МГУ.

Автор:
Опубликовано: 1954 дня назад (17 мая 2012)
Рубрика: Кругозор
Редактировалось: 3 раза — последний 17 мая 2012
0
Голосов: 0
http://rutube.ru/tracks/111715.html - КАК СТРОИЛИ МГУ (1949-1953)

Сталинские высотки на карте Москвы: 1 - МГУ, 2 - Дом на Котельнической наб., 3 - Гостиница «Украина», 4 - МИД, 5 - Дом на Кудринской пл., 6 - здание площади Красных Ворот, 7 - гостиница «Ленинградская». (Восьмая высотка — не построена, вместо неё «выросла» гостиница «Россия»)
Говоря о сталинских высотках, будет интересен факт, о котором сегодня уже почти никто не помнит - все восемь московских высоток были заложены в один день – в день восьмисотлетия Столицы. В этом состоял замысел вождя - рубеж своего 800-летия Москва переступала, устремляясь ввысь.
12 апреля 1949 года торжественно был заложен первый камень стройки.



Почему же случилось так, что в контексте юбилейных событий их закладка не получила широкого общественного резонанса? Ответ на этот вопрос может дать документ, обнаруженный в Государственном архиве города Варшавы и показывающий, каким образом должна была регламентироваться деятельность представителей прессы в освещении тех или иных аспектов высотного строительства. Он касается начального этапа строительства высотного здания Дворца Культуры и Науки в Варшаве, подаренного польскому народу Советским Союзом. Документ, подписанный в апреле 1952 года директором Бюро Контроля Прессы, Публикаций и Зрелищ тов. Миколайчиком и адресованный главному архитектору Варшавы Юзефу Сгалину показывает, что популяризировать эту высотную стройку разрешалось со значительной долей осторожности. Журналистам разрешалось информировать читателей о том, что уже было опубликовано ранее в ряде перечисленных официальных сообщений, о сроках строительства, о работах по подготовке строительной площадки и еще о некоторых малозначительных аспектах. В то же время они не могли информировать о деталях проекта и его авторах, о пребывании на территории Польши советских инженеров и местах их временного проживания. Далее в тексте указывалось, что "Нельзя брать интервью со строителями как советскими, так и польскими. Аналогичные предписания естественно существовали и в отношении московских домов. Свою роль в установлении завесы секретности сыграло следующее обстоятельство. В начале 1949 года в Советском Союзе были проведены первые успешные испытания атомной бомбы, интенсивная работа над созданием которой велась уже несколько лет. Куратором советского атомного проекта являлся Берия. Он же курировал строительство высотных домов в Москве. Проектными решениями высотные здания задумывались в качестве сугубо гражданских сооружений, однако по распоряжению Берии здания в экстренном порядке были дооборудованы недокументированной инфраструктурой, достоверные данные о которой никогда еще так же не были опубликованы. Таким образом, в авральном порядке оказались пересмотрены функции значительного количества помещений, использовать которые было возможно для других целей. Это позволило быстро и экономично решить ряд стоявших перед командованием страны задач стратегического плана, и на тот момент времени эти решения вполне себя оправдали. С другой стороны очевидно по этим конъюнктурным соображениям в ряде высотных домов не была реализована запроектированная система приточно-вытяжной вентиляции с механическим побуждением, которая позволяла бы производить очистку приточного воздуха и осуществлять воздухообмен в квартирах независимо от погодных условий. Одной из важных подробностей в истории строительства Московских высотных зданий является то, что с момента их закладки и до окончания возведения каркаса предполагаемые этажность и назначение зданий менялись. Проектирование велось параллельно со строительством и не очень существенные решения пересматривались порой прямо на строительной площадке. Например, на фасадах Главного Здания МГУ элементы декора не всегда удачно сочетаются друг с другом. Нередко скульптурные группы, венчавшие те или иные ансамбли, сооружались быстро, для облегчения веса их изготавливали полыми. Согласно первоначальным проектам, которые были опубликованы летом 1949 года, большинство зданий не имели шпилей. На вершине МГУ предполагалось установить статую, плоскую крышу имело здание на Смоленской площади, дом на Площади Восстания заканчивался цилиндрическим восьмигранником, башня здания на Красных Воротах тоже не имела остроконечного завершения. Существует легенда, суть которой сводится к тому, что Сталин, проезжая мимо высотки на Смоленской (она была построена раньше остальных) выругался и велел добавить шпиль. Указание было выполнено, для чего пришлось вносить изменение в планировку пяти верхних этажей.
Почти никто теперь не помнит о том, что Московские высотки, практически впервые в СССР, строились каркасным способом. В этом была доля риска, без которого не обходится ни один эксперимент. О том, насколько он удался, судят сегодня жители этих домов. Идея каркасного строительства состояла в том, что надземная часть здания монтировалась из стального каркаса, элементы которого сваривались или реже скреплялись болтами. Отдельные элементы каркаса армировались бетоном. Делалось это не только из необходимости усиления жесткости, но и из соображений защиты каркаса. Во время возведения Главного здания МГУ даже имел место конфликт пожарного надзора со строителями, которые категорически отказались взять в бетонные футляры все металлические элементы. Проект такой обетонки металлоконструкций был даже составлен, причем естественно, что бетон не учитывался в статических расчетах армокаркаса и резко утяжелял здание. Кирпичная кладка каждого этажа опиралась на стальные ригели, передающие усилия на колонны. Помимо кирпича и гипсовых блоков при устройстве перегородок применялись и пустотелые керамические блоки, призванные облегчить вес здания. Значительную часть здания занимали пустоты и технические ходы, что очень сильно облегчало вес конструкции, по сравнению с традиционно возводимыми строениями. Именно это и позволило, в конечном счете, возвести такие огромные сооружения на подвижных грунтах берегов Москва-реки.
Здание высотой более 200 метров в 36 этажей возводилось впервые. Помог решить проблему подъема грузов кран УБК–2. 40 тыс. тонн весил металлический каркас главного корпуса университета, в нем была 71 тыс. элементов, а это 71 тыс. подъемов крана. Составы с кирпичом проходили насквозь под корпус там, где сейчас находится Актовый зал. Кран брал прямо с платформ контейнеры с кирпичом. Всего при строительстве нового здания было вынуто 7 млн. м3 грунта, уложено 180 млн. штук кирпича, смонтировано более 53 тыс. тонн металлоконструкций, облицовано более 270 тыс. м2 фасадов керамикой и 68 тыс. м2 гранитом, уложено свыше 480 тыс. м3 бетона и железобетона, оштукатурено 2,1 млн. м2 и окрашено 2,5 млн м2 поверхностей.
МГУ-шники с удовольствием расскажут вам, что в ГЗ 111 лифтов (особой конструкции!), что звезда на шпиле весит почти 12 тонн, что часы («чемпионы») никогда не ржавеют, диаметр их циферблата равен 9 метрам и стрелки их почти по 4 метра длинной (длиннее, чем на кремлевских курантах!). А еще покажут колонны перед кабинетом ректора – колонны из цельной яшмы, уцелевшие при взрыве Храма Христа Спасителя. Стоят в ГЗ до сих пор – при восстановлении храма их оставили главному корпусу… А вообще количество колонн в главном здании не счесть. Их просто очень много.

Первоначально здание МГУ на Ленинских горах называлось «Дом студента». Проектные работы были начаты в 1945 году. Теперь у разоренной войной страны появились более насущные нужды. Восстанавливать народное хозяйство нужно было грамотно, по последнему слову науки, и для этого требовались сотни тысяч образованных специалистов, которых ждали заводы, стройки, лаборатории.
Проектировщики МГУ вспомнили богатый довоенный опыт главного конструктора в Промстройпроекте (ПСП) Никитина и решили привлечь его к сотрудничеству. Николай Васильевич Никитин – конструктор — художник, основоположник новых конструктивных форм и методов в советском строительстве, сам себя всю жизнь скромно именовавший «инженером». В начале 30-х годов Никитин, исследуя рамные железобетонные конструкции, понял, что строительство по индивидуальным проектам должно уступить место массовому, типовому строительству. В этом переходе строительства на промышленные основы Никитин пытался сохранить духовное наследие архитектуры, возвести ее опыт на новую качественную ступень. В 1930-м Никитин заложил основы советского сборного строительства, которое стало массовым в 1958 году. Никитин – автор проектов Новосибирского вокзала, Западносибирского крайисполкома, Крымской ВЭС. В войну Никитин разрабатывал опытную серию типов железобетонных деталей для эвакуированных заводов.
Именно ему выпала завидная роль сконструировать и произвести расчет первой осуществленной взаимосвязанной системы «фундамент – каркас МГУ».
«Из всех ошибок, происходящих на постройке, наиболее пагубны те, которые касаются фундамента, так как они влекут за собой гибель всего здания и исправляются только с величайшим трудом», — так писал архитектор позднего Возрождения Андреа Палладио в трактате «Четыре книги об архитектуре».
Здание МГУ хорошо вписывалось в пейзаж Ленинских гор, но возводить здесь первый высотный дом было не просто рискованно, а даже опасно. Строители издавна боялись реактивных ползучих грунтов, а строить предстояло именно на таких ненадежных грунтах. Изучив геологические и гидрологические условия, Никитин сумел проникнуть в причину коварства этих грунтов и взялся обуздать их. По мысли конструктора, удержать здание на ненадежных грунтах мог лишь жесткий нерасчлененный пласт мощной толщины, но и он не гарантировал здание от скольжения и распирания фундамента изнутри недр. Решение пришло легко и неожиданно. Никитин вспомнил, Что найденный в папирусных свитках, относящихся к первому веку до нашей эры, трактат римского архитектора Витрувия «Десять книг об архитектуре» содержит весьма любопытный практический совет: «Для фундаментов храмовых зданий надо копать на глубину, соответствующую объему возводимой постройки…» Но высотный храм науки – МГУ, высотою в центральной части в 183 метра, потребует невообразимого котлована. Есть ли в нем необходимость? И чем вызвано такое категорическое требование? А если вспомнить, как земля сравнивает окопы и траншеи – рубцы и раны прошедшей войны, то можно в воображении землю уподобить воде, моментально выравнивающей свою поверхность. Тогда по закону Архимеда на тело, погруженное в жидкость, действует выталкивающая сила, равная весу жидкости, вытесненной этим телом… Вот ключ к совету Витрувия! Значит, на ненадежных грунтах можно строить, остается лишь смирить реактивность, вспучиваемость грунтов. Фундамент должен быть как бы «плавающим» в земле на бетонных «понтонах» коробчатой формы. Сплоченные между собой с помощью электросварки бетонные короба и составят главную особенность этого фундамента, выравнивающего осадку мощного сооружения, нейтрализующего реактивность грунтов. По сей день здание МГУ остается единственным зданием большой протяженности, в котором нет температурных швов. Когда Никитину пришла счастливая идея поставит университет на жесткий коробчатый фундамент, возникла та неразрешимая задача, которую до него еще никому не удавалось решить. Дело в том, что жесткий фундамент, заглубленный на 15 метров в глубину (грунта было вынуто ровно столько, сколько занимает полный объем здания), исключал жесткий каркас здания. Не фундамент, так само здание надо было разрезать температурными швами. Ведь если основание здания, заглубленное в землю, сохраняет относительно постоянную температуру, и колебания температуры происходят в фундаменте так медленно, что его тело сжимается и увеличивается без ущерба самому себе, то в каркасе резкие перепады температур способны разорвать самые жесткие узлы крепления. Поэтому строители «разрезают» здание. Но температурные швы снижают прочность постройки, лишают ее долговечности и удобства в эксплуатации. Швы удорожают и стоимость здания. Больше всего страдают от деформации нижние пояса высотных зданий, так как именно на них приходится тяжелый весовой пресс всей громады небоскреба. И тут Никитин нашел удивительный по смелости способ перенести давление с нижних этажей на верхние, ровно распределив его по всему каркасу МГУ. Для этой цели он предложил установить колонны большой свободной высоты, а промежуточные перекрытия нижнего яруса подвесить к этим колоннам так, чтобы подвесные перекрытия не мешали колоннам свободно деформироваться. От дерзости такого решения видавшие виды архитекторы и проектировщики разводили руками. Но едва проходило изумление, как возникал вопрос: «А выдержат ли колонны?» Тогда Никитин развертывал другие чертежи, и снова наступала долгая пауза. Отказавшись от привычной конфигурации колонн, Николай Васильевич разработал новый тип колонн крестового сечения. При этом крест колонны поворачивался на 45 градусов к главным осям здания. В итоге каждый луч «креста» принимал на себя максимальную нагрузку перекрытий сооружения, давая замечательную возможность «получить простые и удобные в монтаже жесткие узлы каркаса», — так было написано в акте экспертизы на это изобретение Никитина. Благодаря такому конструктивному решению «диафрагмы жесткости в здании МГУ оказались в центральной зоне сооружения, а уже оттуда распределялись по всему каркасу». Такое соединение наземной части МГУ с жестким фундаментом дало единственному в своей неповторимости ансамблю способность как бы парить в воздухе, подниматься за облака. От этого ощущения невозможно избавиться, особенно если смотреть на университет со стороны Лужников. Здесь мы впервые отчетливо видим, как конструктивное решение облагораживает и ведет за собой архитектурный образ здания, возвращает современной архитектуре ее подлинное назначение – вписывать линии в небо.
Всего в строительстве было задействовано 600 предприятий. Для доставки строительных материалов проложили 40 километров железнодорожного полотна. Строительство вели усиленными темпами. Первые этажи строили гражданские и военные специалисты. Выше одиннадцатого этажа работали заключенные. А потому на двадцатом этаже располагалась временная тюрьма.

Сталин был недоволен. Говорил так: "Строим дорого, долго и плохо". Видимо, чувствовал, что не доживет до окончания строительства. Так и получилось. Он умер в марте, а университет был сдан в эксплуатацию в августе. А уже была заготовлена доска "Московский государственный университет им. И.В. Сталина"
Участник строительства, а впоследствии начальник эксплуатационного участка Владимир Тихонович Славин вспоминает, что, когда Сталин умер, зеки ликовали, открывали окна, кричали: "Свобода!". Всего в "Стройлаге" числилось к окончанию строительства МГУ 14290 человек. Сооружение МГУ находилось под неусыпным контролем самого Лаврентия Берии, который приезжал на черном "ЗИС-110" в сопровождении плотного генерала с сединой на висках - Комаровского, начальника Главного управления лагерей промышленного строительства МВД. Сей чин курировал сооружение МГУ.

Главное здание построили на том месте, где планировали возвести Храм в честь воинов отечественной войны 1812 года. Но тогда от этой идеи отказались по причине слабого грунта. Пришлось вырыть фундамент, залить жидким азотом и поставить холодильники. Зона эта имеет статус суперсекретной, потому что если холодильники выйдут из строя, здание поплывет в Москву – реку. В 1985 году во время сухого закона там оборудовали банкетный зал для высоких гостей, чтобы спрятать это от людских глаз подальше. Во 2 подвале был раннее штаб Гражданской обороны. В галереях лежат груды мусора, флюоресцентные лампы, стальные двери полуметровой толщины. Там же в подвалах была обнаружена карта с подземными автомобильными дорогами, линии Экспресс – метро. Указаны выходы один на Мичуринский проспект, второй – на площади у Белорусского вокзала. В районе Раменок – есть бункер, построенный на случай войны, одна линия Экспресс – метро ведет именно туда, а другая во Внуково. Ветка Экспресс – метро проходит под главным зданием.












Интервью с Вадимом Михайловым. | ПОЧЕМУ, ЗАЧЕМ И КАК ПОГИБ КОСМОНАВТ КОМАРОВ.
Комментарии (2)
Styx # 31 июля 2013 в 11:41 0















Styx # 19 ноября 2014 в 21:12 0

СКОЛЬКО СТОЯТ КВАРТИРЫ В СТАЛИНСКИХ ВЫСОТКАХ.

Смотрим: http://realty.rbc.ru/articles/19/11/2014/562949993030748.shtml?utm_source=rambler&utm_medium=rcm&utm_campaign=562949993030748

Найти на сайте: параметры поиска