ЗАПРЕЩЕННЫЙ ГАГАРИН.

Автор:
Опубликовано: 3310 дней назад (2 октября 2012)
Рубрика: Их знают все.
+1
Голосов: 1


ЗАПРЕЩЕННЫЙ ГАГАРИН.

Когда начинаешь в подробностях изучать историю космонавтики, то убеждаешься, что практически вся она сфальсифицирована. Факты в этой истории подменены мифами, к правде примешана ложь. Такое положение вещей сложилось неслучайно — в ситуации Холодной войны, когда идеологическому фронту придавалось большое значение, каждая из сторон старалась так или иначе очернить противника и обелить себя. Свой вклад в фальсификацию внес и режим секретности, окружавший самые передовые научные открытия и технологии. Кстати, его никто не отменял, и многие подробности даже очень знаменитых исторических событий мы узнаём только сегодня.

ЗАГАДОЧНЫЙ «ВОСТОК».




После того, как 12 апреля 1961 года советский офицер Юрий Алексеевич Гагарин совершил на космическом корабле «Восток» облет земного шара и был объявлен первым космонавтом планеты, стали появляться статьи и книги, посвященные этому историческому событию. Однако при всем желании и упорстве авторы статей и книг о полете Гагарина не могли отыскать главного — как выглядел корабль, на котором летел первый космонавт. Размытые снимки, на которых были изображены сигара взлетающей ракеты и конус головного обтекателя, прятавший настоящий корабль, ничего не могли дать ни журналистам, ни экспертам-профессионалам.
Основываясь на опубликованных данных американских проектов пилотируемых кораблей «Меркурий», «Джемини» и «Аполлон», эксперты пытались составить описания возможных вариантов конструкции «Востока». Все эти варианты в конечном итоге оказались очень далеки от оригинала.
Прежде всего смущала форма «Востока». Эксперты знали, что внешняя форма космического корабля должна быть довольно причудливой за счет размещения на нем тормозной двигательной установки и баков с топливом. Простой конус, растиражированный в печати, наводил на мысль о подлоге, о стремлении советских ученых выдать за космический корабль головной обтекатель ракеты-носителя.
Некоторые сведения о корабле удалось получить, изучая модель «Востока», которая демонстрировалась в июле 1961 года во время воздушного парада в Тушино. Конус головного обтекателя по-прежнему скрывал детали конфигурации, однако экспертам удалось увидеть люк, через который советский космонавт осуществлял катапультирование. Впрочем, макет добавил и вопросов. Так, к задней части конуса был прикреплен аэродинамический стабилизатор, что привело к самым различным толкованиям его назначения в подлинной компоновке «Востока».
Дополнительную путаницу внес и полет корабля «Восток-2» с Германом Титовым. Среди фотоматериалов, сопровождавших некоторые публикации, посвященные этому событию, западные эксперты увидели знакомый конус с «хвостовым стабилизатором». Но теперь на корабле появились два небольших крыла, идентифицированные как органы рулевого управления при полете корабля в атмосфере! На вопросы журналистов об этих крыльях, советские должностные лица отвечали, что корабль «Восток-2» отличается от «Востока-1». Мол, в ходе длительного 17-виткового полета корабль Титова опускался в пределы атмосферы и маневрировал, возвращаясь на орбиту. Газеты писали: «В течение часа майор Титов производил испытания системы ручного управления кораблем-спутником. После окончания испытаний он доложил о хорошей управляемости корабля-спутника при маневрировании».
Титов действительно опробовал систему ручного управления кораблем, но, конечно же, никаких маневров схода и возвращения на орбиту не осуществлял — для «Востока» подобная эквилибристика обернулась бы катастрофой. Тем не менее, из-за политики умолчания многие поверили в такую полуправду. А некоторые западные издания даже поместили статьи, в которых утверждалось, что Советы разрабатывают крылатый космический корабль военного назначения!
Только 30 апреля 1965 года первый макет «Востока» в его подлинном виде был экспонирован на ВДНХ. Наибольшее удивление у западных экспертов вызвал тот факт, что Гагарин, оказывается, путешествовал по космосу внутри шарообразного спускаемого аппарата!

ГАГАРИН НА КРАЮ ГИБЕЛИ.
За прошедшие годы достаточно много было написано и о первом орбитальном витке. Казалось бы, что можно добавить к трудам, ставшим классическими. Но на самом деле многие подробности этого знаменитого полета до последнего времени скрывались от общественности. А все потому, что 12 апреля 1961 года едва не случилась трагедия.
Старт и выход на орбиту прошли нормально. Тряска, шум, перегрузки, вибрации — все в пределах допустимого. Но стоило кораблю выйти на орбиту, неприятности посыпались, как из рога изобилия.
Улетел куда-то плохо закрепленный карандаш, и стало нечем делать записи в бортовом журнале.
Не до конца перемоталась пленка в магнитофоне, и пришлось ее экономить.
Связь с Землей оказалась недостаточно устойчивой, то и дело пропадала.
Корабль во время полета вращался вокруг продольной оси.
«Мне сообщили, что корабль идет правильно, что орбита расчетная, что все системы работают нормально», — свидетельствует Гагарин в своем отчете.
Тут Земля, мягко говоря, слукавила. Согласно расчетам баллистиков, корабль Гагарина в действительности вышел на слишком высокую орбиту — 327 км в апогее (против 249 км и 247 км у беспилотных кораблей типа «Восток», запущенных ранее). На случай отказа тормозного двигателя была предусмотрена схема схода с орбиты за счет аэродинамического торможения в верхних слоях атмосферы, при которой космический корабль должен был бы спуститься на Землю через 5 — 7 суток. На этот же срок рассчитывались и все запасы на борту. Однако, установив истинную орбиту «Востока», баллистики схватились за головы: корабль мог остаться в космосе на 15 — 20 суток!
(Примечательно, что наземные службы «слукавили» дважды: в официальном сообщении ТАСС была указана заниженная высота апогея — 302 км).
К счастью, тормозная двигательная установка (ТДУ) конструкции Алексея Исаева не подвела, сработала точно в течение запланированных 40 секунд.
«В этот момент произошло следующее, — отмечает космонавт. — Как только выключилась ТДУ, произошел резкий толчок. Корабль начал вращаться вокруг своих осей с очень большой скоростью. Земля проходила у меня во "взоре" сверху вниз и справа налево. Скорость вращения была градусов около 30 в секунду, не меньше. Получился "кордебалет": голова-ноги, голова-ноги с очень большой скоростью вращения. Все кружилось. То вижу Африку (над Африкой произошло это), то горизонт, то небо. Только успевал закрываться от солнца, чтобы свет не попадал в глаза. Я поставил ноги к иллюминатору, но не закрыл шторки. Мне было интересно самому узнать, что происходит. Я ждал разделения. Разделения нет. Я знал, что, по расчету, это должно произойти через 10 — 12 секунд после выключения ТДУ. При включении ТДУ все огни на ПКРС (пульте контроля ракетных систем — А.П.) погасли. По моим ощущениям, времени прошло гораздо больше, чем следовало, но разделения все не было...» А произошло следующее. После того, как ТДУ выдала тормозной импульс, приборный отсек должен был отделиться от спускаемого аппарата. Он отделился, но не полностью. Плата с кабель-мачтой не отстрелилась. И приборный отсек, соединенный пучком кабелей со спускаемым аппаратом, поволокся за ним. Он отстал, лишь когда провода перегорели из-за нагрева в атмосфере.
А в это время в кабине...
«Прошло минуты две, а разделения по-прежнему нет. Доложил по каналу КВ-связи, что ТДУ сработала нормально. Прикинул, что все-таки сяду нормально, так как тысяч шесть есть до Советского Союза, да Советский Союз тысяч восемь будет. Шум поэтому не стал поднимать. По телефону доложил, что разделение не произошло. Я рассудил, что обстановка не аварийная. Ключом я передал команду "ВН4", что означало "все нормально"».
Все эти проблемы первого витка оказались долгое время утаивались от широкой публики — поскольку советские идеологи сочли, что рассказ о трудностях может «бросить тень» на советскую космонавтику, вызвав волну злословия на Западе.

ПРОБЛЕМА РЕКОРДА.
Перед самым приземлением Юрий Гагарин катапультировался из спускаемого аппарата на высоте 1500 м. Дело в том, что спускаемый аппарат космических кораблей типа «Восток» не были снабжены двигателями мягкой посадки; кроме того, специалисты опасались «заваривания» люка — в результате и была предложена схема, при которой космонавт приземлялся отдельно от спускаемого аппарата.
В своем докладе Юрий Алексеевич описывает свои ощущения в этот момент так:
«Жду катапультирования. В это время на высоте примерно около 7 тысяч метров происходит отстрел крышки люка № 1: хлопок — и ушла крышка люка. Я сижу и думаю, не я ли катапультировался? Так тихонько голову кверху повернул, и в этот момент выстрел — и я катапультировался — быстро, хорошо, мягко, ничем не стукнулся. Вылетел с креслом. Смотрю, выстрелила эта пушка, ввелся в действие стабилизирующий парашют. На кресле сел как на стуле. Сидеть на нем удобно, очень хорошо, и вращает в правую сторону. Начало вращать на этом стабилизирующем парашюте.
Я сразу увидел; река большая — Волга. Думаю, что здесь больше других рек таких нет, — значит, Волга. Потом смотрю, что-то вроде города, на одном берегу большой город и на другом значительный. Думаю, что-то вроде знакомое. Катапультирование произошло над берегом, по-моему, приблизительно около километра. Ну, думаю, очевидно, ветерок сейчас меня потащит туда, буду приводняться. Отцепляется стабилизирующий, вводится в действие основной парашют — и тут мягко так, я ничего даже не заметил, стащило. Кресло ушло от меня, вниз пошло.
Я стал спускаться на основном парашюте... Думаю, наверное, Саратов здесь, в Саратове приземляюсь. Затем раскрылся запасной парашют, раскрылся и повис вниз, он не открылся, произошло просто открытие ранца.
Тут слой облачков был, в облачке поддуло немножко, раскрылся второй парашют, наполнился, и на двух парашютах дальше я спускался. Наблюдал за местностью, видел, где приземлился шар и белый парашют. Шар приземлился недалеко от берега Волги, примерно в четырех километрах от него я приземлился».
Казалось бы, все понятно: шар — отдельно, Гагарин — отдельно, такова принятая конструкторами схема, и что-то оспаривать или скрывать тут бессмысленно. Однако и эти подробности долгое время оставались секретными.
На послеполетной пресс-конференции один из западных корреспондентов спросил у Гагарина, как произошло приземление: в кабине корабля или на парашюте вне ее. Космонавт стал консультироваться с руководителем конференции и затем неожиданно для всех сообщил, что Главный конструктор предусмотрел оба способа посадки: как внутри, так и вне корабля (!?). Почему он не сказать правду? Оказывается, кто-то из наших «идеологов» решил, что катапультирование и спуск на парашюте умаляют героизм космонавта, преуменьшают заслугу советских специалистов. Будучи человеком дисциплинированным, Гагарин подчинился команде и ответил, как было указано.
Эта история имела продолжение. Примерно через три месяца в Париже Международная аэронавтическая федерация (ФАИ), на своем заседании должна была зафиксировать мировой рекорд Юрия Гагарина, но по установленным правилам рекорд официально регистрировался только в том случае, если пилот приземлялся в своем самолете или космическом корабле. Вот тут-то вновь и встал вопрос о том, как приземлился Гагарин. Советская делегация утверждала, что он был в кабине. Руководители ФАИ требовали предоставить соответствующие документы. Наши представители, конечно, никаких документов предъявить не могли, но продолжали настаивать на своей версии. Перебранка шла около пяти часов. Когда наступило время обеда, официальные руководители ФАИ решили согласиться с утверждением, что Гагарин приземлился в кабине корабля, и зарегистрировали его рекорд.
Обман продолжался и после других полетов наших космонавтов. Годом позже, например, западные корреспонденты спросили у космонавта Павла Поповича о способе его посадки. И он ответил: «Подобно Титову и Гагарину, я приземлился внутри корабля».
В конце концов советские идеологи сами сообщили миру правду. Когда в 1964 году стартовал трехместный «Восход», в советских средствах массовой информации появилось официальное сообщение о том, что его экипаж впервые получил возможность приземлиться в своем корабле.
Самое же удивительное во всей этой истории, что лживый миф о приземлении Гагарина продолжал существовать и после опубликования всех данных о корабле «Восток», вводя в заблуждение даже компетентных специалистов. Возьмем, например, иллюстрированную энциклопедию «Космическая техника» британского историка Кеннета Гэтланда, изданную в 1982 году, и прочитаем:
«На высоте около 7 км входной люк отстреливался от спускаемого аппарата и кресло с космонавтом катапультировалось. Раскрывался парашют, через некоторое время сбрасывалось кресло, чтобы космонавт не ударился о него при приземлении. Гагарин был единственным космонавтом КК "Восток", остававшимся в спускаемом аппарате до приземления и не использовавшим катапультируемое кресло. Все последующие космонавты, летавшие на кораблях "Восток", катапультировались. Спускаемый аппарат корабля "Восток"приземлялся отдельно на собственном парашюте...»
Получался парадокс: нам рассказывали, что полет Гагарина прошел штатно, но при этом оказывалось, что приземлился он не штатно. Советские идеологи запутались в своей лжи и запутали других.

ВЫРЕЗАННЫЙ ДИАЛОГ.
Долгое время тайной за семью печатями оставалась запись переговоров Юрия Гагарина с Центром управления. Отдельные ее фрагменты публиковались в популярных книгах, но целиком ее решились напечатать только в 1991 году — к тридцатилетию полета Гагарина.
Ничего особенно сенсационного эта запись не содержит — она всего лишь дополняет рассекреченный отчет первого космонавта и, по большому счету, интересна только специалистам. Однако и здесь не обошлось без цензуры со стороны советских идеологов. Они, видимо, посчитали, что кое-какие реплики Юрия Алексеевича не соответствуют «светлому образу» первого космонавта планеты и просто вырезали их. Зато сколько радости доставил маленький и всеми забытый эпизод современным журналистам! Приведу его здесь целиком, чтобы вы лишний раз убедились, сколь глупо выглядит бесконтрольная идеологическая цензура, когда пытается выхолостить настоящих героев.
«Гагарин насвистывает мотив "Родина слышит, Родина знает".
Королев: Мы тебе приготовили на Земле обед, ужин и завтрак.
Гагарин: Ясно.
Королев: Понял?
Гагарин: Понял.
Королев: Колбаса, драже там и варенье к чаю.
Гагарин: Ага.
Королев: Понял?
Гагарин: Понял.
Королев: Вот.
Гагарин: Понял.
Королев: 63 штуки, будешь толстый.
Гагарин: Хо-хо.
Королев: Сегодня прилетишь, сразу все съешь.
Гагарин: Не, главное — колбаска есть, чтобы самогон закусывать.
Все смеются. Пауза 6 секунд.
Королев: Зараза, а ведь он записывает все, мерзавец. Хе-хе.
Гагарин насвистывает "Ландыши". Пауза 30 секунд.
Гагарин: Чувство невесомости интересно. Все плавает. (Радостно.) Плавает все! Красота. Интересно.
Пауза около 10 секунд. Гагарин поет песню "о далеком курносом детстве"...»
Что, казалось бы, страшного в упоминании «самогона»? Но цензура неумолима — первый советский космонавт должен быть святее Папы Римского, и под нож идет подлинная история...

Процесс извращения и мифологизации истории космонавтики продолжается и сегодня. По-прежнему под наслоениями лжи сокрыта подлинная биография Юрия Алексеевича Гагарина. Отказываясь обсуждать перипетии жизни первого космонавта планеты, современные идеологи вновь отказывают нам в праве знать правду. Но это — тема для отдельного разговора...
Кто и когда в СССР создал биологическое оружие? | Шрам.
Комментарии (12)
Styx # 12 апреля 2013 в 18:41 0
Фотографии из личной жизни первого человека, покорившего космос.
И при жизни, и после смерти из Юрия Гагарина лепили образ идеального человека, символа коммунизма. Однако каким же он был на самом деле? Мы попытались уйти от стереотипов и принятой истории, которую из года в год пережевывают в СМИ. В нашем материале нет официальных снимков и стандартных карточек в скафандре. Только фотографии из жизни простого человека по имени Юрий Гагарин.

За два дня до полета Гагарин написал письмо жене Валентине. Он знал, что ему предстоит очень опасное мероприятие, риск для жизни был очень велик. Вот это письмо:
«Здравствуйте, мои милые, горячо любимые Валечка, Леночка и Галочка!
Решил вот вам написать несколько строк, чтобы поделиться с вами и разделить вместе ту радость и счастье, которые мне выпали сегодня. Сегодня правительственная комиссия решила послать меня в космос первым. Знаешь, дорогая Валюша, как я рад, хочу, чтобы и вы были рады вместе со мной. Простому человеку доверили такую большую государственную задачу — проложить первую дорогу в космос!
Можно ли мечтать о большем? Ведь это — история, это — новая эра! Через день я должен стартовать. Вы в это время будете заниматься своими делами. Очень большая задача легла на мои плечи. Хотелось бы перед этим немного побыть с вами, поговорить с тобой. Но, увы, вы далеко. Тем не менее я всегда чувствую вас рядом с собой.
В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что-нибудь случиться. Но сам я пока в это не верю. Ну а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина. Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны. Вырасти людей, достойных нового общества — коммунизма. В этом тебе поможет государство. Ну а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать. Что-то слишком траурное письмо получается. Сам я в это не верю. Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолетную слабость. Но если что-то случится, ты должна знать все до конца.
Я пока жил честно, правдиво, с пользой для людей, хотя она была и небольшая. Когда-то еще в детстве прочитал слова В. П. Чкалова: «Если быть, то быть первым». Вот я и стараюсь им быть и буду до конца. Хочу, Валечка, посвятить этот полет людям нового общества, коммунизма, в которое мы уже вступаем, нашей великой Родине, нашей науке.
Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы.
Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возможность, то помоги в чем-нибудь. Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать. Ну вот, кажется, и все. До свидания, мои родные. Крепко-накрепко вас обнимаю и целую, с приветом ваш папа и Юра. 10.04.61 г.Гагарин"

















Styx # 13 апреля 2013 в 22:40 0
Памятник Ю.А.Гагарину в г.Иркутске.

Styx # 11 февраля 2014 в 18:27 0
Газета от 13 апреля 1961г.
Styx # 11 марта 2014 в 22:25 0
Юрий Гагарин и его любимые женщины.

Смотрим: http://cccp-foto.livejournal.com/740213.html

Styx # 12 апреля 2014 в 16:17 0

Уникальная фотография с Юрием Гагариным. Публикуется впервые!

Смотрим: http://simple-kot.livejournal.com/279355.html

Styx # 9 марта 2015 в 17:12 0
81-я годовщина со дня рождения Юрия Гагарина.

Смотрим: http://www.newsru.com/russia/09mar2015/gagarin.html

Styx # 31 августа 2017 в 19:02 0
Журнал Forbes составил список 100 самых влиятельных россиян столетия. В него вошли политики, бизнесмены, деятели науки, культуры и искусства, оказавшие наибольшее влияние на мир за последний век. Рейтинг возглавил Юрий Гагарин, на втором и третьем местах с равным результатом оказались Иосиф Сталин и Владимир Путин.
Самым влиятельным русским столетия стал космонавт Юрий Гагарин - за него свой голос отдали 52,2% читателей.
Второе место занял Иосиф Сталин, набравший 44,6% голосов, почти столько же, с отставанием на сотые доли (44,6%) получил нынешний президент России Владимир Путин, расположившись на третьем месте.
31.08.2017г.
Styx # 12 апреля 2018 в 12:45 0


Styx # 9 марта 2019 в 22:01 0

Сегодня Юрию Алексеевичу Гагарину исполнилось бы 85 лет.

Styx # 12 апреля 2019 в 12:43 0

12 апреля 1965г.

Styx # 12 апреля 2021 в 14:29 0

Военные тайны корабля Юрия Гагарина.
12 апреля 1961 года советский офицер Юрий Алексеевич Гагарин облетел земной шар на корабле-спутнике «Восток», открыв космическую эру в истории человечества. Историческое событие вызвало огромный резонанс во всём мире; от учёных и космонавта требовали подробностей, однако очень скоро выяснилось, что советские официальные лица не готовы предоставить ни данные по ракете-носителю, ни технические описания конструкции корабля. Долгие годы «Восток» оставался засекреченным.

Секретный «Восток».
После успешного приземления Гагарина журналисты всего мира жаждали получить хоть какие-то материалы о деталях его полёта и ракетно-космической системе «Восток». При этом если интервью с космонавтом, фотоснимки с ним и его краткую биографию найти было довольно просто, то остальное находилось вне открытого доступа. Например, в качестве снимка старта ракеты-носителя фигурировала картинка с чёрной «сигарой», взмывающей в клубах дыма, а вместо корабля опубликовали конус головного обтекателя. Основываясь на американских проектах пилотируемых кораблей «Mercury» и «Gemini», эксперты реконструировали возможные варианты устройства «Востока». Так, западные СМИ тиражировали странную картинку из газеты «London Daily Worker», представлявшую «Восток» как «Mercury», сплюснутый по центральной оси. Журнал «Life» предпочёл подготовить собственную реконструкцию (выпуск от 21 апреля 1961 года), изобразив цилиндрический корабль, который, по мнению художника, идеально вписывался в головной обтекатель. Реконструкция выглядела настолько качественной, что её опубликовали даже в СССР. Впрочем, все предложенные варианты в итоге оказались очень далеки от оригинала. Разумеется, западных экспертов смущала форма «Востока». Они знали, что форма корабля должна быть довольно причудливой за счёт размещения на нём тормозной двигательной установки и баков с топливом. Некоторые сведения о корабле они получили, изучив фотоснимки модели, которая демонстрировалась в июле 1961 года во время воздушного парада в Тушино. Хотя головной обтекатель по-прежнему скрывал детали конструкции, экспертам удалось увидеть входной люк. Макет добавил и вопросов: к задней части обтекателя был прикреплён аэродинамический стабилизатор, что привело к различным толкованиям его назначения в компоновке корабля (вплоть до варианта военного использования). Только 30 апреля 1965 года макет «Востока» в подлинном виде был выставлен на ВДНХ. Самым поразительным для западных экспертов стал тот факт, что Юрий Гагарин, оказывается, летал внутри шарообразного спускаемого аппарата. Впрочем, это был лишь первый этап рассекречивания: подробное описание устройства корабля, его оборудования, систем ориентации, связи, жизнеобеспечения и т.п. появились в открытом доступе только через полвека - весной 2011 года.
Как стало известно относительно недавно, решение о засекречивании деталей полёта Юрия Гагарина и подробностей устройства ракетно-космической системы «Восток» было принято 8 апреля 1961 года, то есть незадолго до старта. Генерал-лейтенант Николай Каманин, руководивший подготовкой космонавтов по линии ВВС, в тот день записал в своём дневнике: «Под председательством [Константина Николаевича] Руднева состоялось заседание Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток-3А». Рассмотрели и утвердили задание на космический полёт, составленное и подписанное мной и [Сергеем Павловичем] Королёвым. <…> Первый вопрос: кто полетит? От имени ВВС я предложил первым кандидатом на полёт считать Юрия Алексеевича Гагарина, а Германа Степановича Титова – запасным. Комиссия единогласно согласилась с моим предложением. По второму вопросу – о регистрации полёта как мирового рекорда и о допуске на старт и в район посадки спортивных комиссаров – маршал [Кирилл Семёнович] Москаленко и [Мстислав Всеволодович] Келдыш выступили против. «За» выступили Королёв и я, нас поддержал Руднев. Постановили: полёт оформить как мировой рекорд, но при составлении документов не допустить разглашения секретных данных о полигоне и носителе». Здесь вроде бы ничего не сказано о корабле, однако он тоже был частью засекреченной системы, поскольку разработчики унифицировали его с фоторазведчиком «Зенит-2», что и предопределило доступ к информации о нём на годы вперёд.

Разведчики на орбите.
Хотя советские учёные и сам Гагарин неоднократно заверяли мировую общественность в том, что первый орбитальный полёт имел исключительно научно-исследовательский характер, и был призван выявить влияние условий космоса на человеческий организм, западные эксперты подозревали, что он может быть использован, в том числе, для решения военных задач. Повод дал глава советского государства Никита Хрущёв, заявивший 14 апреля на торжественном приёме в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца буквально следующее: «Мы все взволнованы виновником торжества. Но мы тоже в какой-то степени, видимо, причастны к этому преступлению, совершенному им, если можно назвать это преступлением. Действительно нельзя без волнения думать и тем более говорить. Мы, советские люди, особенно горды потому, что весь мир гордится этим, потому, что это завоевание человечеством нового положения; для человека, когда он покорил космос. Это торжество всех людей мира. <…> Но я одно только могу сказать или, вернее, повторить от нашей партии, правительства. Я не скрою, что это показывает величие, расцвет нашей науки, техники и инженерной мысли. Это даёт многое с точки зрения обороны нашей страны. Мы получили, конечно, колоссальное преимущество. Но не это главное для нас. Главное для нас: пусть тот, кто точит ножи против нас, знает, что Юрка был в космосе, всё видел теперь, всё знает. А если надо – ещё полетит, а если ему надо подкрепление – может другого товарища взять, может полететь и лучше рассмотреть. Какой вывод из этого? Вывод тот, что это не должно давать господства какой-либо стране. Это должно привести к большему убеждению всех людей в мире с тем, чтобы больше усилий направить на обеспечение мира, чтобы прийти к разоружению: только при всеобщем разоружении, при всеобщем контроле можно обеспечить мир во всём мире». Фактически Хрущёв сообщил заинтересованным лицам, что корабль «Восток» будет использован как минимум в качестве пилотируемого разведывательного аппарата. Советский лидер сказал правду. Первые полностью автоматизированные спутники-разведчики были, конечно, «вершиной» технического прогресса для начала 60-х годов, но имели ряд существенных недостатков. Например, они не могли идентифицировать и отслеживать цели, особенно подвижные. Фотосъёмка с борта оказывалась бесполезной на ночной стороне Земли или при покрытии её поверхности облаками – спутники, действовавшие по заложенной программе, зря расходовали свой ресурс. Кроме того, для получения более или менее надёжных данных требовалось высокое разрешение, а чем больше разрешение, тем большее фокусное расстояние необходимо обеспечить оптике, отправляемой на орбиту, что также было сложно реализовать на практике. Человеческий глаз в этом смысле долго оставался вне конкуренции, поэтому на «Востоки» собирались возложить ещё и разведывательные функции. На начальном этапе космонавты должны были определить, насколько хорошо пилот корабля способен различить отдельные детали земной поверхности. Понятно, что первым своими впечатлениями поделился Гагарин, выступая 13 апреля 1961 года перед Государственной комиссией. Процитируем красноречивый фрагмент из его доклада, три десятилетия остававшегося секретным:
«Вопрос. Как Вы прикидываете, какие минимальные размеры предметов Вы надёжно можете различить своим глазом без прибора, без фотографий – смотришь и видишь: вот дорога идёт, видно её, а тропинку не видно, идёт поезд, видно, а автомобиль, например, не видно? Ответ. Ну, поездов я не видел, автомобилей тоже. Но вот, реки и притоки рек видно. Обычные пашни, они видны как квадраты, вспаханные или невспаханные. Это видно было с высоты, когда работала третья ступень и конец третьей ступени. Вопрос. Вот Вы летите над городом, можно нарисовать схему улиц? Ответ. Над городами я не пролетал, и таких, наверное, городов не было. Мне кажется, что предметы размером метров в сто можно наблюдать. Вот острова, потом притоки этих рек больших, они, по-моему, не такие большие, эти притоки, а их видно хорошо». Задача оценки возможности наблюдения с орбиты стояла и перед Германом Титовым, который 6 августа 1961 года на корабле-спутнике «Восток-2» отправился в суточный космический полёт. Кроме того, он мог пользоваться камерой «Конвас» с запасом цветной пленки 300 м и оптической системой «Визир» с трёх- и пятикратным увеличением. В своём докладе 8 августа он, отвечая на вопросы главного конструктора ракетно-космической техники Сергея Королёва, подтвердил, что при необходимости корабль может быть вручную сориентирован на любой интересный объект, в том числе находящийся в космосе. «Вопрос: Я ставлю вопрос так: что на определенном витке Вы знаете, что Вы проходите над определенным местом земного шара. Вы знаете заранее, можете подготовить и на Земле или там, в полёте. Важно то, что Вы знаете заранее. И Ваша задача определённым образом сориентировать корабль именно над этим местом Земли (поверхности), т.е. сделать, говоря по-авиационному, заход? Ответ: Можно, вполне. Вопрос: Это можно. Второй вопрос. Если потребуется то же сделать по отношению к другому кораблю, движущемуся в космическом пространстве, где-то неподалёку. Если Вы имеете средства определения, как Вы считаете, можно ли это сделать? Ответ: Можно, я считаю, это сделать. Можно, конечно». На основании полёта Титова был сделан вывод о реальности использования корабля «Восток» (3КА) не только как пилотируемого разведчика, но и в качестве космического аппарата-инспектора, ведущего наблюдение за чужими спутниками.

Корабль против спутников.
Советские военные пристально следили за американскими планами развёртывания спутниковой группировки, которые составлялись ещё до начала космической эры. При этом специалисты быстро пришли к выводу о необходимости противодействия стратегии установления контроля над околоземным пространством. Один из путей виделся в создании орбитального корабля, который мог бы выполнять задачи инспектора и перехватчика. Проблематикой поначалу занялись военнослужащие, профиль работ которых был далёк от космонавтики. В 1956 году было принято решение о создании специального института по разработке теоретических и практических вопросов построения глобальной противовоздушной обороны страны. Через год его перевели в Калинин (ныне – Тверь) под названием Научно-исследовательский институт №2 Министерства обороны (НИИ-2 МО). Начальником Управления истребительной авиации НИИ-2 был назначен подполковник Олег Чембровский. Подчинённый ему коллектив определял типы истребителей, необходимых для прикрытия страны от самолётов потенциального противника. К 1960 году в институте стало известно о появлении в США проектов создания орбитальных боевых систем и средств нанесения удара из космоса. Чембровский тут же выступил с инициативой формирования специальной группы, которой поручалось исследование возможности использования космоса в военных целях. Минобороны одобрило первоначальный научный отчёт и издало приказ о развёртывании работ по формированию концепции построения противокосмической обороны СССР. Понятно, что руководство новой тематикой было поручено самому Чембровскому. К 1962 году его группа выпустила проект многоразового авиационно-космического комплекса перехвата, а вскоре в НИИ-2 приказом главкома ПВО страны маршала Сергея Бирюзова было создано самостоятельное Управление по космическим системам НИИ-2 – фактически первое подразделение будущих Воздушно-космических сил. Спектр исследований Управления был широк: разведка космических объектов, распознавание их образов, удаление «космического мусора» и отработанных блоков ракет, помощь экипажам космических кораблей, выполнение монтажных операций на орбите и т. п. Владимир Фишелев, служивший под началом Чембровского, рассказывал: «То, что сейчас выполняют наши космонавты и американские астронавты, например, длительные полёты, маневрирование на орбите, захват и транспортировка космических объектов и многое другое – всё это уже в то время прорабатывалось молодым коллективом 6-го управления НИИ-2, да и не только там. Помнится, как научные сотрудники – прекрасные рисовальщики (способности к рисованию – не единственные их таланты) Стас Федотов и Толя Белобородов на плакатах для доклада высшему командованию Министерства обороны (их называли «раскладушками») изображали, казалось, фантастические аппараты и схемы манёвров. Сейчас – это не фантазия, а реальность. <…> Первый визит в Центр подготовки космонавтов относится к концу 1962 года. Вместе с О.А. Чембровским на встречу к руководству Центра поехали сотрудники Управления А.А. Николаев и В.Б. Алексеев. Потом для установления деловых контактов в институт приезжали космонавты Ю.А. Гагарин, П.Р. Попович, В.М. Комаров и другие. Главным закопёрщиком в контактах с Центром подготовки космонавтов был наш друг и товарищ по альпинизму Толя Николаев, талантливый «автоматчик», учёный, инженер и блестящий организатор, к величайшей скорби, безвременно ушедший от нас. Появление в ЦПК первых, современных по тому времени стендов по отработке ручного управления космическим кораблём – это несомненная заслуга Толи. Он «проторил тропу» по той научно-практической целине, которая в то время была. Достаточно сказать, что в ЦПК тогда был только небольшой научно-методический отдел с весьма ограниченными задачами и возможностями. И появление одержимых идеями научных сил, конечно же, было воспринято в ЦПК с большим энтузиазмом». Новому подразделению не хватало данных, поэтому в программу группового полёта кораблей «Восток-3» и «Восток-4», состоявшегося в августе 1962 года, ввели учебный космический бой. «Восток-3» с Андрияном Николаевым на борту был условной целью, а «Восток-4» с Павлом Поповичем – перехватчиком. Вручную управляя системой ориентации, Попович наводил свой «перехватчик» на «врага» и фиксировал результат. 13 сентября 1962 года, через месяц после группового полёта, Научно-техническая комиссия Генштаба заслушала доклады космонавтов о военных возможностях кораблей «Восток». Вывод звучал так: «Человек способен выполнять в космосе все военные задачи, аналогичные задачам авиации (разведка, перехват, удар). Корабли “Восток” можно приспособить к разведке, а для перехвата и удара необходимо срочно создавать новые, более совершенные космические корабли».

Военно-космические силы.
Успешные эксперименты по использованию корабля «Восток» в качестве разведчика, инспектора и перехватчика давали основания говорить о перспективе создания полноценного рода войск, способного осуществлять обширную деятельность в околоземном пространстве. И такие планы действительно обсуждались.8 февраля 1963 года было принято решение Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР за №24 «Об изготовлении объектов “Восток”», в котором признавалась необходимость продолжения экспериментов, и была поставлена задача разработать и утвердить план-график изготовления в первом полугодии 1963 года четырёх кораблей и ракет-носителей для них. Помимо этого, программа предусматривала увеличение длительности полёта человека на «Востоке» до десяти суток. Столь скромные планы не устраивали Каманина, который ратовал за создание полноценных военно-космических сил. Ещё 30 августа 1962 года, после успешного группового полёта, он записал в дневнике: «Королёв интересовался планами ВВС по заказам «Востоков» и проектами заданий на очередные космические полёты. Он рекомендовал принять «Востоки» на вооружение ВВС, заказать их целую серию и начать силами ВВС регулярные учебные и исследовательские полёты в космос. Королёв тысячу раз прав. Я уже год тому назад говорил <…> о необходимости создания в ВВС учебных космических эскадр и оснащения их техникой. По возвращении Главкома из отпуска (3 сентября) попробую ещё раз «подогреть» его на активную борьбу за более целеустремленное освоение космоса. Десятки наших официальных предложений в этом направлении пропадают, как в бездонной яме, в недрах канцелярии министра. Я ещё лишний раз убедился, что без личного вмешательства Хрущёва в космические дела, едва ли будет возможно повести их в желательном для нас направлении». Однако главу советского государства больше интересовал пропагандистский эффект от космических достижений, поэтому приоритет был отдан подготовке полёта первой женщины-космонавта, который состоялся в июне 1963 года. В начале 1964 года ситуация не изменилась. Командование не понимало, зачем на вооружении нужен пилотируемый корабль, неспособный маневрировать и двигающийся по орбите исключительно как спутник. Утверждение программы изготовления «Востоков» откладывалось. В результате Королёв решил переделать одноместные корабли в трёхместные («Восход-1», 3КВ) и двухместные («Восход-2», 3КД) с целью установления новых рекордов, и его инициатива нашла поддержку у Хрущёва. 4 февраля 1964 года Королёв получил распоряжение новых «Востоков» больше не строить, а четыре корабля 3КА, находящиеся на сборке, переоборудовать под иные задачи.т Впрочем, идея использования пилотируемых кораблей в качестве боевых аппаратов не пропала втуне: позже её пытались реализовать на основе проекта «Союз», но это – уже другая история.


Антон Первушин.
Styx # 12 апреля 2021 в 18:21 0

Знаете ли вы, что?
Рост Юрия Гагарина 157 сантиметров. До своего прихода в отряд космонавтов Юрий Гагарин был лётчиком морской авиации и служил в одном из истребительных полков в Мурманской области. 22 декабря 1957 года приказом ВВС Северного флота за номером 0206 Гагарин зачислен летчиком в 769-й истребительный авиационный полк 122-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северного флота. Весной 1958 начинаются первые самостоятельные полёты Гагарина в Заполярье. Бортовой номер его МиГа-15бис - 44. На конечном этапе подготовки в один из дней конструктор ракеты Сергей Королев на собеседовании задал вопрос каждому из кандидатов, готовы ли они к выполнению задания. Пятеро ответили, что готовы. Гагарин сказал, что у него с утра болит голова, но он все равно готов. Тогда Королев объяснил, что за завтраком им дали препарат, который вызывает головную боль, но правду сказал один Гагарин. Своё первое знакомство с кабиной космического корабля Юрий Гагарин осуществил… босиком. За девять месяцев до старта Сергей Королев привез шестерых кандидатов в космонавты в ОКБ-1 на закрытом заводе в подмосковном Калининграде (г. Королев) и предложил ознакомиться с кабиной. Гагарин вызвался первым и прежде, чем сесть в кресло пилота, снял ботинки. Королев это запомнил и отметил потом в одной из дневниковых записей: «Как в дом вошёл…». Гагарину принадлежит рекорд - за 55 минут он получил два звания – капитан и майор. В 9:07 с Байконура стартовал старший лейтенант Юрий Гагарин, а в сообщении ТАСС, которое было распространено в 10:13 по московскому времени 12 апреля, говорилось: «12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник „Восток“ с человеком на борту. Пилотом- космонавтом космического корабля-спутника „Восток“ является гражданин Союза Советских Социалистических Республик, летчик, майор Гагарин Юрий Алексеевич». В полёте Гагарин не оставил ни одной записи в бортовом журнале. Причина была комичной - в условиях невесомости карандаш уплыл из держателя и был найден только на земле. На землю Юрий Гагарин приземлился не в капсуле спускаемого аппарата, как это изображено на многих картина (его оригинал хранится в музее Дома авиации космонавтики), а на парашюте, катапультировавшись на высоте 7 километров. Но почти 20 лет этот факт не признавался т.к. это могло помешать регистрации рекорда ФАИ (Международная авиационная федерация) Её требования гласили: «Рекордным признается такой полет, при котором экипаж космического корабля, достигнув максимального результата, возвратится благополучно на Землю» Покидание капсулы на высоте могло стать формальным поводом для отказа в регистрации рекорда. Во время спуска Юрий Гагарин, увидев в иллюминаторе бушующее пламя, предположил, что космический корабль горит и его гибель неизбежна и крикнул: «Я горю, прощайте, товарищи!». Никто не имел чёткого представления о том, как корабль будет проходить плотные слои атмосферы при спуске. Гагарин был первым...

Первые минуты пребывания на Земле. Одна из деталей, которая запомнилась всем после полета Гагарина — развязанный шнурок: во время прохождения Юрием по ковровой дорожке перед докладом Никите Хрущёву в кадр попали развязавшиеся шнурки на ботинке первого космонавта. Но это были не шнурок! Подвела подтяжка для носков: раньше носки делали без резинок, и на икрах носили подтяжки, чтобы носки не сползали. Одна из таких резинок и отцепилась.
Самой первой наградой, которую получил Гагарин после полета в космос, стала медаль «За освоение целинных земель». Дело в том, что из-за сбоя в системе торможения спускаемый аппарат с Гагариным приземлился не в запланированной области (в 110 км от Сталинграда), а в Саратовской области, рядом с городом Энгельс, в районе, который тогда относился к целинным и залежным землям. Странным образом впоследствии это стало чем-то вроде традиции, и после Гагарина многие космонавты получали ее (медаль «За освоение целинных земель». — Прим. ред.) сразу же после приземления, - пишет критик и писатель Лев Данилкин. - Характерно, что космонавты и сами воспринимали себя как целинников, причем семантика целины простиралась гораздо дальше, чем можно было подумать. После гибели Гагарина 27 марта 1968 года его жене Валентине Ивановне передали его прощальное письмо. Гагарин не был провидцем. Всё объяснялось проще - за два дня до полёта в космос Юрий Гагарин написал прощальное письмо супруге на случай, если произойдёт катастрофа. В 1961 году это письмо не потребовалось и оно осталось в архиве полёта. В прощальном письме он написал: “…Ну, а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина. Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны… Вырасти людей, достойных нового общества — коммунизма. В этом тебе поможет государство. Ну, а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать...“ Довольно долго американцы отказывались признавать Гагарина первым космонавтом планеты и утверждали, что до него в космос было отправлено и погибло, минимум три человека и даже утверждали, что обладают радиоперехватами их разговоров с центром управления полётами. Американской разведке потребовалось время, что бы разобраться и понять, что за полёт космонавтов они принимали полёт… манекена.
«У Юрия Алексеевича действительно был предшественник, который дважды побывал в космосе, – рассказывает историк Дома авиации и космонавтики Антонина Евгеньевна Дементьева. – «Иван», или «Иван Иванович» – макет человека, облаченный в скафандр, оснащенный датчиками и приборами, совершил несколько витков вокруг земли и передал немало ценной информации о воздействии невесомости на человека, перегрузках во время старта и полета. При втором запуске «Ивана», 25 марта 1961 года, оснастили радиопередатчиком с магнитофонными записями. Чтобы сбить с толку американских конкурентов, которые старались отследить любые детали советских экспериментальных запусков ракет в космос, он передавал на землю не шифрованные донесения, а… кулинарные рецепты. Американцы долго ломали голову над расшифровкой, а потом пришли к выводу, что советский космонавт… сошел с ума, ведь помимо рассказа о том, как приготовить щи или харчо, он еще и исполнял хоровые песни!»
Юрий Алексеевич мечтал продолжить космические полёты и до своей гибели состоял членом экипажа одного из готовящихся «лунных» экипажей.
Найти на сайте: параметры поиска