальном составе: Farner, Schacher, Brewer, дав первый объединительный концерт в Детройте и начав длительный гастроли по США, которые продолжаются и по сей день (май 1998). В октябре 1997 года Grand Funk выпустил новый двойной концертный CD Bosnia, восторженно принятый поклонниками группы.


Дискография:

On Time - 1969
Grand Funk - 1969
Closer To Home - 1970
Survival - 1971
E Pluribus Funk - 1971
Phoenix - 1972
We're An American Band - 1973
Shinin' On - 1974
All The Girls In The World Beware! - 1974
Caught In The Act - 1975
Born To Die - 1976
Good Singin' Good Playin' - 1976
Grand Funk Lives! - 1981
What's Funk? - 1983
Bosnia – 1997
О чём мало пишут.Vangelis

Смотреть: http://www.youtube.com/watch?v=GOwuniIgYXM&feature=player_detailpage
Слушать: http://my.mail.ru/cgi-bin/my/audiotrack?file=4b746bc592b8ea321243caee7909a211&uid=-364897


ВАНГЕЛИС (Vangelis) (настоящее имя Евангелос Одиссей Папатанассиу, Evangelos Odyssey Papathanassiou) (р. 29 марта 1943, Волос, Греция), греческий музыкант (фортепиано) и композитор.
Рано обнаружив музыкальную одаренность, самостоятельно освоил фортепиано; затем изучал классическую музыку в афинской Академии изящных искусств. В начале 1960-х гг., еще будучи студентом, начал свою профессиональную музыкальную карьеру клавишником в поп-группе FORMYNX; позже вошел в состав APHRODITE'S CHILD, где выступал вместе с известным греческим певцом Демисом Руссосом. После переворота в Греции группа перебралась во Францию и добилась внушительного европейского успеха с хитами Rain And Tears, It's Five O'clock и Break. Записав в 1972 альбом 666, выдержанный в апокалиптической тональности, APHRODITE'S CHILD распалась.
Сольную карьеру музыкант начал под именем Вангелис в 1971, записав в Париже альбомы The Dragon и Hypothesis. В 1972 он начал сотрудничать с французским кинопродюсером Фредериком Россифом (Frederick Rossif) и принял участие в создании музыки к фильмам L'Apocalypse des Animaux и La Fete Sauvage. В 1974 Вангелис перебрался в Лондон и основал собственную студию звукозаписи «Nemo», где в том же году вышел его диск Earth с синтезаторным саундом. В последующие годы музыкант выпустил еще несколько интересных альбомов инструментальной музыки, однако наибольшей популярности он добился музыкой к кинофильмам. Саундтрек фильма Дэвида Патнема «Колесницы Огня» (Chariots of Fire, 1981) надолго завоевал хит-парады по обе стороны Атлантики и принес композитору премию «Оскар» в 1982. Музыка Вангелиса звучит в таких фильмах, как «1492 — Conquest Of Paradise», «Blade Runner», «Bitter Moon», а также в документальных лентах Жака Ива Кусто.
Еще в 1974, когда группа YES искала замену ушедшему в первый раз Рику Уэйкмену, выбор вокалиста и лидера группы Йона Андерсона пал именно на Вангелиса, однако вакансию в конечном счете занял Патрик Мораз. Тем не менее оба не оставляли мыслей о сотрудничестве. Осенью 1979 Андерсон опять позвонил Вангелису. В январе 1980 дуэт JON AND VANGELIS дебютировали на Polydor альбомом «Short Stories», а к сентябрю выбранная для сингла I Hear You Now поднялась до 58-й строки. Следующая работа дуэта «The Friends Of Mr. Cairo» оказалась крайне удачна и принесла JON AND VANGELIS 6-е место в Англии, 64-е в США и хит I'll Find My Way Home (№ 6 и № 51). В 1983 последовали новые работы с Андерсоном: альбом «Private Collection» и сингл He Is Smiling (№ 22 и № 61). В августе 1984 сингл JON AND VANGELIS State Of Independence поднялся до 67-й отметки в списках Billboard, а сборник лучших номеров дуэта стал 42-м.
Кроме того, Вангелис успешно продолжал сольную карьеру, на протяжении 1980-90-х гг. выпустив ряд ярких альбомов; он также написал музыку к серии документальных фильмов французского путешественника и ученого Жака Ива Кусто. В 1992 музыкант был награжден почетным Рыцарским орденом Франции за заслуги в области искусств.
Как вы думаете, сложно ли сочинять музыку, не зная нот? Оказывается, при этом можно, как Вангелис, творить шедевры и быть знаменитым. И здесь "заслуга" не только первоклассной современной технологии, но в первую очередь таланта самого Вангелиса - одного из величайших композиторов нашего времени.
В нашем рассказе о знаменитом греческом композиторе не будет ни сенсаций, ни "жареных" фактов из личной жизни Вангелиса. И это не потому, что он - небожитель, творящий где-то там, далеко, с высот своего Олимпа взирающий на нас, смертных. Нет, Вангелис - обыкновенный человек, живущий своей обыденной жизнью. Просто его музыка и есть самое большое приключение, и если тебе, глубокоуважаемый читатель, захочется послушать ее, отправившись вместе с композитором в увлекательное путешествие, то наша цель будет достигнута. Итак, в путь!
Вангелис - один из тех людей, которые начинают ходить, разговаривать и сочинять музыку практически одновременно. История, к сожалению, не донесла до нас, что же сочинял этот грек в чудесном младенческом возрасте. Можно только сказать, что музыкальная карьера Вангелиса началась практически с четырех лет. А уже в шесть лет маленький гений в первый раз публично исполнил свои сочинения. Может быть, эти первые детские опыты и стали тем толчком, что подвиг его впоследствии на постоянные новаторские изыскания по расширению музыкального языка, эксперименты с различными звуками. Может быть, это и был пролог поисков того уникального стиля, благодаря которому этот "электронщик" столь знаменит сейчас.
Известность же пришла к Вангелису в середине шестидесятых, когда он вместе с Демисом Руссосом организовал группу ДитЯ Афродиты. Затем дороги этих гигантов разошлись, и в конце шестидесятых Вангелис приезжает из Греции в Париж. Именно там он и продолжил свои эксперименты. Именно там Вангелис сочинил "The Poeme Symphonique" ("Симфоническую поэму") и выпустил первый сольный альбом "Earth" ("Земля"). В славном городе Париже он начал сотрудничество с французским кинорежиссером Фредериком Россифом. Для него Вангелис сочинил музыку к трилогии фильмов "Contique Des Creatures", посвященных творчеству Пикассо, Жоржа Матье и Жоржа Брейга. Затем для все того же Фредерика Россифа Вангелис пишет музыку к серии фильмов о жизни дикой природы. Это были "Apocalypse Des Animaux", "La Fete Sauvagy", "Opera Sauvage" и "Sauvage et Bequ".
На этом Вангелис не успокоился. Бурному таланту уже требовалась для своих музыкальных изысканий отдельная студия. И вот в середине 70-х он перебирается в Лондон. Там неутомимый композитор и создал собственную музыкальную студию-лабораторию. В ней он уже мог спокойно сочинять новаторскую электронную музыку, тем более что обстановка способствовала этому. Там Вангелис один за другим записывает альбомы "Heaven And Hell" ("Небеса и ад"), "Albedo 0.39" ("Альбедо 0.39"), "Spiral" ("Спираль"), "Beauborg", "China" ("Китай") и "See Your Later" ("Увидимся позже"). В этих альбомах Вангелис оригинально синтезировал акустическую и электронную музыку. В ряду этих работ нельзя не сказать особо об альбоме "China". Там фольклорные мотивы не просто гармонично сочетаются с электронными мелодиями. Работая над этим альбомом, композитор смог тонко почувствовать сам дух Китая, проникнуть в мировосприяие жителей этой страны. Фактически именно с тех пор фирменный звук Вангелиса и получил мировую известность и признание.
Но тягу на родину преодолеть невозможно, и в 1978 году он возвращается в родную Грецию. Там Вангелис вместе с известной греческой певицей Ирен Папас создал альбом "Odes" ("Оды"). Это было оригинальное собрание старинных византийских и традиционных греческих народных песен.
Эти опыты нисколько не успокоили могучую натуру композитора, и годом позже разносторонний Вангелис внезапно начинает сотрудничать со знаменитым Джоном Андерсоном из "Yes". Может, для многих это и явилось неожиданностью, но не для самого композитора: ведь интересы маэстро чрезвычайно широки и разнообразны. Благодаря этому "звездному" сотрудничеству появилось "всего лишь" несколько альбомов. Это были "Short Stories" ("Короткие рассказы"), "The Friends Of Mr. Cairo" ("Друзья господина Каиро"), "Private Collection" ("Частная коллекция") да еще несколько синглов, не избежавших "тяжелой" участи стать хитами. Но более значительные творческие удачи и слава были еще впереди.
В 1981 году выходит фильм "Chariots Of Fire" ("Огненные колесницы") с музыкой Вангелиса. За эту музыку он удостоился "Оскара" и славы. К сожалению, громкий успех "Chariots Of Fire" оставил в тени несколько интересных последующих работ композитора. Особенно обидно за чудесный альбом "Antarctica" ("Антарктика"). Суровая и величественная тема Антарктики пронизывает весь этот цельный альбом. Это была музыка к одноименному фильму японского кинорежиссера Кариоси Курахары. Между прочим, "Антарктика" стал самым кассовым из всех фильмов, когда-либо созданных в Японии. Незаслуженно забытой осталась и футуристическая музыка к фильму американского режиссера Ридли Скотта "Blade Runner" ("Бегущий по лезвию"), дошедшая до слушателей гораздо позже, а также звуковая дорожка к "Missing" ("Пропавшие без вести").
Этим Вангелис не ограничился. Музыка для театра также притягивала его, и в 1983 году он пишет музыку для греческой трагедии "Электра". Этот спектакль поставил Михаэль Какаянис, а главную роль сыграла уже знакомая нам Ирен Папас. Постановка шла под открытым небом в греческом амфитеатре "Эпидаврос".
Годом позже Вангелис так вдохновился сменой времен года, что выдал альбом "Soil Festivities" ("Праздники Земли"). В то же время он не забывал и о музыке к кино, записав звуковую дорожку к фильму "The Bounty".
Вангелис настолько разносторонен, что сам по себе напрашивается вопрос: в каком жанре мастер еще не попробовал свои силы? Ответ очевиден: это конечно же симфоническая музыка. Но такое досадное "недоразумение" Вангелис исправил, причем сделал это как всегда талантливо. В 1983 году он создает музыку к балету "R. B. Sque". Затем последовали "Wayne Eagling", "Modern Prometheus" ("Современный Прометей") и "The Beauty And The Beast" ("Красавица и чудовище"). Музыка к балету "The Beauty And The Beast" была специально написана для труппы знаменитой "The Royal Ballet Company". Кроме этих работ, плодовитый Вангелис выпускает альбом симфонической музыки "Invisible Connections" ("Невидимые связи"), а в 1985 году - альбом симфонической и хоральной музыки "The Mask" ("Маска").
Мода на благотворительные концерты для какого-нибудь Фонда-Ради-Спасения не обошла стороной и Вангелиса. Летом 1987 года он в Греции организовывает два концерта в Афинах для Фонда Спасения Акрополя.
В том же году произошло еще одно важное событие в творческой жизни композитора. Вангелис приступил к созданию серии альбомов, каждый из которых должен был представлять собой цельную, объединенную неким внутренним содержанием работу. Они должны были охватить широкий спектр музыки. Первый из этой серии альбом "Direct" ("Прямой") появился в 1988 году и стал заметным событием музыкальной жизни. Этот мощно звучащий, энергетичный диск - один из лучших среди просто-таки огромного числа работ Вангелиса.
Годом позже выходит альбом "Themes" ("Темы"). В него вошли композиции с прошлых дисков Вангелиса. Несколько чарующих ранее нигде не изданных мелодий придали "Темам" особую красоту. В 1990 году вышел следующий альбом "The City" ("Город"), наполненный специфическими городскими звуками.
И здесь, переведя дух и затаив дыхание, приготовимся к самому интересному. Ибо близился год 500-летия открытия Америки. Этому событию и посвятил свой фильм известный американский режиссер Ридли Скотт, решив после удачно прошедшей "Тельмы и Луизы" обратиться к прошлому. После сотрудничества с Вангелисом в "Бегущем по лезвию" Скотту ничего не осталось, как предложить маститому экспериментатору написать музыку и к этому фильму. Что Вангелис и сделал. И с каким блеском! Альбом наполнен сочетаниями различных звуков (эксперименты со звуками - вообще особый конек Вангелиса) и музыкальных стилей. Его композиции охватывают различные направления - от фольклорных напевов до симфонических партий. "Conquest Of Paradise" ("Завоевание рая") - так называется звуковая дорожка к фильму "1492". Если Кристофор Колумб и не нашел райские кущи, то музыка Вангелиса убеждает в обратном. Композитор создает свой персональный рай. И слушатель либо вовсе не заметит его, либо будет полностью захвачен им в плен. Ох и трудно будет выйти ему из этих загадочных музыкальных чащоб! Шедевр Вангелиса одновременно и соответствует исторической эпохе открытия Америки, и несмотря на это современен.
Что же рассказывал сам Вангелис о работе в кино? По его словам, самая лучшая музыка к фильму может быть создана тогда, когда имеется тесное сотрудничество кинорежиссера и композитора. "Работа с кинорежиссером - это вопрос совместимости,- так говорит мастер.- Вам необходимо достичь позитивного обмена идеями для получения правильного результата." Вангелис хочет, чтобы музыка не рассматривалась лишь как еще один ингредиент фильма. По его убеждению, она - неотъемлемая и основная часть благодаря способности музыки воздействовать на настроение фильма. Это-то и доказывают многочисленные звуковые дорожки Вангелиса.
Жизнь не стоит на месте, и вот к концу 94 года выходит альбом "Blade Runner". Через двенадцать лет после выхода на экраны фильма "Бегущий по лезвию" знаменитая музыка к нему наконец-то стала доступна слушателям. Кроме того, на альбоме есть кое-что еще, потому что Вангелис добавил и новый материал. Это не вошедшие в фильм темы. "Бегущий по лезвию" стоит особняком среди дисков Вангелиса. Альбом отличает поразительная лаконичность. Избегая громоздких, навязчивых тем, Вангелис идеально внедряет свой электронный звуковой пейзаж в фильм. Музыка подчеркивает показанное в нем темное клаустрофобное будущее. Известные критики отозвались об этом альбоме в превосходных тонах. Даже по мнению этих строгих и важных судей, Вангелис в своем творении предвосхитил аж на десятилетие трансэлектронную культуру! В этом ему помогла своим бессловесным вокалом Мэри Хопкин в песне "Rachel" ("Рэйчел"). Но самым оригинальным оказалось участие кого бы вы думали? Конечно же, хорошо знакомого нам Демиса Руссоса! Он убедительно поет на выдуманном языке в композиции "Tales Of The Future" ("Легенды о будущем").
В 1995 году композитор продолжил серию альбомов, начатую с "Direct" и "City". Он записывает "Voices" ("Голоса"), являющийся, по моему мнению, лучшим из его многочисленных творений.
Начинается альбом с величественно звучащей композиции с одноименным названием, и поначалу кажется, что "Голоса" - это всего лишь продолжение нашумевшего "1492". Это предположение подтверждают две следующие монументальные композиции "Echoes" ("Эхо") и "Come To Me" ("Приди ко мне"), но затем оказывается, что они были только вступлением. Никак не может обойтись Вангелис без мощных, "героических" тем! Сам же альбом, по существу, начинается с композиции "Ask The Mountains" ("Спроси у гор"), в которой чарующий, какой-то особенно чистый женский голос сочетается с удивительно нежным звучанием.
Вообще по восприятию для меня Вангелис очень близок к загадочной ирландке - Энии. Для меня эта пара - как музыкальное олицетворение мужественности и женственности, инь и янь: могучая гармонизированная палитра солнечного Вангелиса и таинственная "лунная" музыка Энии. Хотя мое мнение может показаться спорным, но для меня эти две совершенно разные, наверно, и не знакомые друг с другом личности образуют гармоничное целое.
Фирменное же звучание Вангелиса спутать с чем-то абсолютно невозможно - и "героика", и лирика у него совершенно особенные. Начиная с "Спроси у гор" окунаешься в мистерию звуков блистательного композитора. Хороши и строгая, но полная оптимизма "Messages" ("Послания"), и эффектная кода "Dream In An Open Place" ("Сон на открытом пространстве"). Его музыку можно охарактеризовать как безграничную, она дает ощущение пространства.
В позапрошлом году вышел последний на сегодняшний день альбом "Oceanic" ("Океанический"), наполненный успокаивающими морскими звуками. Он приятен по звучанию, хорошо подходит для отдыха, но все-таки не дотягивает до уровня "Voices".
Нет, не собирается Вангелис почивать на лаврах! Экспериментатор старается сократить расстояние между вдохновением и реализацией своих идей. Он даже разработал специальную технологию, позволяющую сочинять, аранжировывать и записывать музыку одновременно без компьютерного программирования. Вангелиса можно назвать электронщиком номер один и одним из лучших композиторов современности. Неизвестно, в какие еще формы выльются его постоянные эксперименты, что родится у Вангелиса в результате неустанных поисков. Композитор работает на стыке многих направлений, и неудивительно, если он вдруг выступит в совершенно новом амплуа. Не сомневайтесь - это будет как всегда талантливо. Сам же скромняга Вангелис так говорит о своем творчестве: "Я существую подобно каналу, по которому музыка переходит от хаоса к шуму." Так и создаются легенды о настоящем

Студийные альбомы:

• 1971 Fais Que ton Reve Soit Long Que la Nuit
• 1971 Dragon
• 1971 Hypothesis
• 1973 Earth
• 1974 E tu (+ Claudio Baglioni)
• 1975 Heaven And Hell
• 1976 Albedo 0.39
• 1976 Concerto Per Margherita (+ Ricardo Cocciante)
• 1976 Phos (+ Socrates)
• 1977 Spiral
• 1977 Ignacio
• 1977 Magic (+ Demis Roussos)
• 1978 Beaubourg
• 1978 Odes (+ Irene Papas)
• 1979 China
• 1979 Opera Sauvage
• 1979 Short Stories (+ Джон Андерсон)
• 1980 See You Later
• 1981 Chariots Of Fire
• 1981 The Friends of Mr.Cairo (+ Джон Андерсон)
• 1983 Private Collection (+ Джон Андерсон)
• 1983 Antarctica
• 1984 Soil Festivities
• 1985 Invisible Connections
• 1985 Mask
• 1986 Rhapsodies (+ Irene Papas)
• 1988 Direct
• 1989 Themes
• 1990 The City
• 1991 Page of Life (+ Джон Андерсон)
• 1992 1492 Conquest of Paradise
• 1994 Blade Runner
• 1995 Voices
• 1995 Ask The Mountains (вместе с Stina Nordenstam) — довольно известная композиция, часто используется в рекламных роликах за её «атмосферный» звук.
• 1995 Foros Timis Ston Greco (A Tribute To El Greco)
• 1996 Oceanic
• 1997 Portraits
• 1998 El Greco
• 2001 Mythodea
• 2004 Alexander
• 2007 Bladerunner. Anniversary Edition (3CD)
• 2007 El Greco. OST.


Саундтрэки к фильмам:

• 1963 O Adelfos mou o trohonomos
• 1966 5000 psemata
• 1966 To Prosopo tis medusas
• 1970 Sex Power
• 1972 L’Apocalypse Des Animaux
• 1972 Salut, Jerusalem
• 1973 Преступление и страсть
• 1974 Amore
• 1974 Le Cantique des cr&#233;atures: Georges Mathieu ou La fureur d'&#234;tre
• 1975 Ignacio / Entends-Tu Les Chiens Aboyer?
• 1975 Le Cantique des cr&#233;atures: Georges Braque ou Le temps diff&#233;rent
• 1976 Преступление и страсть
• 1976 La Fete Sauvage (The Wilderness Party)
• 1977 Entends-Tu les Chiens Aboyer
• 1978 Призрак оперы
• 1980 Mater amat&#237;sima
• 1980 Prkosna delta
• 1981 Огненные колесницы
• 1981 Die Todesg&#246;ttin des Liebescamps
• 1982 Бегущий по лезвию (Оригинальная запись выпущена в 1994)
• 1982 Пропавший без вести
• 1982 Le Cantique des cr&#233;ature: Pablo Picasso pintor
• 1982 Год, опасный для жизни
• 1983 Antarctica
• 1983 Nankyoku monogatari
• 1984 Мятежный корабль
• 1984 Sauvage Et Beau (Wild & Beautiful)
• 1985 Чудеса жизни
• 1986 Der Rosenk&#246;nig
• 1987 Тот, кто меня бережёт
• 1988 Nosferatu a Venezia
• 1988 Le D&#238;ner des bustes
• 1989 Франциск
• 1989 Russicum — I giorni del diavolo
• 1990 Розенкранц и Гильденстерн мертвы (балет)
• 1992 Горькая луна
• 1992 1492: Завоевание рая
• 1993 Бегущий по лезвию — private release
• 1994 De Nuremberg &#224; Nuremberg
• 1995 Весельчак
• 1996 Cavafys
• 1999 Музыка сердца
• 2000 Скажи, что любишь!
• 2001 I Hope…
• 2003 Старая закалка
О чём мало пишут.URIAH HEEP.

Слушать: http://www.youtube.com/watch?v=hGbgMXzJvYQ&feature=player_detailpage

В 1967 году Мик Бокс, уроженец Уолтемстоу, в равной степени любивший футбол и музыку, решил отдать предпочтение последней и образовал The Stalkers. После того, как из состава ушел вокалист, Роджер Пенлингтон, игравший на барабанах, предложил прослушать своего кузена Дэвида Гаррика (David Garrick). «Он был частым гостем на наших концертах: приняв по несколько пинт, мы начинали распевать старые рок-н-ролльные вещи, — вспоминал Бокс. — Вот и перед прослушиванием я предложил ему хорошенько подзаправиться, чтобы снять неуверенность. Мы сыграли несколько вещей — и история началась!» Дуэт Бокс-Гаррик стал ядром группы; вскоре каждый из них оставил основную работу и решил посвятить себя профессиональной музыкальной деятельности. Свой новый состав они назвали Spice, а Дэвид принял сценический псевдоним: Байрон (David Byron: род. 21 января 1947 года, умер 28 февраля 1985 года). За ударные сел Алекс Нэпьер, найденный по объявлению в газете (чтобы обойти главное из условий — отсутствие брачных уз, — он свою жену выдал за сестру), а из The Gods пришел басист Пол Ньютон, чей отец временно взял на себя обязанности менеджера и постепенно довел своих подопечных до уровня лондонского клуба «Марки». В конце 1969 года группа встретила на своем пути продюсера и менеджера Джерри Брона: тот побывал на ее выступлении в клубе «Блюз Лофт» и тут же предложил контракт со своей компанией Hit Record Productions Ltd (работавшей с Phillips Records). «Мне показалось, что группа способна к быстрому развитию, именно поэтому и взял их к себе», — вспоминал Брон. Вскоре группа оказалась в студии Lansdowne, изменила название на Uriah Heep (о Диккенсе в рождественские дни 1969 года говорили все — как раз отмечалась сотая годовщина со дня его смерти) и решила, что ей необходим клавишник. Сначала Брон привел сешшнмена Колина Вуда, затем в качестве постоянного участника был приглашен Кен Хенсли (Ken Hensley, род. 24 августа 1945 года в Пламстеде, на юго-востоке Лондона), игравший до этого в группах The Gods и Toe Fat. Появление в группе клавишника-новатора, увлеченного созданием качественно нового звучания, оказало решающее влияние на творческое развитие коллектива. Впрочем, вклад Хенсли в первый альбом ограничился переработкой партий, записаных Вудом. Большую часть материала для пластинки написали Бокс и Байрон; самой яркой вещью здесь стала Gypsy, идеально отразившая в себе ранний стиль группы: тяжелый бит, сгущенный звук гитары, «обернутой» орѓаном и меллотроном, многоголосица, полученная многократным студийным наложением. Во многих отношениях это был один из первых удачных примеров экспериментальной хард-рок-эклектики, созданный за три года до первых записей Queen, считающихся в этой области пионерами.

Рубеж 1970-х гг. отмечен в истории рок-музыки серьезным переломом. Стремление рок-музыкантов раздвинуть границы своего стиля, поэкспериментировать со звуками, тембрами, инструментами (помните the Beatles с их «Револьвером») привело к рождению т.н. прогрессивного рока. Его природа уводила в сторону от развлекательного заряда музыки основной массы поп- и рок- групп 1960-х гг. Прогрессивные исполнители создавали произведения из «потока мыслей», в причудливых и сложных композиционных построениях зашифровали «послания человечеству» и «братьям по разуму». В общем, прогрессивные музыканты разглядели в роке Искусство и постарались раскрыть для всех его потенциальные возможности. Слово «коммерция» на некоторое время перестало для них что-либо значить, творчество означало все.
В течение каких-то четырех-пяти лет прогрессивный рок раздробился на целый ряд более-менее самостоятельных течений, которые формировались за счет поисков талантливых рок-музыкантов в разных областях и сферах музыкального искусства. Принято выделять: арт-рок, хард-рок, барокко-рок, джаз-рок и некоторые другие. Первые два из этого ряда пользовались бесспорной популярностью, а такие группы, как Genesis, Yes, King Crimson, Led Zeppelin, Deep Purple стали «звездами» рока первой величины.
Очевидно, что хард-рок оказал на современную музыку наибольшее влияние. Возникнув сначала как стиль, он превратился с годами в музыкальную форму. Ее главная отличительная черта — рифф, мощная гитарная фраза, «подстегивающая» ритм, исполняемая обычно в унисон на гитаре и басу, вошла в арсенал, практически, всех рок-музыкальных стилей. Помимо основанного целиком на хард-роке стиля хеви метал, давно появились группы, исполняющие «утяжеленный» (хард значит «тяжелый» по-английски) вариант того или иного музыкального формата: «тяжелый рок-н-ролл» (Twisted Sister), «тяжелый блюз» (Aerosmith), «тяжелый арт-рок» (Styx), «тяжелый панк-рок — хардкор» (Suicidal Tendencies) и даже «тяжелый рэп» (Beastie Boys).
Своим появлением «хард-рок» обязан многим группам 1960-х гг., в первую очередь блюзовым, таким как Rolling Stones, the Kinks и the Who, но окончательное свое оформление «тяжелый рок» нашел в композициях групп Led Zeppelin и Deep Purple. По сути эти два ансамбля открыли новую страницу в истории рок-музыки, а яркость и мастерство их исполнителей, мощь и напор их музыки привлекли множество последователей. Среди последних можно выделить такие коллективы, как американские Blue Cheer и Grand Funk Railroad, английские Black Sabbath и Judas Priest, австралийский АС/ДС, немецкий Scorpions, швейцарский Krokus.
Особое место в этом ряду занимает английский ансамбль Uriah Heep. Первые работы группы, которые пришлись на годы расцвета творчества Led Zeppelin и Deep Purple, вызвали у критиков раздражение и не совсем оправданные упреки в несамостоятельности. Говорили о том, что Uriah Heep копирует работы Deep Purple, идет в фарватере более именитой группы. Один рок-журналист даже остроумно пообещал: «Я готов наложить на себя руки, если Uriah Heep ждет хоть какая-нибудь известность». Журналист не сдержал обещанного слова и остался жить на белом свете после того, как отношение к английской команде изменилось. Небеса также не поразили его молнией за лукавство, ну, a Uriah Heep, думаю, простили незадачливого критика. Надо ж так ошибиться: именно Uriah Heep сумела внести в хард-рок элементы подлинного артистизма, ее деликатный «саунд», овеянный прочувственными органными мелодиями, незабываемыми хоровыми эффектами, доказал всем свою уникальность. Uriah Heep за годы своего существования пополнила сокровищницу рок-музыки великими композициями: «Июльское утро», «Цыганка», «Легкая жизнь», «Хищная птица», «Возвращение к фантазии» и многими другими. К счастью, сегодня россияне получают прекрасный подарок — «Эс-Эн-Си Рекордз», детище знаменитого Стаса Намина, решило выпустить практически всю дискографию группы Uriah Heep. Те, кто знаком с творчеством этого ансамбля имеют возможность за вполне умеренную плату приобрести для своей коллекции любимые пластинки, сделанные по лицензии «один в один». А тех, кто знает Uriah Heep лишь понаслышке, ожидает превосходное открытие — стоит только купить любой из альбомов и поставить на проигрыватель.
В то же время, думается, что как и молодым, так и поклонникам рока со стажем будет небезынтересно узнать подробную историю Uriah Heep. Предлагаем ее вашему вниманию.
Отцами-основателями» рок-группы Uriah Heep были два английских музыканта, которые приросли к рок-музыке еще в юношеские годы — Дэвид Байрон (родился в Эппинге, Эссекс, 29 января 1947 г.) и Мик Бокс (родился в Лондоне 8 июня 1947 г.). Первый из них, говорят, в возрасте не то семи, не то восьми лет почувствовал, что петь ему гораздо легче, чем говорить. Предприимчивые родители смекнули, что на способностях своего сына могут нажить неплохой капитал в обществе и стали таскать его за собой, куда бы ни направлялись: загород с друзьями, в кемпинг, на праздник, в клуб. И везде маленькому Дэвиду приходилось выполнять десятки заказов: «Спой то, спой се», а заботливые родители подталкивали ребенка в спину: «Ну, давай, тебя же просит дядя Роджер». К счастью, эти импровизированные выступления в кругу знакомых и соседей не полностью отбили у Байрона-младшего охоту к музыке, и хотя он так и не выучился игре ни на одном инструменте, петь не прекратил и даже сочинял мелодии. Некоторые из них стали известны, и вошли в репертуар исполнителей из Эссекса.
Почувствовав, что ему вполне по силам самому зарабатывать себе на жизнь, юный музыкант стал искать достойную работу. Начинать приходилось с малого: подпевать исполнителям, участвовать в хорах, а несколько раз ему особо повезло: он принимал участие в записи анонимных кавер-альбомов. Этот вид бизнеса был в 1960-е гг. распространен среди фирм-грамзаписи. Их агенты набирали за скромную плату малоизвестных исполнителей которые перепевали популярные песни. Получался диск хитов, но указание на обложке, кто исполняет песни, отсутствовало. Что интересно, Дэвид Байрон пел на нескольких таких дисках с одним парнем по имени Реджинальд Дуайт, который позднее стал известен под псевдонимом Элтон Джон.
В семнадцать лет Дэвид пришел к выводу, что исполнять самому свои собственные вещи куда выгодней, чем за гроши отдавать их кому-то или петь чужие. Он присоединился к группе the Stalkers («Сталкеры»).
В этой группе в то время уже играл некий Мик Бокс. Этот длинноносый, маленького росточка паренек был влюблен в рок-музыку по уши, но страдал от медлительности собственного прогресса в этом виде искусства: лишь в четырнадцать лет он начал учиться игре на гитаре, и хотя голову ему переполняли всяческие музыкальные идеи, он не всегда мог адекватно их воспроизвести на своем инструменте. Поэтому Мик принял появление Дэвида Байрона как подарок судьбы. Конечно же, приход такого опытного человека, имевшего к 1964 г. вполне солидный (по мнению начинающего Бокса) багаж записей и выступлений, мог принести неоценимую помощь группе. Мик тут же привлек Дэвида к сочинению и аранжировке новых песен для репертуара ансамбля.
Но не все получалось. Ни известность, ни успех не пришли. Больше всех переживал Мик. Он был готов удавиться, только кто-нибудь бы приметил «сталкеров». Ноль внимания со всех сторон. Бокс впадает в продолжительную депрессию и лишь в 1966 г. решает вновь вернуться к музыкальной деятельности. Старый приятель Дэвид Байрон протягивает ему руку помощи. Вместе ребята создают новый ансамбль — Spice («Грабитель»). Помимо них двоих в составе группы появляются ударник Эл Напьер и басист Пол Ньютон. Последний ради выступлений вместе с Боксом и Байроном покидает свою предыдущую группу the Gods («Боги» — не меньше, не больше), в которой, между прочим, рядом с ним играл Мик Тэйлор, взлетевший к вершинам мировой славы, удачно заменив в 1969 г. Брайана Джонса в составе легендарных Rolling Stones (а вместо Ньютона в the Gods приходит...Грег Лейк, будущий басист King Crimson и ELP).
В таком виде ансамбль Spice существует несколько лет. В самом конце 1969 г. вокруг музыкантов стал увиваться музыкальный коммерсант Джерри Брон. Он некоторое время приглядывался к ним, а в начале следующего года предложил свои услуги в качестве менеджера. Так возник Uriah Heep — «Юрай Хип». Название — имя собственное. Так именовался персонаж в романе Чарльза Диккенса «Дэвид Копперфильд». В русском переводе этого героя писали как Урия Гип. У Диккенса Урия — малоприметный человечек, вечно простирающий руки к собеседнику, постоянно готовый к самобичеванию, рассказывающий всем и каждому о своем низком положении, но всегда готовый на подлость и очень коварный.
Название ансамблю было подобрано не совсем с потолка. В тот год вся Англия отмечала юбилей Чарльза Диккенса. Везде было полно плакатов и афиш, связанных с именем великого писателя. Даже менеджер Spice не поленился пойти на фильм «Дэвид Копперфильд». По словам Мика Бокса после сеанса он ворвался в студию и с порога закричал: «Юрай Хип» — вот как будет называться ваш коллектив». Все музыканты повернули к нему головы и дружно сказали: «Нет! Ни в косм случае!». Но часто бывает так что вещь, которая не нравится с первого взгляда, через некоторое время начинает казаться все более привлекательной. Название «прилипло».
Пол Ньютон предложил музыкантам усилить оркестр вводом клавишника и, получив согласие, в феврале 1970 г. посоветовал своему другу Кену Хенсли заполнить вакансию. Uriah Heep превратился в квинтет.
Кен Хенсли (родился 24 августа 1945 г.) не сразу определил свои пристрастия в области клавишных инструментов. В юные годы он неплохо играл на гитаре и именно в качестве гитариста присоединился к своей первой группе — Kit & the Saracens, которая базировалась в английском городе Стевенайдж. Следующим «пунктом» на его пути к Uriah Heep был соул-бэнд Джимми Брауна — The Jimmy Brown Sound затем Кен Хенсли основал группу The Gods, уже знакомую нам, где басистом был Пол Ньютон. После распада «Богов» Кен играл в группе Клиффа Беннетта Toe Fat. В се составе он принимал участие в записи диска «Toe Fat». Таков был его послужной список до февраля 1970 г., когда музыкант получил приглашение присоединиться к Uriah Heep.
Деятельность ансамбля началась вполне обычно. Брон в поисках работы стучался во все двери, но поначалу кроме владельцев маленьких клубов и небольших концертных площадок никто на название Uriah Heep не «покупался». Однако довольно скоро — через пару месяцев — слух о новой интересной группе, играющей модный хард-рок в мощном ледзеппелиновско-дипперпловском ключе, распространился по всей Великобритании. Уже весной 1970 г. Uriah Heep появляется с концертами в крупных рок-центрах страны, привлекая большое количество поклонников. Незамедлительно заключается контракт с фирмой «Вертиго» на запись дебютной пластинки (Джерри Брон позже, в 1971 г. специально под Uriah Heep создаст собственную фирму грамзаписи — «Бронз»)
В кратчайшие сроки — за несколько недель, как было принято в то время, это уже в 1980-х гг. запись стала отнимать месяцы работы в студии — Uriah Heep записывает диск «Дешево, но сердито». В него вошли восемь песен, составлявшие на тот период основу репертуара молодой группы. Заявка была сделана в первую очередь на полистилистику, музыкальность и напор звуковой волны. Открывала диск знаменитая песня «Цыганка» — мощный хард-рок, попавший, что называется «в яблочко». Удивительная вещь, такое редко случается в рок-музыке, чтобы первая же песня на дебютной пластинке новой группы стала «классикой» стиля и визитной карточкой ансамбля на долгие годы. Но именно так случилось с Uriah Heep и его песней «Цыганка». Да, вы все наверняка помните ее, мелодия не может не крутиться в мозгу, это же песня на века! Кроме типичного хард-рока на первом диске можно было встретить и блюз, и джаз, и даже тихую, печальную песню антивоенного протеста «Уйди, Мелинда», которую «хипы» выудили из репертуара американского вокального ансамбля The Weavers. Рок-критики в унисон заявили, что все на диске «Дешево, но сердито» вторично, группа остановилась где-то на пол-пути между Led Zeppelin и Deep Purple и вообще эти имитаторы хард-рока должны быть преданы забвению. Но аудитория рассудила иначе. В мгновение ока пластинка стала бестселлером в Великобритании, затем в США и Европе, особенно в ФРГ. Этому в большой степени способствовала серия гастролей по многим странам, которую организовал предприимчивый Брон летом 1970 г. Кстати, в эти гастроли Uriah Heep отправился с новым ударником: Эл Напьер «потерялся» где-то в середине записи пластинки и дописывал ее с группой срочно вызванный на подмогу Найджел Олссон, который, впрочем, тоже не закрепился в составе. На смену ему взяли Кита Бейкера (экс-Bakerloo, The Joint, May Blitz).
Вполне возможно, что критики справедливо корили Uriah Heep за заимствования. Когда возникает новый музыкальный стиль и одна-две группы называются его основателями, трудно удержаться от того, чтобы не выискивать похожие музыкальные решения у их последователей. Но ведь эти знакомые решения могут оказаться просто отличительной чертой всего направления, а не плагиатом. Конечно, перед глазами авторов , «Дешево, но сердито» (а ими были в первую очередь неразлучные (пока) Бокс и Байрон) мысленно стояли образы Пейджа, Планта, Гловера и Пейса, однако то, мимо чего прошли тогда рок-журналисты, видно с расстояния сегодняшнего дня невооруженным глазом. Мелодичность композиций, настойчивое, кое-где даже насильственное включение органных тем, смягчали жесткий формат обычного хард-рока. Это кажется сегодня явным реверансом в сторону арт-рока, и место Uriah Heep представляется не между Led Zeppelin и Deep Purple, а между этими двумя составами с одной стороны и Genesis, King Crimson — с другой. Принципиально иная оценка творчества Uriah Heep, но: «большое видится на расстоянии».
Заявку на оригинальность и музыкальную зрелость участники Uriah Heep подтвердили своим вторым альбомом, появившимся через полгода после первого диска. И опять на нем первая песня — ну, прямо, шедевр. «Хищная птица» была выбрана для начала диска потому, что именно с нес Uriah Heep начинали свои концертные шоу. Она представляет как раз тяжелую сторону музыки группы и способна «завести» аудиторию. Особенно эффектно выглядел многоголосый хор, в котором один голос перекрывает собой другие на более высокой ноте. Этот прием на фоне стальных аккордов гитар принес Uriah Heep славу утонченного коллектива, тонко чувствующего музыкальную сторону «тяжелого» рока. Однако то были только цветочки. Почти вся вторая сторона «Солсбери» была отдана 16-минутной титульной композиции.
Необходимо отметить, что для исполнения этой песни к традиционному инструментарию рок-ансамбля были добавлены струнные и духовые инструменты из состава симфонического оркестра, а аранжировку делал профессиональный композитор Джон Фидди. Потоки потусторонне-космических звуков, с которых начинается это эпическое произведение, превращается постепенно в напоминающую стиль барокко тему, исполняемую на английских рожках и флейтах вокруг вокала Дэвида Байрона. Постепенно орган и за ним весь оркестр начинают властно вторгаться в музыкальную структуру «Солсбери». Вокал незаметно передает эстафету органному соло, которое подхватывает мощный бас Пола Ньютона. Затем новое изменение характера музыки — гитарные соло Мика Бокса. Потом возвращаются начальные аккорды и наступает время кульминационной части, завершающейся мягкими басовыми линиями.
Сегодня трудно поверить, что тогда, в 1971 г. эта песня вызвала ярость британских рок-критиков. «Ненужные заумствования», «неоправданная сложность», а самое пожалуй, обидное обвинение в попытке плагиата. Дело в том, что незадолго до «Солсбери» клавишник Deep Purple Жон Лорд написал «Концерт для симфонического оркестра и рок-группы», который критика бурно превозносила, стремясь, видимо, доказать, что рок-музыка ничуть не уступает другим видам музыкального искусства. «Солсбери» заклеймили как подражание. Но знаменательно другое: диск Uriah Heep продавался в количествах, достойных бестселлера, пластинка же Deep Purple не нашла своего массового слушателя, «Солсбери» и в начале 1990-х гг. помнят, любят и покупают, «Концерт» Deep Purple прочно забыт.
В связи с общим характером музыки Uriah Heep, которая изначально являла собой мягкий и тихий вариант хард-рока, вплетение звучания симфонического инструментария в ткань произведения не выглядело каким-то механическим сочетанием «железа и дерева». Мощным инструментом, перебрасывающим мостик между стилями, стал орган, который в напряженные мгновения даже перехватывал партию у бас-гитары в основополагающем хар-дроковом элементе — риффе, который должен был бы для создания субъективного эффекта тяжести исполняться в унисон на басу и гитаре. Эта замена баса на орган придавала риффам Uriah Heep деликатный характер. К тому же, в дополнение к сказанному стоит заметить, что отход от канонов «тяжелого рока» можно заметить и в других композициях «Солсбери». «Леди в черном» вообще фолкроковая баллада в духе городского романса, а «Парк» по сути дела поэма, которую сочинил Кен Хенсли за год до выхода диска.
Все это подтверждает суждение о том, что Uriah Hcep был в какие-то моменты намного ближе к арт-року, чем к харду. Этот крен начисто отсутствовал в работах, скажем, Deep Purple.
Вторая пластинка Uriah Heep показала, что в самом коллективе есть некоторые «подводные течения», и расстановка сил в нем меняется. Тандем Бокс/Байрон, который воздал концепцию этой группы, постепенно стал сдавать свои лидирующие позиции энергичному Кену Хенсли. Если на «Дешево, но сердито» фамилии Хенсли вообще нет в списке авторов (он пришел в группу с уже сложившимся репертуаром), а Бокс с Байроном сочинили пять песен из восьми, то на «Солсбери» Кен Хенсли не участвовал в написании только одной песни, а три из шести композиций сочинил единолично. Следствием этого стало именно то приближение к арт-року, о котором я говорил выше. Ведь Бокс, а особенно Байрон с его манерой кричащего вокала, были основными апологетами хард-направления в репертуаре группы, в то время как Хенсли отличался приверженностью к лирике и мягкому музицированию.
Поклонникам рока пришелся по душе второй диск идущей в гору группы. За короткое время он стал хитом в Великобритании, Европе и Америке, где только и разговоров о нем было в первые три месяца 1971 г. Усилить воздействие пластинки менеджер Брон решил за счет беспрерывных гастролей. Особенно успешно выступления Uriah Heep прошли в Швейцарии, Швеции и Бельгии, а в апреле не менее успешно Uriah Неер выступает в США.
По ходу дела выясняется, что у Кена Хенсли в загашнике имелось еще немало творческих идей. Уже к июлю 1971 г. Uriah Неер записывает свой третий диск «Посмотри на себя», на обложке которого эффектно расположено... зеркало. От былого мощного дуэта авторов Бокс/Байрон остается лишь одна песня «Машина любви», да и та написанная в соавторстве с Хенсли. Кен начинает безраздельно властвовать в коллективе. Это приводит к тому, что третий диск по «тяжести» напрочь уступает первым двум. Что касается успеха у публики, то он превзошел все ожидания. Uriah Heep твердо завоевывает репутацию одной из самых популярных групп современности.
«Посмотри на себя» замечателен прежде всего тем, что на нем записана вершина творчества Uriah Heep — песня «Июльское утро». Музыкальный критик Дмитрий Ухов в первую очередь превозносит композиторский талант и мастерство Кена Хенсли, отмечая его «умение постепенно и даже незаметно перейти от лирики к драматизму». Действительно, «Июльское утро» насыщено драматическими моментами, заставляющими дрожью отзываться голос вокалиста. Для рок-музыки, в общем-то бедной на сложные чувства, привыкшей оперировать телесными категориями ритма, танца и любви, каждое подобное обращение к предмету настоящего Искусства знаменательно. А «как свежо в свое время звучал финальный дуэт органа старой модели «Б-3» Кена Хенсли и синтезатор «Муг», на котором священнодействовал специально приглашенный для этой цели Манфрсд Мэнн», подмечает тот же Ухов. Вполне возможно, что без Манфрсда Мэнна и его синтезатора, который тогда был еще новым изобретением и далеко не все группы могли позволить себе его приобретение, «Июльское утро» не досчиталось бы нескольких чарующих красок в своей поразительной палитре. Однако есть в песне нечто, позволяющее исполнять се с равным успехом на любых инструментах — яркая, запоминающаяся мелодия.
Остальные песни на диске «Посмотри на себя» уступали «Июльскому утру», а некоторые просто казались проходными. Пожалуй, только заглавная песня, вышедшая раньше диска в виде сингла и успевшая стать международным хитом, могла бы претендовать на «классичность». В этой песне особенно примечательна перкуссия, за которую отвечали три музыканта из группы Osibisa — Тедди, Мэк и Лофти (принятое Манфредом Мэнном и членами Osibisa приглашение помочь в записи диска Uriah Heeр само по себе говорит о той известности, которой к тому моменту уже обладали английские хард-рокеры).
Для рок-фэнов по обе стороны океана 1971 год начался и закончился под влиянием таланта Uriah Heep. Вновь, теперь уже последние три месяца этого года диск «Посмотри на себя» доминировал в списках популярности многих стран. Это выглядело в какой-то степени даже парадоксально, поскольку этот диск, в отличие от «Солсбери», сбалансированностью не отличался, и к великолепным песням оказались привязаны по-настоящему посредственные композиции. Вероятно удачные композиции Uriah Нeeр в глазах поклонников заметно перевешивали по «удельному весу» серый материал, хотя последний мог и преобладать количественно.
С середины 1971 г. у Uriah Нeeр начались проблемы с составом. Первым ушел ударник Кит Бейкер (он, кажется, вообще перестал выступать) и пластинку «Посмотри на себя» дописывали сессионные барабанщики, среди которых чаще всего называется Иэн Кларк. Вскоре ритм-секция ансамбля разваливается окончательно: объявляет об уходе прямо посреди американского турне басист Пол Ньютон. Срочную замену ему находят в лице известного музыканта Марка Кларка. Он начинал свою карьеру в конце 1960-х гг. в группе The Downbeats, затем переехал в Португалию, где играл в ведущей команде страны The Pops. Вернувшись в Ливерпуль Марк Кларк попадает в ансамбль St. James Infirmary, а затем, в августе 1970 г. принимает приглашение Жона Хайсмана выступать в составе его группы Colosseum. Немедленно после распада последней он присоединяется к Uriah Heep, но не на долго. Содружество Кларка с Хенсли и Бокс/Байроном не состоялось: спустя всего несколько месяцев постоянных гастролей он возвращается к Хайсману в его новую группу Tempest (позже Марк появится в группах Natural Gas и Rainbow). Так неудачно заканчивается первая попытка приглашения в состав группы известного профессионального музыканта. А жаль — возможно, что Кларк, надышавшийся в Colosseum воздухом свободной импровизации в духе джаз-рока, мог добавить новую направленность в песни Uriah Нeeр.
К началу 1972 г. состав Uriah Heep наконец стабилизируется. Новыми участниками объявляются Гари Тэйн (бас-гитара, экс-Keef Hartley Band) и Ли Керслейк (ударные). Ли был старым другом Кена Хенсли, вместе они играли в The Gods, Toe Fat. После присоединения Хенсли к Uriah Heep Керслейк выступал с ансамблем National Head Band. Он с радостью принял приглашение Кена. В таком виде — Бокс, Байрон, Хенсли, Тэйн и Керслсйк — Uriah Heep просуществовал три года и выпустил за это время пять дисков.
Уже в марте 1972 г. музыканты отправляются в студию и спустя три месяца на прилавках магазинов появляется очередной опус Uriah Heep «Демоны и чародеи». Еще через полгода, в последний месяц 1972 г. выходит «День рождения волшебника». Эти произведения окончательно закрепляют за ансамблем статус «суперзвезды». И в Великобритании, и в США оба они становятся «золотыми», а песни «Легкая жизнь», «Милая Лоррейн» и «Слепой глаз» уверенно вторгаются в хит-парады.
Пожалуй, именно на этих двух дисках музыкантам из Uriah Heep удалось воплотить в жизнь все свои творческие устремления, создав цельные произведения без провалов и досадных проходных песен. С другой стороны, ничего подобного по силе музыкального воздействия «Июльскому утру» или «Солсбери» на пластинках не появилось. Мелодизм, драматизм, лирика и напор хард-рока щедро были разбросаны по всем 17 песням, вошедшим в «Демоны и чародеи» и «День рождения волшебника». Как всегда, были тут мощные драйвовые вещи («Легкая жизнь») и песни, полные лирики, но овеянные динамизмом тяжелого стиля («Путешественник во времени») и уж совсем, казалось бы, из другой оперы, но без тени сомнения ставшие неотъемлемыми «юрайхиповскими» номерами, хотя корни их отыскиваются в иных музыкальных стилях (типичный кантри-рок «Милая Лоррейн», фолк-буговая «Чародей»).
Даже судя по названиям альбомов, а также содержащихся на них песен — «Чародей», «Радужный демон», «Рай», «Чары», «Женщина-паук», «Сказки», можно почувствовать, что тематика работ Uriah Heep претерпела некоторые изменения и явно склонилась к мистико-ска-зочному содержанию. В те годы подобная тематика входила в моду. Мистический антураж сопутствовал многим ансамблям хард-рока. К примеру, Black Sabbath постарались убедить своих поклонников, что являются приверженцами сатанизма и черной магии, их вариант гнетущего, состоящего из навязчивых ходов хард-рока так и окрестили «чернушным». В обществе усиленно мусировались слухи о том, что гитарист Led Zeppelin Джимми Пейдж продал душу дьяволу, в связи с чем купил дом знаменитого английского чернокнижника Алистера Кроули и переселился в него. И тому подобное. В связи с этим антуражем вокруг звезд хард-рока «Московский комсомолец» писал о Uriah Heep: «По песням «Урия Хип» начинают путешествовать злодеи, колдуны, мертвецы и прочий бред из области черной магии, который перемешивается с сексуальной любовной лирикой... Тексты композиций... как бы утверждают бессмысленность существования человека в капиталистическом мире.»
В те застойные годы только так и можно было писать о рок-музыке. Сегодня же стоит переосмыслить раз данную оценку «демонических трудов» Uriah Heep.
Не сложно заметить, что заложенные в них идеи в корне отличаются от сатанинского подтекста некоторых хард-роковых групп начала 1970-х гг. Ни в текстах, ни в музыке авторы Uriah Heep не следует идеалам «готического романа» или более современного «поп-мистицизма». Обращение к теме колдовства есть для них лишь средство попасть в удивительный мир фантазии, в мир волшебства («Чудомир», так кстати, назывался восьмой диск Uriah Heep). Этот мир навеян, скорее, образами произведений Дж.Р.Толкиена или Мэри Стюарт, чем Стивена Кинга или Х.П.Лавкрафта. Мертвецы-зомби, вампиры или оборотни далеко не так вольготно себя в нем чувствуют, как это могло бы показаться со слов нашего журналиста. Здесь всем заправляют сподвижники Мерлина. Несмотря на то, что ансамбль носит имя злодея, сказка, которую он решается рассказать, оказывается доброй и с философским подтекстом. К этому, кстати, подталкивала и выбранная манера музицирования: мягкий хард-рок, близкий по духу тому «лубочному» арт-року, что исполнял в те годы Genesis. Там, правда, было больше Льюиса Кэррола, чем Толкиена...
Как можно передать современному читателю степень влияния Uriah Heep на английскую молодежь в 1972/1973 гг.? Дикий ажиотаж всякий раз, когда ансамбль показывался в родных пенатах, битком набитые залы и стадионы. Даже концертный альбом Uriah Heep, появившийся на прилавках в мае 1973 г. разошелся тиражом в три миллиона экземпляров — и это при том, что концертные диски, как правило, не пользуются большой популярностью у фэнов.
Наконец-то ансамбль заметила и рок-пресса: да, писали в те дни газеты, Uriah Heep пользуется некоторой популярностью, музыка группы, правда, не отличается свежестью, но все же, раз нравится — пускай себе, развлекаются. В таланте Uriah Heep отказывалось по-прежнему.
Ощущая мощную поддержку слушателей, коллектив почувствовал себя уверенно. Кен Хенсли решил, что теперь ему позволено все и записал сольный диск «Гордые слова на пыльной полке». Уже только по составу участников этой записи — Кен Хенсли (гитара, клавишные, вокал), Гари Тэйн (бас), Ли Керслейк (ударные), Дэйв Пол (бас) — можно было ожидать результат: соло-альбом Кена Хенсли смело можно причислять к дискам Uriah Heep, просто из-под пера лидера коллектива выходило больше песен, чем могли вместить пластинки самой группы. Его творческий портфель оказался вновь переполнен к 1975 г., и Кен Хенсли «выдал на гора» еще один сольник «Стремящийся к удовлетворению», который вновь звучал как если бы был записан Uriah Heep. Единственное отличие: сольники Хенсли в целом выглядели «полегче», чем работы группы.
Концертный диск Uriah Heep, который был записан в январе 1973 г., а вышел, как уже отмечалось, в мае, ознаменовал собой высшую точку в карьере группы. Всего три года понадобилось музыкантам, чтобы достигнуть «пика формы». Бывает, к сожалению, что ее достигают лишь раз в жизни. Со второй половины 1973 г. медленно, но верно Uriah Heep начинает откат назад.
Не случится больше суперпластинок или суперхитов, не будет больше триумфальных турне по всему миру. Нет, не то, чтобы у «хипов» все расстроилось окончательно, нет. Будут и успешные диски, и пара незначительных хитов, вся гастрольная деятельность пройдет без срывов и залы на концерты Uriah Heep будут всегда заполняться — что до коммерческого успеха, то он не оставит группу. Но удивить и завлечь слушателя чем-то новым группе окажется не под силу. Фанаты будут собираться, чтобы послушать старый репертуар, а «хипам» придется в начале 1990-х гг. по-прежнему исполнять на концертах «Июльское утро», «Цыганку», «Легкую жизнь» и т.д. Это ли не подтверждение собственного бессилия создать что-либо значимое!
Уже к концу 1973 г. в деятельности группы стали проявляться кризисные явления. Кен Хенсли ощутил, что движение вперед приостанавливается, но ничего поделать не мог, ибо к тому времени был твердо главной творческой силой, «подмявшей» под себя остальных музыкантов и рассчитывать ему было не на кого. Дэвид Байрон выдыхался, постоянные гастроли сыграли плохую шутку с его голосом, который заметно потускнел. Все труднее стало певцу свободно переходить в эффектно-напряженный высокий регистр, что было его излюбленным приемом. Свой отпечаток наложила и алкогольная проблема: Байрон пил, бывало, запоем.
В самом коллективе стала ощущаться предгрозовая обстановка: тучи сгущались и вот-вот должен был грянуть гром. Лучше всех это понимал Джерри Брон, который знал, что в группу срочно надо было вливать «свежую кровь». Но делать это насильно он пока не желал.
«Сладкая свобода» появилась в сентябре 1973 г., в июне следующего вышел диск «Чудо мир». Эти два произведения не оставили заметного следа в биографии Uriah Heep и не принесли им больших дивидендов. «Сладкая свобода» прошла почти незаметно: ни одного хита. «Чудомир» был чуточку интересней, можно выделить заглавную песню, композицию «Сны». И вес, пожалуй. Большее, что удалось сделать музыкантам за 1974 г. — это поддержать свое реноме. Подъема уже не ощущалось. А тут еще несчастье с Тэйном.
Во время американского турне, на концерте в Далласе, басист, запутавшись в проводах, получает почти смертельный удар током. Со сцены его уносят на носилках, и «скорая помощь» отвозит Тэйна в госпиталь. В группу он вскоре возвращается, но прежней уверенности в нем нет: упадок сил, плохая работоспособность. Некоторое время Тэйн пытается сопротивляться обстоятельствам, но все более теряет нити, связывающие его с другими участниками Uriah Heep. Характер его окончательно портится, и Гари вступает в неприкрытую ссору с Джерри Броном. Он требует особых выплат за ущерб, нанесенный его здоровью электрошоком. Ему платят, но он считает, что этого мало. В итоге его физическое и моральное состояние сделало дальнейшую совместную работу с Uriah Heep невозможной, и в феврале 1975 г. Гари Тэйн оказался вынужден покинуть группу. И Брон, и Хенсли в один голос отрицают обвинение в том, что они просто-напросто указали ему на дверь.
Решительный шаг басиста не принес ему пользы. 19 марта 1976 г. он утонул в ванне своего дома в районе Норвуд Грин. При вскрытии у него в желудке обнаружили таблетки, и до сих пор не ясно, был ли то несчастный случай или самоубийство.
История с Тэйном, такая печальная в своей концовке, сама собой разрешила долго мучивший Джерри Брона вопрос о вливании «свежей крови». Встала проблема поисков замены ушедшему музыканту. И тут менеджер проявил свои лучшие качества: в его сетях «запутался» один из самых знаменитых басистое тех лет — Джон Уэттон. Говорят, что ему за переход в Uriah Heep Брон заплатил огромную сумму денег, которая осталась в секрете, однако никто не подтвердил эти слухи. Правда, их никто и не опроверг...
Джон Уэттон не интересовался музыкой до двенадцати лет, пока его семья не переехала из Дерби в Бурнемаут. Там в 1962 г. он впервые присоединился к школьному ансамблю и с тех пор не оставлял музыкальных занятий. Еще в колледже он повстречал некоего Роберта Фрип-па, с которым подружился. Несколько лет Джон колесил по Великобритании и странам Европы в поисках творческой работы, выступая с самыми разными музыкальными коллективами, пока, наконец, не присоединился к рок-группе Mogul Thrash. Записав с ней диск, Уэттон покидает родину ради солнечной Калифорнии, но не задерживается надолго. Не найдя там интереса к собственной персоне, он возвращается в мае 1971 г. в Великобританию, где получает приглашение в группу Family. Почти полтора года, проведенные Уэттоном в этой команде, создали ему репутацию первоклассного басиста. В таком положении его нашел после долгой разлуки Роберт Фрипп, который появился в самый нужный момент: когда распалась Family. Так Уэттон оказался в группе Фриппа King Crimson, занимавшей не последние позиции в арт-роке. Именно в этом неординарном коллективе он добился всеобщего признания и международной известности. Непосредственно перед приходом в Uriah Heep Джон Уэттон выступал с группой Roxy Music, куда попал после развала King Crimson.
Для большинства в то время выбор Джона Уэттона показался совершенно удивительным и неожиданным, чисто регрессивным. С расстояния сегодняшнего дня можно отмстить, что приход Уэттона в Uriah Heep оказался первым шагом к будущему проекту под названием Asia, где ему никто не будет мешать играть возлслсянный им коммерческий хард-рок. Но это случится позже. Сам Уэттон говорил, что просто устал тогда от музыкальных сложностей King Crimson и хотел бы поиграть более примитивную, но одновременно более занимательную музыку.
С Джоном Уэттоном Uriah Неср записала два лонгплся — «Возвращение к фантазии» и «Высокий и могущественный». Уже первый из них показал, что новый басист не будет статистом, и хотя он не участвовал в написании песен к пластинке, его манера игры внесла особый привкус мощи и низкочастотной «тяжести» в музыку группы. Обе пластинки, записанные с Уэттоном, оказались наиболее «хардовыми» произведениями Uriah Heep на то время. Вновь кое-где бас возвращается на свое привычное место в тяжелогитарном риффе, клавишные не столь сильно давят на другие инструменты: монополия Кена Хенсли оказывается под угрозой.
Интересно, что «Высокий и могущественный» почти полностью сочинен Кеном. Лишь песни «Плач в тишине» и «Следы на снегу» написаны в соавторстве с Уэттоном. И несмотря на это влияние молодого басиста на общую направленность музыки росло день ото дня!
В то же время общее потяжеление «саунда», новые идеи Джона Уэттона и пару удачных песен, ставших хитами (например, заглавная с «Возвращения к фантазии») не могли исправить общее впечатление от состояния ансамбля в глазах критики. Действительно, и Ксрслсйк, и Бокс играли словно механически. На «Высоком и могущественном» Мик едва шевелил пальцами, а эффектный прием хард-рока фидбэк исполнялся им так, словно гитарист еще только учился в музыкальной школе.
Пресса вновь обрушилась на Uriah Heep. Журналисты английского еженедельника «Мелоди мейкер» язвительно сообщали, что ансамбль привычно преуспел в создании своего «псевдо-симфоничсского хсви метал и тем самым деградировал окончательно». Особенно много издевательств вызвала песня «Вы не сможете заставить замолчать хорошую группу». По сути эта песня Uriah Неер была гимном себе. В ней пелось о том, какая великая группа Uriah Heep и как не правы люди, которые се критикуют. «Вы не сможете нас остановить, ведь мы — учреждение». Как верно! Группы, подобные Uriah Heep давно уже превратились в подобие учреждений с десятками человек на службе, с безостановочной жизнедеятельностью, с прочным «каменным» фундаментом из денежных купюр. Причем писались эти строки к песне Uriah Неср в то время, когда голову поднимал британский панк-рок, а он означал бунт, восстание, неповиновение молодежи. Он возрождал стихию истинного рок-н-ролла. В воздухе уже запахло свежестью. Понятно, что в тот момент заявление Uriah Неер выглядело более чем некстати. Для тех, кто делал панк-революцию арт-рок, хард-рок и другая «серьезная» рок-музыка была уже вчерашним днем.
Музыканты из Uriah Heep не могли не ощущать перемену климата. Тем более, что между ними уже не было прежнего согласия. Скандал разрозился, если смотреть со стороны, неожиданно. Но вот, что, например, говорит более сведущий человек — Джон Уэттон: «Мне группа сразу показалась безжизненной. Не было огонька, чувствовалось напряжение в отношениях. Особенно сложно было с Байроном. Постоянные гастроли плохо сказались на его голосе. Каждый вечер он орал, простите, на пределе — за пять лет связки подсели. Ему надо было дать отдых — месяцев шесть разговаривать только шепотом и жить где-нибудь на Багамах — я ему это говорил, но команда (учреждение с безостановочным циклом! — А.К.) не захотела взять каникулы. Постепенно всю вину за промахи стали валить на него, все ополчились против Байрона.»
В июне 1976 г. Байрона выгнали из Uriah Heep на общем собрании коллектива, заседавшем в его отсутствии. Джерри Брон выступил с заявлением для средств массовой информации: «На протяжении некоторого времени между Дэвидом Байроном и остальными участниками группы отмечалось разногласие по вопросам деятельности Uriah Heep. Особенно отношения обострились после весенне-летних гастролей в Европе и Великобритании. Далее терпеть такое положение представлялось невозможным» (отметьте, сколь серьезен стиль документа!). Ли Керслейк не скрывал радости, направо и налево подчеркивая: «Не Байрон оставил нас, а мы его выгнали». Но катаклизм, как показал дальнейший ход событий, только начинался.
Месяц спустя о выходе из Uriah Heep заявляет Джон Уэттон. Такой поворот оказался неожиданным и для самих «хипов» тоже. Растерянный Брон говорил журналистам: «это было как гром среди ясного неба». В то же время Уэттон был до предела откровенен и тактичен: «Я не подхожу Uriah Heep — но я отнюдь не сожалею, что провел с ней 18 месяцев. Я почувствовал, что начинаю уводить коллектив в сторону, изменять его «саунд» согласно моим вкусам, а такую ответственность за чужой коллектив я брать на себя не намерен. Трое оставшихся музыкантов скоро вернутся к слушателю в обновленной группе, чего они не могли бы сделать, останься я с ними». С той же прямотой Джон заявил об упадке, который переживает ансамбль: мало энтузиазма, один Хенсли еще кое-как хорохорится, но диски Uriah Heep становятся словно его сольники — все пишется им. Выступления проходят кисло, запись в студии не приносит радости, группа стала прогнозируема в своем подходе к музыке и наметилась очередная стагнация. Разочарованный Уэттон присоединяется к соло-группе Брайана Ферри (экс-Roxy Music), затем создает группу UK и в конце концов оказывается в Asia.
Нового басиста для Uriah Heep нашли быстро. Им стал Тревор Болдер, выступавший перед тем с группой Spiders From Mars, а до того с Миком Ронсоном и еще раньше с Дэвидом Боуи. Что касается нового вокалиста, то поиски его шли долго, и даже когда нашли подходящую кандидатуру, пришлось ждать истечения контракта Джона Лаутона с предыдущей группой Lucifer's Friend. «Конечно, признался Кен Хенсли журналистам, есть более громкие имена, но как только мы услышали его голос, то поняли, что нашли человека, который нам нужен.»
Первым делом новый состав отправился в студию (благо Хенсли уже написал очередные семь песен) и записал новый диск «Светлячок», после чего отправился в отложенное из-за происшедших событий американское турне. 8 декабря 1976 г. Uriah Heep дали первый концерт в новой инкарнации. Самое интересное, что аудитория фанатела! Все турне прошло «на ура», также коллектив принимали в других странах. Uriah Heep бьет наверняка: исполняется вес тот же старый репертуар («Июльское утро», «Цыганка» и т.д.) плюс три (всего три!) вещи с нового диска «Светлячок». Любопытная деталь: ставка на давно написанные номера приносит группе постоянные дивиденды: переизданная в 1977 г. песня Леди в черном» была продана за три недели в количестве 200.000 экземпляров!
Это постоянство репертуара нравится поклонникам, и, как всегда, бесит критиков. «Выискивая блох», они отмечают, что хоть вокал у Лауутона хорош, а крутит микрофон и падает на колени он вполне профессионально, но на фронтмена пока не вытягивает: нет убедительной силы >браза лидера коллектива.
С Лаутоном Uriah Heep записала еще два диска: «Невинная жертва» и «Падший ангел». Ни единой новой мысли в этих произведениях группа высказано не было. Рок-пресса, в какой-то мере барометр погоды в мире рока, стала терять к ансамблю всякий интерес. Продажа новых дисков в отличие от старых шла крайне вяло по обе стороны Атлантики. Деловые люди, связанные с шоу-бизнесом, все реже и реже вспоминали о существовании такой группы как Uriah Heep. Пожалуй, единственные, кто хоть что-то выиграл на этом ансамбле, были импрессарио. Концерты Uriah Heep проходили при полных залах и по-прежнему публика была в восторге. Этому во многом способствовала дальновидная гастрольная политика мснсджсмснта. Uriah Heep совершала концертные турне по многим странам мира, в том числе таким экзотическим для рока, как Индонезия, Китай, Япония, нигде подолгу не задерживаясь. Концерты в «рок-державах» (США, Великобритания, ФРГ) давались крайне дозирован-но. Например, на родине Uriah Нeeр не появлялся два года - с 1977 по 1979 гг. Это способствовало поддержанию зрительского интереса к группе, у котором, несмотря ни на что было большое количество поклонников.
Свежие силы в лице Лаутона и Болдера не смогли вытянуть коллектив из периода стагнации. Пожалуй, только «Светлячок» заслуживал право считаться в ряду удачных работ группы. К тому же Лаутон просто не смог прижиться в группе. Это привело к очередному взрыву, и в августе 1979 г. в точности повторилась история с Байроном: на общем собрании коллектива решилась судьба певца. Естественно не в его пользу. Лаутона выгоняют, а вокальные партии, которые они уже начали записывать к новому диску, решают переписать заново. Для этой цели обращаются к вокалисту группы Lone Star Джону Сломану, который вскоре становится членом Uriah Heep.
Внутреннее напряжение этим шагом снять не удалось. По-прежнему многое не ладится. И тогда сразу двое музыкантов, которые на протяжении ряда лет считались основной силой Uriah Heep покидают коллектив. Сначала Ли Керслейк крупно ссорится с Джерри Проном и заявляет, что после слов менеджера «Я тебя увольняю» не может оставаться с ним под одной крышей, а затем Кен Хенсли, видимо, исчерпав весь запас душевных и физических сил, поняв, что ему в очередной раз предстоит перекройка состава и очередные попытки вытянуть коллектив «за уши», оставляет Uriah Heep ради сольного проекта и новой группы: Shotgun. То, что записанный перед самыми событиями диск «Завоевание» приносит успех и по сей день считается лучшим альбомом Uriah Heep со времен «Дня рождения волшебника») никого остановить уже не может, Впрочем, Ли Керслейк получил сразу же заманчивое приглашение от Оззи Осборна и занялся записью его диска Blizzard Of Ozz.
Латая дыры, Брон и Мик Бокс приглашают поиграть на их стороне известного ударника Криса Слейда (экс-Manfred Mann's Earth Band) и клавишника Грега Дечерта (экс-Pulsar). Безостановочный процесс жизнедеятельности Uriah Heep не прекращался «при любой погоде»: уже в феврале 1980 г. группа отправляется в очередные гастроли, прихватив с собой модную девичью хеви-группу Girlschool (которая в то время кстати, писалась еще в два слова — Girls School).
Любители музыки удивлены донельзя: после ухода Лаутона, Керслейка и Хенсли Uriah Heep успели уже похоронить. Ан, нет, жив, Курилка! Вновь гастроли группы проходят «на ура». Публике больше всего нравится Сломан с его завидным имиджем — нечто среднее между Робертом Плантом и Дэвидом Ли Ротом. Поклонники Uriah Heep приободряются. Мик Бокс в противоположность мрачнеет с каждым днем.
Он один остался с «золотых времен» группы. Кроме Трсвора Болдсра все остальные — «зеленая» молодежь. Они исполняют чужие вещи, вполне профессионально, разумеется, но от этого не легче. Не хватает сопричастности творчества, нет и намека на движение вперед. Мик держится, скрипя сердце, еще некоторое время, но как только Тревор объявляет о своем решении поиграть с другой группой (Wishbone Ash), лидер Uriah Heep своей волей прекращает существование группы. Крис Сллйд переходит в состав Гари Нюмена, а Сломан вскоре появляется у Гари Мура.
Мик Бокс поначалу думал стартовать заново: собрать новый коллектив, подыскать ему название. Однако старый «кореш» Ли Керслейк, освободившийся после записи диска с «ужасным Оззи», предлагает ему сохранить Uriah Heep. В качестве аргумента «за» подобное решение Ли предлагает себя на место ударника. К оживлению Uriah Heep призывают и тысячи писем, которые по собственному признанию Бокса он получал от поклонников таланта «хипов» в самый критический момент истории группы. Что ж, это было участие, от которого нельзя было просто так отмахнуться. И Мик решился на вторую попытку.
Вместе с собой Керслейк привел басиста группы Оззи Осборна Боба Дэйсли. Через некоторое время певец группы Trapeze Пит Гоалби принял предложение и занял вакантное место фронтмена. Последним участником стал клавишник Джон Синклер (Heavy Metal Kids). Этот состав вновь начинает гастролировать к ностальгической радости среднего поколения. Вскоре появляется и пластинка — «Абоминог», в которой больше, чем было раньше, простых и жестких хард-роковых решений. Нет Хенсли — а кроме него сгладить острые углы и прибавить симфонической окраски некому.
Боб Дэйсли в начале 1982 г. возвращается к Оззи Осборну: свое дело он сделал. Из Wishbone Ash появляется «блудный сын» Тревор Болдер, почувствовав, что не все еще потеряно в Uriah Heep. Но он ничем особым помочь не может: новый диск группы «Головой в пекло» не привлекает внимания прессы и фэнов, и руководство фирмы «Бронз» (созданной, как мы помним, специально для пропаганды творений Uriah Неeр) решает расстаться с коллективом. Контракт расторгнут. Никто даже не вспомнил, что Uriah Heep приносила фирме в годы своего расцвета невиданные прибыли.
Но существование ансамбля продолжается. По-прежнему так же как и раньше, Uriah Heep выступает где придется: лишь бы приглашали. Они не гнушаются любыми условиями (в том числе им довелось испытать наихудшее, что может быть в гастрольной жизни в финансовом отношении — концерты в Москве). В конце 1984 г. они подписывают контракт с фирмой CBS, но ненадолго. Лонгплей «Экватор» снова не приносит ни малейшего успеха и Uriah Heep опять оказывается бездомным. Гоалби и Синклер покидают эту «гробницу мумифицированных фараонов» и Мик Бокс находит новые жертвы: бывших участников группы Grand Prix певца Берни Шоу и клавишника Фила Ланзона.
Двадцать лет после своего основания Uriah Heep все так же играют на концертах «Июльское утро», «Цыганка», ну, вы знаете и т.д. Основная дискография последних лет ограничивается концертными записями и компиляциями известных номеров: «Концерт в Москве», «Концерт в Европе», «Все еще натсжслс, все еще горды собой» (сборник старых вещей), «Два десятилетия в рок-музыке» (сборник старых вещей) и т.п. Честно говоря, наблюдать за ними стало не интересно. Если бы «Июльское утро» перепел бы какой-нибудь другой ансамбль, еще можно было бы надеяться на новое прочтение, а так... и до старого не всегда дотягивает. Поэтому еще пару лет назад я был вполне уверен: из рок-музыки «хипам» нужно было уходить в расцвете сил, как The Beatles. Этим вполне можно было обеспечить себе бессмертную славу.
Но вот 1989 г. принес диск «Гневное молчание». Пластинка заставила насторожиться: в музыке появились новые нотки уверенности в себе. Многое в нем отдавало коммерцией, но чувствовалась попытка отойти от поднадоевшего имиджа, создать что-то собственное, присущее именно этому составу. Звук диска нельзя назвать типично американским (за последние годы выработался некий стандарт американизированной коммерческой хард-рок музыки), но и от британского «саунда» Uriah Heep отошел.
Прошло два года и следующий диск группы — «Иной мир» принес с собой новые надежды. Работа Мика Бокса на его инструменте выглядит здесь как никогда мощно, отменно звучит голос Шоу. Прекрасна продю-серская работа, которую на сей раз выполнял Тревор Болдср, она помогла продемонстрировать на альбоме все возможности вокала молодого певца. Вообще Болдер постарался: записал диск великолепно. Несколько песен, а особенно «Кровь на камне» кажутся столь свежими и могуче сотканными из звуковой палитры, что впору задаться вопросом: «Uriah Неер возвращаются?»



Дэвид Байрон.

После того, как пути-дороги Дэвида Байрона и возлеле-явшей его группы Uriah Heep разошлись навсегда, певец начал думать об открытии собственного «дела». Этому способствовал его приятель Джефф Бриттон, музыкант, игравший в свое время на барабанах в группе бывшего «битла» Пола Маккартни the Wings. В 1974 г. он ушел из этой группы, и выступал не часто, все свободное время посвятив занятиям каратэ. Прослышав о трудностях, с которыми столкнулся Байрон, Бриттон позвонил ему и предложил свои услуги, тем более, что он в свое время проходил прослушивание в Uriah Heep. Вскоре рядом с Байроном появилась еще одна знаменитая личность: Клем Клемпсон, гитарист таких известных групп, как Humble Pie и Colosseum. Возник предмет для разговора: созревала группа. Когда Клемпсон привел с собой клавишника Дэймона Батчера, а Бриттон - басиста Вилли Бэта, подумали о названии. Вышло: Rough Diamond (Необработанный бриллиант).
Ансамбль немедленно окрестили группой неудачников. Журналисты таким образом ловко обыграли то, что Байрона выгнали из Uriah Heep, Бриттона - из The Wings, а Клемпсо-на ниоткуда не выгнали, но он сломал руку и с трудом возвращался к активной исполнительской деятельности. Однако первые концерты доказали, что коллектив способен на нечто большее, чем ожидали рок-фэны. Голос Байрона звучал по-новому (отдохнул?), он приобрел новые краски и нюансы. В репертуаре группы были разнообразные произведения: блюз «Напуганный», кантри/песня «В поисках тебя», баллада «Морская песня». Но все же основу составляла громкая, тяжелогитарная музыка - буги, подобное тому, что прославило американскую группу Lynyrd Skynyrd.
К сожалению, дальше надежд дело не пошло. Диск «Необработанный бриллиант», который вышел в апреле 1977 г., оказался плохо спродюсирован и потерял многое из того, что отличало группу на концертах. В итоге один критик из «Мелоди мейкер» сравнил внимание творчеству Rough Diamond обедом в привокзальном ресторане: живот набит, а во рту вкуса не осталось. В общем, супергруппы не получилось. Денег заработали мало, начались проблемы с ме-неджементом и фирмой грамзаписи. В итоге в октябре 1977 г. Байрон ушел из Rough Diamond. Вскоре ансамбль прекратил свое существование. Байрон же создал еще два сольных альбома: «Ребенок лицом к лицу с убийцей» (1978), «Этот день и век» (1980), а потом собрал собственный коллектив The Byron Band, с которым выпустил одну пластинку «Со льдом» (1982).


Дискография:

1. Very 'Eavy...Very 'Umble - 6/1970

Gypsy/Walking in Your Shadow/Come Away Melinda/Lucy Blues/Dreammare/Real Turned On/I'll Keep On Trying/Wake Up (Set Your Sights).


2. Salisbury - 2/1971

Bird Of Prey/The Park/Time To Live/Lady In Black/ High Priestess/Salisbury


3. Look At Yourself - 10/1971

Look At Yourself/I Wanna Be Free/July Morning/Tears In My Eyes/Shadows Of Grief/What Should Be Done/Love Machine.


4. Demons & Wizards - 6/1972

The Wizard/Traveller In Time/Easy Livin'/Poet's Justice/Circle Of Hands/Rainbow Demon/All My Life/Paradise/The Spell


5. The Magician's Birthday - 12/1972

Sunrise/Spider Woman/Blind Eye/Echoes In The Dark/Rain/ Sweet Lorraine/Tales/The Magician's Birthday


6. Sweet Freedom - 9/1973

Dreamer/Stealin’ One Day/Sweet Freedom/If I Had The Time/ Seven Stars/Circus/Pilgrim


7. Wondenvorld - 6/1974

Wonderworld/Suicidal Man/The Shadows And The Wind/So Tired/ The Easy Road/Something Or Nothing/I Won't Mind/ We Got We/Dreams


8. Return To Fantasy - 7/1975

Return To Fantasy/Shady Lady/Devil's Daughter/ Beautiful Dream/Prima Donna/Your Turn To Remember/ Show Down/Why Did You Go/A Year Or A Day


9. High & Mighty - 6/1976

One Way Or Another/Weep In Silence/Misty Eyes/Midnight/ Can't Keep A Good Band Down/Woman Of The World/ Footprints In The Snow/Can't Stop Singing/ Make A Little Love/Confession


10. Firefly - 6/1977

The Hanging Tree/Been Away Too Long/Who Needs Me/ Wise Man/Do You Know/Rolling On/Sympathy/Firefly


11. Innocent Victim - 12/1977

Keep On Ridin'/Flyin'High/RoIler/Free'N'Easy/Illusion/ Free Me/Cheat'N'Lie/The Dance/Choices


12. Fallen Angel - 9/1978

Woman Of The Night/Falling In Love/One More Night (Last Farewell)/Put Your Lovin' On Me/Come Back To Me/Whad' Ya Say/Save It/Love Or Nothing/I'm Alive/Fallen Angel


13. Conquest - 2/1980

No Return/Imagination/Feelings/Fools/Carry On/Won't Have To Wait too Long/Out On The Street/It Ain't Easy


14. Abominog - 3/1982

Too Scared To Run/Chasing Shadows/On The Rebound/ Hot Night In A Cold Town/That's The Way It Is/Prisoner/ Sell Your Soul/Hot Persuasion/Think It Over/ Running All Nighl (With The Lion).


15. Head First - 5/1983

The Other Side Of Midnight/Stay On Top/Lonely Nights/ Sweet Talk/Love Is Blind/Rool-Overture/Red Light/ Rollin'The Rock/String Through The Heart/Weekend Warriors


16. Equator - 3/1985

Rockarama/Bad Blood/Lost One Love/Angel/Holding On/ Party Time/Poor Little Rich Girl/SkooFs Burning/Heartache City/ Night Of The Wolf


17. Raging Silence - 5/1989


18. Different World - 4/1991

Blood On Stone/Which Way Will The Wind Blow/All Gods/ Children/All For One/Different World/Step By Step/ Seven Days/First Touch/One On One/Cross That Line



Избранные компиляции:

1. Live: Uriah Heep - 1977 (Bronze)

Sunrise/Sweet Lorraine/Traveller In Time/Easy Livin’ July Morning/Tears In My Eyes/Gypsy/Circle Of Hands/ Look At Yourself/The Magician's Birthday/Love Machine/ Rock'n'Roll Medley: Roll Over Beethoven/Blue Suede Shoes/ Mean Woman Blues/Hound Dog/At The Hop/Whole Lotta Shakin'Goin'On.


2. Best Of Uriah Heep - 1975 (Bronze)

Gypsy/Bird Of Prey/July Morning/Look At Yourself/Easy Living/The Wizard/Sweet Lorraine/Stealin'/Suicidal Man/Return To Fantasy


3. Live In Europe — 1979 (Raw Power)

Easy Livin'/Look At Yourself/Lady In Black/ Free Me/Stealin'/Wizard/July Morning/Falling In Love/ Woman Of The Night/I'm Alive/Who Needs Me/ Sweet Lorraine/Free'n'Easy/Gypsy


4. Collection: Uriah Heep — 1988 (Castle Communications)

Love Machine/Look At Yourself/Firefly/Relurn To Fantasy/Rainbow Demon/That's The Way It Is/Love Is Blind/On The Rebound/Easy Livin'/Juiy Morning/Running All Night (With The Lion)/Been Away too Long/Gypsy/Wake Up (set Your Sights)/Can'l Keep A Good Band Down/All Of My Life


5. Two Decades In Rock — 1990 (Castle Communications)

Gypsy/Come Away Melinda/I'll Keep On Trying/Lady In Black/Salisbury/The Park/Look At Yourself/July Morning/Tears In My Eyes/Love Machine/The Wizard/Traveller In Time/Easy Living/The Magician's Birthday/Spider Woman/Rain/Sweet Lorraine/Sweet Freedom/Stealin’ Circus/Wonderworld/Suicidal Man/ Something Or Nothing/Return To Fantasy/Shady Lady/Prima Donna/Weep In Silence/Can't Keep A Good Band Down/Who Needs Me/Wise Man/Firefly/Free'N’Easy/Free Me/Tea Dance/Fallen Angel/It Ain't Easy/Come Back To Me/Chasing Shadows/That's The Way It Is/Stay On Top/The Other Side Of Midnight/Holding On/Poor Little Rich Girl/Blood Red Roses/Voice On My TV/More Fool You.
О чём мало пишут.GOOMBAY DANCE BAND.

Смотреть: http://www.youtube.com/watch?v=XLfzlLBtGlA&feature=player_detailpage

Группу GOOMBAY DANCE BAND создал в 1979 году Oliver Bendt (родился 29.10.1946. в Гамбурге). До этого Oliver Bendt работал в мюзиклах, а на создание группы его вдохновило трехлетнее пребывание на Карибских островах - родине его первой жены Alicia. В это время в Европе был повышенный спрос на группы с темнокожими музыкантами из «экзотических» стран. В интернациональную команду вошли две вокалистки - Dorothy Hellings и Wendy Doorsen, а также темнокожий Mario Slijngaard. Возглавил группу сам Оливер Бендт, а пятым, невидимым участником коллектива стала его семья - жена и дети, которые помогали группе, чем могли.
Группа была создана в 1979 году на волне популярности таких коллективов как "Boney'M" и "Eruption", благодаря которым в мире образовался стойкий интерес к темнокожим обитателям Ямайки и их экзотическим стилям "соул" и "рэгги". Основателем "Goombay Dance Band" стал некий Оливер Бендт (Oliver Bendt, 29. 10. 1946 г. р.), (певец из Гамбурга, начинавший свою сценическую карьеру как исполнитель в мюзиклах "Hello, Долли" и "Hair". Идея создать собственную группу возникла у Оливера во время его трёхлетнего пребывания на карибском острове Санта Люсия, родине его тогдашней жены Алисии. Жизнеощущение и темпераментная музыка островитян запали глубоко в его душу, и вдохновляясь карибскими звуками и экзотическими ритмами, он основал в конце 70-х годов "Goombay Dance Band". Название "Goombay" происходило от маленького залива в Карибском море неподалёку от Санта Люсия. Проект принадлежал лично Оливеру Бендту, его жене Алисии, их детям Danny и Yasmin и другим участникам квартета, в который, помимо самого Оливера, входили вокалистки Дороти Хеллингс (Dorothy Hellings) и Вендай Дурсен (Wendy Doorsen) и симпатичный Марио Силихнгаард (Mario Silijngaard). Изначальной целью проекта было раскрыть перед европейцами через музыку жизненную философию и склад характера обитателей Карибского бассейна. Участники квартета соединяли рэгги с неудержимой карибской жизнерадостностью и привозили в Европу гремучую смесь из солнца, темперамента, фантазии и огненных ритмов. "Zauber Der Karibik" ("Колдовство Карибского моря"), - так назвал Оливер первый альбом своей группы, позднее вышедший на лейбле Columbia как "Sun of Jamaica" (1980). В 1980 году песня "Sun of Jamaica" провела 41 неделю в германских чартах и была №1 в Германии, №3 в Швейцарии и вошла в TOP10 в большинстве европейских стран.
Песня стала хитом года и на сегодняшний день была продана в количестве почти 11 млн. копий! Другой сингл с того же альбома "Aloha-oe, Until we meet again" был №5 в Германии и провёл в чартах 22 недели. В итоге альбом стал мультиплатиновым. К созданию следующего альбома "Land Of Gold" (1980) был привлечён известный аранжировщик Michael Cretu. Он стал сопродьюсером песен "Seven Tears", "Ave Maria No Moro" и "Reggae Nights", а также сочинил и спродьюсировал композицию "Marrakesh" и аранжировал "Indio Boy". Композиция "Seven Tears", выпущенная как сингл в 1981 году, провела в чартах 24 недели и была №13 в Германии, а в конце марта 1982 года стала №1 в Великобритании! Это был грандиозный успех, за которым последовали туры по самым разным регионам мира. Ещё один сингл, "Eldorado" провёл в немецких чартах 27 недель и был №4, а композиция "Rain" была №9. Также в германских хит-парадах побывали песни "My Bonnie" (1982) - №40 и "Christmas at Sea" (1984) - №22. Группа "Goombay Dance Band" получила многочисленные награды, её альбомы в итоге трижды становились платиновыми и 12 раз получали золото! Такие композиции как "Island Of Dreams" (1980), "I Will Return" (1980), "Take Me Home To Jamaica" (1980), "Day after day" (1981), "Slavery" (1982), "Robinson Crusoe" (1982) и другие в начале 80-х были хорошо известны во всех уголках планеты от Скандинавии до Южной Африки и Новой Зеландии. В середине 80-х интерес к группе поутих, но с началом 90-х спрос на их продукцию в Германии снова возрос. В начале 90-х в жизнь Оливера ворвался новый ветер - его новая жена Агни, с которой они сочетались браком и заложили фундамент возрождения группы в 1995-м году. Тогда в Дании был выпущен альбом "Caribbean Beach Party", вышедший в Германии под названием "Island Of Dreams". Он явил публике новое лицо группы и новые композиции: "Thousand Pieces", "Kalimba de Luna", "Iko, Iko", "Queen of the Islands", "I love the Melody", а также старые хиты в новом звучании. Несмотря на отсутствие рекламы и синглов, альбом поднялся до 53 места и был тепло встречен публикой. В том же 1995 году вышел сборник синглов "Singles Collection" из 16-ти композиций, не вошедших в другие альбомы, в том числе: "Sunny carribean" (1977), "Ring ting ting" (1978), "Young hearts" (1980), "Blue night in Hawaii" (1981) и "Bad bad girls" (1983). В 2004 году "Goombay Dance Band" отметили своё 25-летие.

Discography:
Albums
Title label Date

Land Of Gold CBS 1980
Zauber der Karibik CBS 1980
Holiday In Paradise CBS 1981
Born To Win CBS 1982
Tropical Dreams CBS 1982
Sun Of Jamaica Pilz 1991
The Greatest Hits Dino / Activ 1992
Sommer, Sonne, Strand Legend 1993
Island Of Dreams Columbia 1995
Sun Of Jamaica Columbia 1995
Caribbean Beach Party CMC 1995
Christmas By The Sea CMC 1997
Sun Of Jamaica Disky 1998
Goombay Dance Spectrum 2000
Найти на сайте: параметры поиска