Неизлечимые заболевания.

Автор:
Опубликовано: 1966 дней назад (4 июня 2012)
Рубрика: Медицина
+1
Голосов: 1
Настоящая статья вышла из-под моего пера незапланированно — она родилась в процессе очень интересной дискуссии о причинах диабета, развернувшейся на одном из форумов рунета.
Ниже я вам расскажу то, чего не знает ни один врач из сферы ортодоксального здравоохранения — откуда вообще берутся хронические, рецидивирующие заболевания, которые, в итоге, становятся «неизлечимыми». Вообще, такую информацию не стоит публиковать открыто — поэтому я дам читателям время ее прочесть или скопировать, а потом удалю из открытого доступа.
То, что будет рассказано ниже — это я, разумеется, не сам придумал (не настолько гениален пока). Это наработки Ревича начала прошлого века, осмысленные мной и изложенные в относительно доходчивом стиле.
Каждая клетка человека (точнее будет сказать: клеточная мембрана) так или иначе состоит из сложной жироподобной субстанции (липидов). При этом имеется два глобальных класса липидов, находящихся в единстве и борьбе противоположностей — жирные кислоты (то, что агрессивно «тянет» на себя кислород) и стерины (то, что ограничивает активность жирных кислот, т.е. косвенным путем блокирует усвоение кислорода). Плюс во все это хозяйство химически встроены различные химические элементы, катализирующие те или иные реакции, протекающие в клетке. В замкнутые пространства, ограниченные мембранами, «залиты» растворы Белоусова-Жаботинского, являющиеся химическими «часами», которые (подобно маятнику в механических часах) определяют ход колебательных процессов в организме.
Организм человека (вплоть до отдельных клеток) способен защищаться от вредоносного воздействия — путем высвобождения в кровь жирных кислот, атакующих врага лавиной активных форм кислорода (АФК). Он также способен «латать» повреждения, полученные в результате нападения/защиты — путем высвобождения стеринов, а также при помощи так называемых антиоксидантов (как экзо- так и эндогенных). В норме все эти процессы сбалансированы.
Ареной, на которой разворачивается большинство «баталий», является кровь — проточный химический реактор, за химическим составом которой денно и нощно «бдит» целый ряд органов. Главным «контролером» содержания в крови как жирных кислот, так и стеринов, являются надпочечники — чрезвычайно сложный орган как по устройству, так и по функциям. В определенном смысле, надпочечники — это «предохранитель» от самоуничтожения. Люди с удаленными надпочечниками вообще не способны жить без заместительной гормональной терапии.
Подавляющее большинство гормонов надпочечников синтезируются организмом из холестерина. Исключение составляют эйкозапентаеновая и докозогексаеновая кислоты (имеются только в определенных сортах рыбы) и арахидоновая кислота (занимает 25% всего жирового содержимого надпочечников), которая поступает либо напрямую из морепродуктов, либо синтезируется (в присутствии пиридоксина — витамина В6) из линолевой и линоленовой кислот, которыми изобилуют растительные масла.
Практически весь обмен веществ в клетке регулируется (помимо катализаторов) простагландинами — метаболитами (в конечном счете метаболит — продукт окисления) арахидоновой кислоты. Практически все защитные процессы (читай: воспаления) регулируются лейкотриенами — метаболитами арахидоновой кислоты. Проницаемость сосудов, сворачиваемость крови и пр. регулируюся тромбоксанами — метаболитами арахидоновой кислоты. Все вместе это часто называется докозоидами или эйкозаноидами.
Дети, как правило, рождаются с надпочечниками, бедными арахидоновой кислотой, но очень богатыми стеринами и стероидными гормонами в частности — именно поэтому дети намного более чем взрослые, уязвимы для вирусных заболеваний и характеризуются высокой способностью к заживлению ран (часто бесследному). Отчасти по той же причине дети растут. По той же причине вирус, полученный от ребенка, намного более вирулентен, чем вирус, полученный от взрослого человека — вирусы изумительно хорошо культивируются и «звереют» в среде богатой стеринами. Поэтому очень часто когда в семье какой-нибудь дрянью, притащенной из детского сада, заболевает ребенок, заболевают и все остальные члены семьи. А вот перезаразиться тем же самым от взрослого человека более проблематично.
С возрастом, по мере увеличения человеком потребления ПНЖК (полиненасыщеных жирных кислот) — жареная пища, рыба и все, в состав чего входят растительные масла — в надпочечниках и теле в целом устанавливается относительный баланс жирных (атакующих) кислот и стеринов («латающих дыры» стероидных гормонов). Все знают, что молодежи море по колено, она чрезвычайно активна, почти никогда ничем не болеет, может даже позволять себе курение, пьянство и наркотики. Я думаю каждый человек хоть раз да недоумевал: как же так, в студенческие годы мог выпить литр водки, всю ночь проорать песни у костра, быстренько поспать — и ничего?! А к 40 годам уже со стакана — ни радости, ни доброго хмеля, да и отекший весь с утра как будто всю ночь керосинил…
Еще дальше с возрастом ситуация может изменяться по двум направлениям — жировое перенасыщение организма или жировое истощение (в зависимости от образа жизни, факторов внешней среды, вредных привычек, но, прежде всего, конечно, питания и принимаемых лекарств).
Избыток жирных кислот в теле приводит к быстрому и явно выраженному старению/дряхлению, наиболее часто проявляющемуся такими заболеваниями как ожирение, атеросклероз, артрит, остеохондроз, диабет всех видов, часто наблюдается дряблая, морщинистая кожа, сильные жировые отложения в теле, свисающие «ломтями».
Избыток стеринов, как правило, приводит к атеросклерозу, остеопорозу (рассасыванию костей) и раку всех видов.
Понятно теперь, почему абсолютно лидирующих причин смертности человека во всем мире всего две — атеросклероз и рак. Большинство остальных патологий имеют «промежуточный» характер и, зачастую, характеризуются избытком/истощением тех или иных катализаторов или антиоксидантов. Но в основе всех основ всегда — патологическое изменение жирового состава тела. Если изменения в водной среде (той же крови, например) происходят очень быстро и оперативно, то изменения в жировой среде крайне вялотекущи. Но когда они наступают, разворот их обратно (если он вообще возможен) занимает едва ли меньше времени, чем их формирование. Вот почему справедлива пословица: заболевание лечится столько же, сколько ему лет. Умные люди давно подметили, что быстро прогрессирующее заболевание (сколь бы тяжело оно ни было) очень часто также быстро отступает (при надлежащей терапии, конечно). И наоборот: то, что вяло тякло, тлело, точило годами и десятилетиями отступает также неохотно.
Теперь самое сложное и, одновременно, самое интересное. Неизлечимые заболевания — их и без рака хватает: диабет, рассеянный склероз, склеродермия, астма, аллергия (особенно круто, когда дети не могут есть вообще ничего, кроме риса и индейки, не говоря уже про прием лекарств) и прочие так называемые «аутоиммунные» заболевания. С чего, вдруг, организм решает «долбать» сам себя — на этот вопрос, конечно, ни один медбрат внятного ответа дать не может. Неслучайно по статистике врачи — люди с одним из самых низких IQ (показателем интеллекта) среди представителей других профессий.
А ларчик-то просто открывается — патологический избыток патологических жирных кислот везде, где только можно. Особенно вредоносны так называемые конъюгированные жирные кислоты, обладающие самой большой разрушающей силой (самые мощные генераторы АФК).
Откуда берется такое «счастье» на нашу голову? А их производит сам организм в ответ на ожоги (включая солнечные), переломы, травмы, ранения, ксенобиотики (продукты вредных привычек и, особенно, аптечных лекарств) и вообще любую форму шока, включая эмоциональный, психологический. А зачем же организм это делает? А это, братцы, отчаянное усилие в борьбе за жизнь — крайняя мера по затягиванию в поврежденную/атакованную область максимально возможного количества кислорода — универсального и неповторимого в своем действии поставщика энергии и детоксиканта.
Думаю, не стоит особо разжевывать, что все такие (аутоиммунные) состояния резко ухудшаются/обостряются при увеличении поступления в организм масел любых видов (особенно смертоносны жареные масла и масла рыб — почти конъюгаты) и недостатке поступления аминокислот, т.е. белковой пищи, а еще конкретнее — мяса.
Разумно будет спросить: ну, ведь жареное едят почти все и травмируются так или иначе на протяжении жизни тоже все, но почему не все заболевают аутоиммунными заболеваниями? Ответ довольно прост: в теле человека с нормально функционирующими надпочечниками, конъюгированные жирные кислоты своевременно нейтрализуются соответствующими гормонами и выводятся из тела. Соответственно, в теле человека с ненормальным наполнением (либо истощением, либо качественной неадекватностью) надпочечников, конъюгированные жирные кислоты продолжают свое существование неограниченно долго!
У каких людей содержимое надпочечников истощено? У людей, которые пребывают в состоянии хронического стресса (военные, бизнесмены, политики, предприниматели и пр.), частого психического напряжения (дети неблагополучных семей, ретивые менеджеры, курильщики, алкоголики, наркоманы и пр.), у тех, кто плохо, неполноценно питается (вегетарианство, голодание, диеты обедненные животным белком и т.д.) и восстанавливается после нагрузок (физическое переутомление, психическое изнурение, экзамены, сессии и т.д.). Не говоря уже про тяжело перенесенные заболевания и травмы.
Более того, совершенно никак не связанные ни с какими Ревичами исследования (их много проводилось разных по разным поводам) показывают, что истощение надпочечников с возрастом наступает у подавляющего большинства людей. Особенно, если «бегать» от мяса как черт от ладана и жрать одну «траву» — а ведь именно к такому питанию в итоге стремятся практически все, кто уже почувствовал дыхание костлявой в затылок! Одним словом, факторов, которые могут напрочь «посадить» надпочечники — вагон и маленькая тележка. Не забыли еще, что большая часть гормонов надпочечников производится только из холестерина? А мы его давай давить по совету врачей! К слову сказать, холестерин никогда не был причиной ни инфарктов, ни инсультов — но об этом, понятное дело, не принято говорить вслух. Ведь антихолестериновые препараты класса Статинов — это касса!
«Казимир Алмазов — это имя, это афиши, это касса!»
© бесподобный Сергей Филиппов из к/ф «Укротительница тигров»
Но остается самый главный вопрос: как конъюгированные жирные кислоты ухитряются задерживаться в теле на долгий срок, избегая каких бы то ни было метаболических трансформаций?
Ревич еще 70 лет тому назад показал, что конъюгированные жирные кислоты образуют необратимые (т.е. неразрушимые обычными способами) связи с галогенами (самые яркие представители — хлор, иод) и очень трудно обратимые — с кальцием (оксалаты). Хлор и кальций — они повсюду, они окружают человека на каждом шагу (поваренная соль NaCl, хлорированная и кальцинированная вода водопровода плюс изобилие молочных продуктов — читаем бестселлер Н.Г. Друзьяка «Как продлить быстротечную жизнь»). Ну а щитовидная железа вообще не работает без иода...
Дальше картина получается крайне безрадостная. Конъюгированные жирные кислоты, на нейтрализацию которых у полудохлых надпочечников не хватило силенок, «засасывают» на себя весь проплывающий мимо иод, хлор и кальций и превращаются в нерушимые комплексы. При этом они частично утрачивают свою активность, но никуда не исчезают! Наоборот — они «сидят» еще крепче и увереннее.
С одной стороны, это приводит к ослаблению некоторой части симптоматики. Но с другой — это приводит к сонму новых проблем. Во-первых, это истощает запасы активного иода — привет щитовидной железе со всеми вытекающими. Во-вторых, это вызывает боли, и порой очень сильные. Как они возникают? Намертво связанный конъюгатами «кислый» хлор не может более связываться с щелочными металлами (особенно натрием и калием), в результате чего те образуют еще более щелочные соединения с угольной кислотой — карбонаты. В результате возникает дикий местный алкалоз. В-третьих, вырастающие (по закону роста кристаллов из затравки в насыщенной среде) кристаллы кальция забивают сосуды и резко ухудшают кровоснабжение органов и тканей — последствия очевидны.
Отдельно хочу сказать несколько слов о диабете. Есть всего 4 типа «проблем с сахаром»:
1. Глюкоза сильно повышается, инсулина мало, итоговый сахар в крови — очень высокий
2. Глюкоза сильно повышается, инсулин сильно повышается, итоговый сахар в крови — все равно высокий
3. Глюкоза слегка повышается, инсулин сильно повышается, итоговый сахар в крови — очень низкий
4. Глюкоза слегка повышается, инсулин повышается, итоговый сахар в крови — низкий
П.1 называется диабетом 1-го типа, инсулинозависимым и почти всегда сопровождается избыточной симпатической активностью — пульс шкалит, давление шкалит, весь потный и т.д.
П.2 называется диабетом 2-го типа, инсулиноНЕзавимым и почти всегда сопровождается кетозом, т.е. производством энергии за счет жирных кислот и неспособностью получения энергии за счет углеводов.
П.3 и П.4 — своего рода ПРЕДдиабетические состояния, которые рано или поздно переходят в полноценный диабет. Оба состояния характеризуются частыми паническими, предобморочными, тревожными приступами, возникающими из-за резкого «обрушения» глюкозы в крови, что лишает головной мозг столь необходимого ему питания. П.3 почти всегда сопровождается избыточной ПАРАсимпатической активностью, а П.4 — глюкогенной. Но нас в данном контексте интересуют только терминальные случаи — 1-й и 2-й.
Поясню парадоксальность «диабетической» ситуации, так сказать, на пальцах. Известно, что из диабетиков идет темная, вонючая, густая, тяжелая моча. Еще в начале прошлого века Ревич показал, что такое явление — признак бешеного алкалоза тканевого массива. Кровь (т.е. не сама кровь, конечно, а организм с ее помощью), как «надтканевая» жидкость, отчаянно пытается компенсировать «нижележащую» щелочь бешеной кислотностью, т.е. в крови имеем лютый ацидоз.
Растворить практически любую ткань животного происхождения, включая волосы и кости, может только щелочь — по такому же принципу работает сантехническое средство для прочистки канализационных труб «Крот». Поэтому ткани диабетика находятся в состоянии постоянного распада сродни гниению. Именно этим обусловлена потеря, в конечном счете, массы тела.
За алкалоз отвечают жирные кислоты, которых много настолько, что они в избытке присутствуют даже в крови. Именно жирные кислоты обуславливают темный цвет крови (точно такой же наблюдается при шоках), сгущение крови за счет слипания эритроцитов в хорошо известные «монетные столбики» (неустойчивые агрегаты эритроцитов) и, как следствие, повышение артериального давления (АД) со всеми вытекающими (инфаркт, инсульт и пр.).
Да, самое главное про диабетиков забыл сказать! В чем, собственно, самая большая проблема при инсулинозависимом диабете? Почему инсулина-то нет? Возможных причин, собственно, всего две:
1. гибель той части островков Лангерганса, что отвечают за инсулин (бета-клеток) или
2. их обыизвествление.
Второе происходит значительно чаще — т.е. бета-клетки живы, но забиты солями кальция. А что за соли кальция-то их забивают? Оксалаты. Это те самые соли, по поводу которых официальная медицина и по сей день недоумевает — откуда они берутся? Ведь оксалат — соль щавелевой кислоты, а где содержится щавелевая кислота? В щавеле, ревене да шпинате, преимущественно. Но диабетом болеет огромное число людей, а вышеуказанные продукты потребляет крайне мало народа, да еще чтобы в избытке… И вот сидят тупые медбратья и ожесточенно чешут репу: оксалаты прут из организма, а откуда они берутся — хуй его знает.
А Ревич на то и гений был, чтобы объяснить этот феномен. Ревич показал, что щавелевая кислота — один из конечных продуктов метаболизма (в конечном счете окисления) в теле жирных кислот. Да-да, тех самых, из которых (частично) сделаны клеточные мембраны!
При избытке в теле жирных кислот, особенно, если это сопровождается усиленным поступлением кальция (плохая вода, молочные продукты и пр.), в нем постепенно накапливаются оксалаты, которые парализуют нормальную работу клеток. Как это происходит?
Эндокринный аппарат поджелудочной железы — это рассеянные по всей железе островки Лангерганса, содержащие от нескольких единиц до нескольких сотен мелких клеток. В островках можно различить, по крайней мере, три вида клеток, называемых альфа-клетками, бета-клетками и дельта-клетками.
Альфа-клетки выделяют глюкагон, бета-клетки — инсулин, а дельта-клетки — соматостанин.
Глюкагон расщепляет гликоген печени и, таким образом, повышает уровень глюкозы в крови. Последовательность реакций, в которых глюкоза синтезируется (особенно в печени) из неуглеводистых источников, таких как аминокислоты, пировиноградная кислота или глицерин, называется глюконеогенезом. К слову сказать, это как раз тот самый механизм, который кормит глюкозой опухоли даже если человек вообще не ест углеводистой пищи. Именно клинические эксперименты по ингибированию глюконеогенеза различными препаратами доказали тотальную зависимость опухолевых тканей от глюкозы. Впрочем, это уже совсем другая тема... Соматостанин тормозит секрецию и глюкагона, и инсулина, т.е. он поддерживает более стабильным уровень сахара в крови, не создавая ни гипергликемии, ни гипогликемии. Инсулин — это анаболический гормон, стимулирующий в клетках биосинтез белков, жиров и углеводов. А основной функцией инсулина является понижение уровня глюкозы в крови.
Абсолютный или относительный недостаток инсулина является причиной сахарного диабета. А точнее, сахарный диабет возникает в том случае, когда примерно 90% бета-клеток утрачивают свою способность вырабатывать инсулин.
Официальная медицина считает по поводу диабета следующее. Якобы, клетки, секретирующие инсулин, истощаются в результате интенсивной работы, вызванной переработкой повышенных доз сахара, т.е. причина — именно в гибели клеток. Островков Лангерганса больше всего в хвостовой части поджелудочной железы, где находятся очень мелкие панкреатические протоки. Они легко закупориваются камнями из солей кальция, после чего, якобы, происходит самопереваривание железы в хвостовой части панкреатическим соком, что и приводит к гибели островкового аппарата, а в результате и к инсулиновой недостаточности, и к возникновению явного сахарного диабета. Процесс этот может протекать безболезненно, так как протоки невелики и панкреатического сока в них собирается немного, но последствия его катастрофичны — происходит очаговое самопереваривание железы. Поэтому сахарный диабет чаще всего является симптомом хронического безболевого (латентного) панкреатита и имеет ряд особенностей. Одновременно с уменьшением секреции инсулина бета-клетками происходит снижение секреции и глюкагона альфа-клетками. То есть при самопереваривании железы эти клетки гибнут одновременно. Поэтому сахарный диабет и считается неизлечимой болезнью, что погибшие секретирующие клетки в дальнейшем не возобновляются, а замещаются соединительной тканью.
На рентгеновских снимках отчетливо видно, что обызвествление поджелудочной железы бывает или равномерно рассеянным по всей железе, или преимущественно в головке железы, или в хвосте. Последний случай может в наибольшей степени приводить к развитию сахарного диабета. Давно замечено, что кальцификация поджелудочной железы усугубляет течение хронического панкреатита и, как правило, сочетается с сахарным диабетом. И когда кто-то говорит о генетической предрасположенности организма к сахарному диабету (что само по себе — чушь собачья), то следует понимать это не как генетическую «запись» о начале развития этой болезни с определенного возраста, а как генетически заданное строение самой железы, отложение камней в которой начинается в хвостовой части, где преимущественно и сосредоточены секретирующие инсулин клетки.
Но на самом деле дело зачастую обстоит совершенно иначе — как уже говорилось выше, клетки живы, но забиты солями кальция.
Если оксалаты «забивают» бета-клетки поджелудочной железы (генераторы инсулина) — возникает диабет 1-го типа (инсулинозависимый). А, учитывая, что поджелудочная железа производит «живую щелочь» — там камням сам бог велел расти как на дрожжах.
Если оксалаты «забивают» дельта-клетки (ограничители инсулина и глюкагона) — возникает диабет 2-го типа (инсулиноНЕзависимый).
Если оксалаты «забивают» периферические клетки — возникают диабетические ангиопатии и нейропатии.
Значит, чтобы справиться с диабетом нужно что? Правильно! Прежде всего, удалить из тела соли щавелевой кислоты, т.е. ОК-СА-ЛА-ТЫ. А вот этого у нас делать не умеют — ураты (соли мочевой кислоты) можно удалить обычным уксусом, фосфаты (соли фосфорной кислоты) — нагревом (баня, например). А вот с оксалатами беда — ничем они просто так не растворяются, суки. А Ревич умел их растворять... Так мы плавно подошли к решению более глобальной проблемы — проблемы «неизлечимых», якобы аутоиммунных заболеваний вообще.
Очевидно, что решить проблему коренным образом можно лишь убрав из тела конъюгированные жирные кислоты. Но предварительно необходимо освободить их от галогенов и кальция (все эти элементы будут немедленно и с радостью востребованы организмом), а затем быстренько «грохнуть» сами конъюгаты, пока они не успели вновь «зарасти говном» — а для этого нужны здоровые надпочечники. Значит, необходимы вещества, которые способны:
1. разрушать оксалаты
2. отрывать галогены от конъюгированных двойных связей
3. «ломать» как-то жирные кислоты вообще
4. восстанавливать функцию надпочечников.
Первые три класса веществ были обнаружены не только Ревичем, но и нашим соотечественником, А.С. Самохоцким. Ведь не зря Самохоцкий начал свой путь именно с травматических больных. А, как вы, надеюсь, помните, травма любого рода — это всегда «полна жопа огурцов», т.е. конъюгированных жирных кислот.
Восстановить же функцию надпочечников можно только одним способом — это изобилие вареного (или еще лучше сырого — главное, чтобы гельминтов не было) мяса птицы и домашних животных и полное табу на растительное и рыбное масло во всех его проявлениях и формах. Иными словами, нельзя есть вообще ничего, кроме мяса в собственном соку, бульонов и вареных овощей.
Ну и, напоследок, еще один малоизвестный факт, установленный Ревичем. Как можно нейтрализовать любые жирные кислоты вообще? In vitro это делается в (я умышленно опускаю подробности и сокращаю) 4 приема:
1. сода
2. охлаждение до +4 градусов
3. марганцовка
4. хлорид кальция.
Ничего знакомого не видите? Знаменитый Порфирий Иванов зря что ли начинал лечение всех заболеваний с обливания ледяной водой? А знаете ли вы, что диабет можно в ряде случаев вылечить инъекциями обычной аптечной марганцовки? А кто не знает, что многие аллергические состояния снимаются инъекциями хлорида кальция?
Но еще интереснее другое! Откуда вообще берется простуда? Элементарно. Интенсивно вдыхаемый носом и ртом холодный воздух приводит к частичному освобождению конъюгированных жирных кислот от галогенов (а этого добра в носоглотке всегда тонна — «стражи» входных отверстий, как вы понимаете). В результате этого «просыпаются» (реактивируются) чрезвычайно интенсивные окислительные процессы, в результате которых, собственно, и образуется воспаление (лейкотриены — не забыли еще?). Дальше возможны два варианта:
• либо «открывшиеся» конъюгаты будут нейтрализованы гормонами надпочечников (при условии нормального их наполнения и качества),
• либо с течением времени конъюгаты просто снова «зарастут» галогенами и кальцием (кто же не знает бабушкиного рецепта пить при простуде горячее молоко, т.е. считай, жидкий кальций?!) и воспаление стихнет по причине того, что «бензин кончился».
Поэтому блокада конъюгатов чем-либо (кальцием или хлором или иодом, как это делается при терапии казахским Йодолавином) — не лучший способ решения проблем. Да, какая-то часть досаждающей болезненной симптоматики, безусловно, исчезнет, но глубинная причина так и останется. Иными словами, стоит снова простудиться или съесть что-нибудь, содержащее уксус или лимонную кислоту (природные комплексоны кальция) — и… «наша песня хороша, начинай сначала». У меня в практике был чрезвычайно курьезный случай: еще вчера совершенно здоровая девушка, не предъявлявшая вообще никаких жалоб, выпила на ночь овощной коктейль из свекольного (мощнейший ощелочитель), сельдерейного и лимонного сока. Утром она говорила уже шепотом, ее лихорадило, а в горло словно запустили ежей...
Но вообще, если подходить к проблеме глобально, то нужно перестраивать сам фундамент таких состояний, т.е. тем или иным образом снижать количество жирных кислот в теле. Но это проще сказать, чем сделать, ибо все тело состоит из жирных кислот так или иначе. Фактически, человек, чтобы выжить, должен поменять весь жировой состав тела. Как это сделать?
Прежде всего, диета — основа всех основ. Без правильной диеты вылечиться от аутоиммунных заболеваний, включая диабет, НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО. Что же это за диета? Это тотальное исключение из рациона любых углеводов (кроме вареной капусты и желательно только Брокколи) и всего, что так или иначе приготовлено с использованием растительного или рыбного масла. Т.е. это вся сдоба (хлеб, булки, пирожные, макароны и пр.), заправки для салатов, майонез, маргарин, сыр, сливочное масло, сливки, морепродукты в любом виде, орехи, субпродукты (печень, почки, сердце, желудочки и пр.) не говоря уже про все что поджарено. На все это — табу на всю оставшуюся жизнь. Равно как и на все, что содержит сахар, а это — мед, кисели, компоты, любые фрукты (за исключением черного винограда), не говоря уже про фруктовые соки. Табу. Навсегда.
Что же есть? Белок, белок и еще раз белок. Вареное постное мясо (баранина, свинина, говядина), яйца и вареную капусту Брокколи. Иногда можно каши — гречневую, овсяную, рисовую. Все. Пить только чистую воду. Точка по диете.
Но одной диетой ситуацию коренным образом не переломить. Хотя и без диеты тоже — синергизм, понимаете ли. Далее, необходимо постоянно вводить вещества:
• связывающие жирные кислоты,
• способствующие утилизации жирных кислот
• умеренно закисляющие тканевой массив, но НЕ увеличивающие кислотность крови
• поддерживающие функцию печени (ибо на нее обрушится такой объем работы, что мама-не-горюй),
• уплотняющие «гниющую» ткань
• жирорастворимые антиокисданты.
Ну, а тут без Ревича — никуда. И заметьте — никаких средств, понижающих давление или инсулина!
Главное в этом деле (как, впрочем, и в любом другом) — не переусердствовать. Потому что иначе может наступить другая жопа — противоположная диабетически-аутоиммунной.
А именно: светлая, легкая, прозрачная моча (совсем как вода) — признак бешеного ацидоза тканевого массива. Кровь, как «надтканевая» жидкость, отчаянно пытается компенсировать «нижележащую» кислоту повышенной щелочностью, т.е. в крови имеем алкалоз. Растворить практически любую ткань животного происхождения может только щелочь, а в тканях у нас... кислота. Поэтому в тканях такого человека у нас что растет? Ну, в общем думайте и присылайте правильные ответы!
За ацидоз отвечает не только молочная кислота, но и стерины, которых много настолько, что они в избытке присутствуют даже в крови. Именно стерины обуславливают ярко-красный, алый цвет крови. Но только хорошей текучестью и тут не пахнет! А почему? Потому что накапливающийся холестерин и, что гораздо страшнее, триглицериды рано или поздно закупоривают сосуды, увеличивая из без того гипоксическое состояние тканей. Ну и дальше по сценарию... Скачок давления и... вечное безмолвие.

Автор: Raoul Sanchez .
Метромост. | «Вертушка».
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Найти на сайте: параметры поиска