"Scalpel" на рельсах.

Автор:
Опубликовано: 2054 дня назад (28 апреля 2012)
Рубрика: Армия.
+1
Голосов: 1


С виду он ничем не отличается от тысяч других грузопассажирских составов, колесящих по российским железным дорогам. Ну, разве что, если повнимательнее к нему присмотреться, обратишь внимание, что к нему подцеплены сразу три мощных локомотива – для двух десятков вагонов вроде многовато. А внутрь все равно никто не пустит: даже сейчас, когда эпоха «ракетных поездов» явно клонится к закату, БЖРК остаются одной из самых ревностно охраняемых тайн национальных стратегических ядерных сил.















Возмездие мы вам гарантируем.

«Ракетные поезда» – материализация страхов самых мрачных времен «холодной войны». К середине 70-х годов прошлого века ни у Москвы, ни у Вашингтона не было сомнений, что содержимого их арсеналов вполне достаточно, чтобы уничтожить все живое на территории потенциального противника. Причем неоднократно. Количество американских стратегических и тактических боезарядов именно тогда достигло пика и приближалось к 30 тысячам, Советский Союз стремительно догонял Штаты (а к концу 70-х даже и благополучно перегнал). Казалось бы, баланс страха, который держится на «гарантиях взаимного уничтожения», достигнут. Однако военные доказывали политическому руководству, что, уничтожив стратегические силы противника внезапным первым ударом, агрессор имел-таки шансы уйти от ответа. Поэтому-то в ядерном противостоянии двух сверхдержав главной задачей на этом этапе стала разработка систем вооружения, которые гарантированно смогут уцелеть после первого удара. С тем, чтобы в ответ уничтожить противника, даже если уже не существует самой страны, которую они охраняют. БЖРК стал одной из самых удачных систем вооружения, созданных для нанесения «удара возмездия».
Нельзя сказать, что само по себе размещение боевой баллистической ракеты на железнодорожной платформе – сугубо российское ноу-хау. Впервые с чемто подобным советские ракетчики столкнулись, еще когда разбирались с трофеями, доставшимися им после победы над Германией. В конце войны немцы экспериментировали с мобильными стартовыми комплексами своей ФАУ-2, в том числе пытались ее размещать как на открытых платформах, так и непосредственно в железнодорожных вагонах. В 50-60-х годах над проектами боевых железнодорожных комплексов работали самые известные наши ракетные конструкторы того времени – Семен Лавочкин, Михаил Янгель, Сергей Королев. Правда, ничего путного из этого не вышло: имеющиеся на тот момент жидкотопливные ракеты были слишком громоздки и ненадежны. Даже после того, как с середины 70х годов армия и флот начали перевооружаться твердотопливными межконтинентальными баллистическими ракетами, создание БЖРК продолжало оставаться крайне сложной технической задачей. В итоге с момента выхода в январе 1969-го первого правительственного постановления о начале разработки железнодорожного ракетного комплекса РТ-23 до окончательного принятия БЖРК на вооружение в ноябре 1989-го прошло больше двух десятков лет.

1 поезд = 900 хиросим

В серию пошел лишь четвертый или пятый из разработанных вариантов РТ-23. По отечественным документам он либо проходит под совершенно неудобоваримым индексом 15Ж61, либо именуется РТ-23 УТТХ («с улучшенными тактико-техническими характеристиками») «Молодец». На Западе эта ракета известна как SS-24 Scalpel. Созданное на пике советской ракетной эпохи оружие получилось очень грозным. В его довольно скромные габариты (длина – 22,6 м, максимальный диаметр – 2,4 м) конструкторы вбили колоссальные энергетические возможности. Трехступенчатая ракета рассчитана на то, чтобы доставить свой смертоносный груз общим весом в 4050 кг на максимальную дальность в 10 100 км. Причем в эти 4 с лишним тонны забрасываемого веса входят не только 10 разделяющихся боеголовок индивидуального наведения по 550 кт каждая, но и комплекс преодоления противоракетной обороны противника. Предельное отклонение боеголовки «Молодца» от цели на максимальной дальности полета составляет около 500 м. При ее мощности это позволяет уничтожать даже точечные защищенные цели. А для ответного удара это уже не главное. Достаточно сохранить во время первого удара хотя бы один «ракетный поезд», с тем чтобы 3 ракеты, которые он несет в своих контейнерах-вагонах, рассыпали дьявольский фейерверк из 3 десятков боеголовок (в каждой заключено около 30 «хиросим») над городами агрессора…

Специфика задач определяет и особенности несения «Молодцом» боевого дежурства. Главное для БЖРК – это, во-первых, скрытность, во-вторых, надежная охрана и, лишь в-третьих, оперативность запуска ракет. Отчасти изза этого, кстати, необычно выглядит и сам старт РТ-23. Мне доводилось видеть запуски всех типов имеющихся на вооружении РВСН боевых ракет. Кроме «Молодца». Его, как и прежде, берегут от посторонних глаз, как красну девицу. По словам же тех, кому приходилось участвовать в его учебных запусках с северного полигона «Плесецк», это феерическое зрелище. Получив приказ на запуск, «ядерный поезд» останавливается и фиксирует себя на железнодорожном полотне. Над составом поднимается специальное устройство, которое отводит в сторону контактную сеть. В это время в боеголовки ракет уже загружается полетное задание с уточненными координатами места старта и цели (ракета может стартовать с любой точки маршрута боевого патрулирования, в которой поезд находится в момент получения приказа). Распашные крыши вагонов, в которых находятся в своих транспортно-пусковых контейнерах (ТПП) ракеты, отходят в сторону. Мощные домкраты поднимают ТПП в вертикальное положение. Получив команду на запуск, ракета выбрасывается из контейнера на 20-30 м пороховым аккумулятором давления, импульсы коррекции уводят ее чуть-чуть в сторону от пусковой, а потом включается маршевый двигатель, который с ревом уносит «Молодца» в небо, оставляя за собой густой шлейф дыма, характерный для твердотопливных ракет.


Танцующая ракета.

Конструкторам пришлось решать сразу несколько головоломных задач, связанных с размещением РТ-23 на железнодорожном шасси. Уникальна конструкция вагона-пусковой. Нагрузка на его колесные пары и без того в 1,5 раза превышала установленную нормативными документами МПС. Непосредственно же в момент старта нагрузка сначала резко возрастала, а затем столь же стремительно уменьшалась на сотню тонн. Для того чтобы это не приводило к разрушению пусковой на колесах, был создан специальный 3-вагонный сцеп: в момент старта 2 соседних вагона сначала поддерживают пусковой, а потом, наоборот, догружают его, прижимая к рельсам.
Столь же необычна и конструкция самой ракеты. Поскольку ее необходимо было «вбить» в жестко заданные габариты вагона-носителя, компоновка просчитывалась буквально до миллиметра. И все равно, чтобы вписаться в габариты, пришлось «сократиться» на головной обтекатель, который стал в итоге «надувным», – он меняет геометрию уже после выхода ракеты из контейнера. Необычен маневр отклонения ракеты в момент запуска маршевого двигателя первой ступени (за что «Молодца» иногда называют еще «танцующей ракетой»). Необходимость этого «танца» связана даже не столько с заботой о сохранности вагона-пусковой, сколько с тем, что в противном случае выйдут из строя сами железнодорожные пути: струей ракетных газов аккуратненько сметет всю щебенку в радиусе ближайших 100 м.
А ведь в составе «ракетного поезда» имеется еще и уникальный командный модуль, особенностью которого стала повышенная защита от мощного электромагнитного излучения контактной сети. Для него разработаны уникальные антенны спецсвязи, которые гарантированно обеспечивают прием сигналов боевого управления через радиопрозрачные крыши вагонов. Наружу-то их выводить было никак нельзя, поскольку БЖРК должен во всем походить на обычный поезд.
Наконец, надо было обеспечить полную автономность «ракетного поезда» во время его выходов на маршруты боевого патрулирования, протяженность которых достигает 1,5-2 тыс. км.


«Молодцы» пока послужат.

Однако при всех неоспоримых достоинствах «Молодца» судьба ему выпала незавидная. Еще на этапе проектирования РТ-23 УТТХ программа была урезана на треть. Первоначально проектировалась ракета универсального базирования, то есть выпускаться она должна была в 3 вариантах – шахтном, железнодорожном и автомобильном. Как раз от принятия на вооружение последнего и решено было отказаться. Как бы то ни было, до распада СССР было развернуто 56 ракет первого из них и 36 – второго (3 полные ракетные дивизии железнодорожного базирования). После чего в 1991 году их производство на Павлоградском механическом заводе (Украина) было прекращено. В том же 1991-м на прикол встали «ракетные поезда». Первые ограничения на их свободу передвижения были наложены договором СНВ-1, который оговаривал, что лишь половина БЖРК могут одновременно находиться на маршрутах боевого патрулирования. Затем Вашингтон и Москва обменялись односторонними мирными инициативами – наша предусматривала, что «ракетные поезда» не будут удаляться далее чем на 20 км от места своего постоянного базирования.
Последние «Молодцы» шахтного базирования были ликвидированы около года назад. А для утилизации «ракетных поездов» на Брянском ремонтном заводе РВСН была смонтирована специальная «разделочная» линия. Как ни парадоксально, от полного уничтожения спасли «Молодца»… американцы. После официального выхода Вашингтона из Договора по ПРО от 1972 года и автоматически последовавшей за этим безвременной кончины соглашения СНВ-2 Москва внесла серьезные коррективы в свои планы реформ стратегических ядерных сил. В нынешнем январе слухи об этом официально подтвердил командующий российскими РВСН Николай Соловцов, который заявил, что вооруженная «Молодцами» Костромская дивизия БЖРК на обозримую перспективу остается в боевом составе войск.













Вагон - пусковая установка оборудован открывающейся крышей и устройством для отвода контактной сети. Вес ракеты 100 тонн. Даже уменьшение массы ракеты на 1.5 тонны по сравнению с шахтным вариантом не позволило уложиться в допустимую осевую нагрузку на путь. Для решения этой проблемы применены специальные "разгрузочные" устройства, перераспределяющие часть веса на соседние вагоны.

Ракета имеет оригинальный надувной обтекатель головной части. Такое решение применено для уменьшения габаритной длины ракеты и ее размещения в вагоне. Длина ракеты 22.6 м. Всего в составе БЖРК 12 ракет РТ-23.

Пуск ракет может осуществляться с любой точки маршрута. Для этого состав останавливается, специальным устройством, отводится в сторону контактная подвеска. Пусковой контейнер поднимается в вертикальное положение. После чего осуществляется минометный старт ракеты. Уже в воздухе ракета заклоняется с помощью порохового ускорителя и только после этого запускается маршевый двигатель. Заклонение ракеты позволило отвести струю маршевого двигателя от пускового комплекса и избежать его повреждений.

Каждая из трех пусковых установок, входящих в БЖРК может осуществлять пуск как в составе поезда, так и автономно.
На самом деле, здесь выставлен, конечно, не весь поезд, а только основной ракетный модуль из трех вагонов (вагон-агрегат обеспечения, вагон с пусковой установкой, командный модуль управления), плюс специальная модификация «Машки» ДМ62 (тепловоз).
Сам же поезд с БЖРК гораздо сложнее: это три тепловоза ДМ62 (находящиеся в разных частях состава), три комплекта ракетных модулей (то есть девять вагонов), цистерна с ГСМ и аварийными запасами топлива, пассажирские вагоны для личного состава и штаб ракетного полка, то есть 15-16 вагонов и 3 тепловоза. Вагон-электростанция с компактными дизель-генераторами. Выдвижное устройство закорачивания контактной сети и отвода её в стороны, как видите, приведено в боевое положение. Нужно оно для того, чтобы пуск ракеты при необходимости можно было произвести с любого места на железной дороге (в т.ч. и на электрифицированных участках). «Сердце» ракетного модуля, вагон с контейнером-«ампулой», в которой находится межконтинентальная баллистическая ракета (МБР). В боевом положении крыша вагона откидывается, контактная сеть отводится, и ракета принимает вертикальное положение для пуска. Вагон очень тяжелый, 200 тонн; поэтому несмотря на то, что конструкторы из Днепропетровска (из КБ Янгеля) сумели уложиться в ограничение веса ракеты в 105 тонн, восьми осей вагона не хватает, чтобы нагрузка на ось была допустимой для железных дорог СССР (23 тонны/на ось), поэтому вес ракетного вагона перераспределяется на соседние вагоны, которые тоже сделаны 8-осными. Сама же снаряженная баллистическая ракета находится в герметичном пусковом контейнере, который внутри себя имеет пороховые аккумуляторы высокого давления для холодного («минометного») старта ракеты. Такое решение было внедрено на БЖРК, иначе ракета при старте просто разрушит поезд.
Ракета РТ-23УТТХ (15Ж61), или по номенклатуре NATO – «Скальпель» SS-24, производилась в Днепропетровске на заводе «Южмаш». Генеральный конструктор – преемник Михаила Янгеля А.Ф.Уткин.
Ракета имеет три ступени, плюс ступень разведения боевых блоков. Дальность – около 10.000 км по баллистической траектории. Головная часть ракеты (то, что под обтекателем) имеет 10 боеголовок с ядерным зарядом, мощностью каждой боеголовки по 430 килотонн и комплексом средств преодоления противоракетной обороны (ПРО) противника. Из-за того, что габариты вагона ограничены, конструкторам пришлось применить оригинальное решение – надувной обтекатель головной части.
Пуск ракет может осуществляться с любой точки маршрута. Алгоритм следующий.
Сперва (1) состав останавливается, потом (2) отводится в сторону контактная подвеска. Пусковой контейнер поднимается в вертикальное положение (3). После чего (4) ракета стартует холодным (минометным) стартом. На высоте около 80 м ракета заклоняется на несколько градусов (5) с помощью бокового порохового ускорителя и только после этого запускается главный маршевый двигатель первой ступени (6). Заклонение ракеты позволило отвести струю маршевого двигателя от пускового комплекса и обеспечить его устойчивость.
Гора секретов. | Женщины в армии.
Теги: армия
Комментарии (5)
Styx # 27 февраля 2014 в 15:19 0

В феврале 2014 года исполнился 31 год, как Вооруженные Силы Советского Союза приняли в опытную эксплуатацию первый боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) – «оружие возмездия», которое гарантировало нанесение вероятному противнику сокрушительного ответного ядерного удара.

Смотрим: http://expert.ru/2014/02/20/ubijstvennyij-otvet/

Styx # 17 декабря 2014 в 20:22 0
«Газета.Ru» выяснила подробности разработки боевых железнодорожных ракетных комплексов. Речь идет не о восстановлении производства ракет «Молодец», которые в годы перестройки были установлены на советских поездах, а о создании железнодорожной модификации комплекса «Ярс», принятого на вооружение пять лет назад. Эксперты уточняют, что на создание нового комплекса уйдет не меньше четырех лет.
Как рассказал «Газете.Ru» источник в военно-промышленных кругах, разработка боевого железнодорожного ракетного комплекса (БРЖК) поручена Московскому институт теплотехники, создавшему такие известные ракеты, как «Тополь», «Булава» и «Ярс».
«Фактически речь идет о железнодорожной модификации ракетного комплекса «Ярс». Подробности я раскрывать не буду, но это почти такая же ракета, боевая часть аналогичная: они сейчас все на современных типах ракет взаимозаменяемые», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».
Он подчеркнул, что в создании комплекса, безусловно, будет использован «советский задел», полученный в ходе разработки и производства комплекса 15П961 «Молодец» (ударение на первый слог) с ракетой РТ-23 УТТХ, прозванной в НАТО «Скальпель», однако это будет «принципиально новая ракета, с другим уровнем качества и точности», которую будут производить «на другом уровне кооперации».
Ракетный комплекс «Ярс» был разработан на базе передвижного комплекса «Тополь-М». Он базируется на колесной пусковой установке, которая способна перемещаться по любой поверхности. От «Тополя», помимо прочего, этот грунтовый комплекс отличается головной частью с несколькими боеголовками по 150–300 килотонн (у «Тополя» она одна, но на 0,55 мегатонны).
Максимальная дальность поражения баллистических ракет «Ярс» - 11 тыс. км.
Генерал-майор в отставке Владимир Дворкин, возглавлявший в 1993-2001 годах 4-й ЦНИИ Минобороны, в котором разрабатывались требования к стратегическим ракетным комплексам, пояснил в интервью «Газете.Ru», что «Ярс» идеально подходит для создания железнодорожного комплекса будущего, однако усомнился в необходимости создания такой системы.
«Не вижу в этом необходимости, поскольку нам с точки зрения сохранения живучести вполне достаточно грунтового комплекса с «Ярсом». Во-первых, средства ограничены. И во вторых, даже закупка серийных грунтовых «Ярсов» будет почти полностью покрывать разрешенные договором СНВ-3 объемы ядерных боеприпасов. Сейчас мы достигли с американцами паритета, но потом нам придется выводить часть лодок — БДР «Кальмар» — и мы опять просядем вниз. Так вот, заполнить эту пустоту вполне можно грунтовыми «Ярсами». Но, если бы было принято решение создавать железнодорожный комплекс, его было бы целесообразно создавать на основе «Ярса» — и никаких особенных переделок, кроме того, что контейнер (с ракетой) надо будет поднимать в железнодорожном составе, нет», — пояснил Дворкин.
Он напомнил, что при создании советского комплекса «Молодец» инженерам пришлось столкнуться с очень большим весом ракеты, которая была тяжелее обычных железнодорожных вагонов. С «Ярсом» таких проблем нет.
«Когда мы ставили на железную дорогу Р-23 УТТХ, она была тяжела и приходилось делать дополнительную разгрузку на соседний вагон, чтобы нагрузка на ось не превышала допустимые пределы. Здесь, поскольку «Ярс» в два раза легче, решения будут в этом отношении проще», — отметил Дворкин.
При этом он подчеркнул, что разработка самого комплекса займет до пяти лет. Кроме того, для него придется создавать инфраструктуру базирования, развертывание которой может затянуться на восемь-десять лет.
Бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин, в свою очередь, подчеркнул, что для России с ее просторами железнодорожные комплексы как раз очень эффективны.
«За сутки БЖРК может осуществлять передислокацию на тысячу километров. Его можно перемещать на другие театры военных действий. Это позволяет поражать объекты на большем удалении и оперативно реагировать на возникающие опасности в отношении России. Грунтовый комплекс такой маневренности не имеет», — пояснил Есин.
Он добавил, что уничтожение железной дороги на территории России будет означать начало ядерной войны, а в этом случае ракетные комплексы будут применены.
«Взорвать железную дорогу — это значит начать войну. Когда война начинается, можно уничтожить все. Но необходимо иметь такое оружие, которое гарантирует уничтожение противника, чтобы он двадцать раз подумал — начинать войну или нет. Я убежден, что если Россия будет обладать соответствующим потенциалом ядерного сдерживания, то никто не рискнет ни взрывать дорогу, ни нападать», — подчеркнул Есин.
Styx # 10 марта 2015 в 12:12 0
Тридцать лет назад братья Уткины создали боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) – «космодромы на колесах», которые свое неуловимостью и боевой мощью наводили ужас на США. Американцы сделали все возможное, чтобы их уничтожить.
В истории противостояния советско/российской и американской инженерных военных школ есть одна страница, которая до сих пор вызывает чувство глубочайшего уважения к отечественным инженерам и глубочайшего потрясения действиями политиков 90-х годов прошлого века. Речь идет о создании в Советском Союзе боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) – мощнейшего оружия, равному которому до сих пор не создано ни в одной стране мира.
Попытки приспособить железнодорожные платформы под стартовые площадки для ракет предпринимались еще инженерами фашистской Германии. В Советском Союзе в конце 50-х годов эти работы велись в ОКБ-301 под руководством Семена Лавочкина и (крылатая ракета «Буря») и ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля (создание специализированного поезда для базирования баллистической ракеты средней дальности Р-12). Однако, истинного успеха в этом направлении удалось добиться лишь братьям Уткиным – генеральному конструктору КБ «Южное» академику РАН Владимиру Федоровичу Уткину (Днепропетровск, Украина) и генеральному конструктору КБ специального машиностроения (Санкт-Петербург, Россия) академику РАН Алексею Федоровичу Уткину. Под руководством старшего брата была создана межконтинентальная баллистическая ракета РТ-23 и ее железнодорожная версия - РТ-23УТТХ (15Ж61, «Скальпель» по классификации НАТО), под руководством младшего брата – сам «космодром на колесах», способный нести на себе три «Скальпеля» и запускать их из любой точки Советского Союза, с которой есть железнодорожное сообщение.
Успех братьев Уткиных в создании БЖРК, очевидно, объясняется, как минимум, двумя причинами. Первая – к 70-м годам прошлого в СССР была сформирована понятная и полностью отражающая объективную реальность концепция применения боевых железнодорожных ракетных комплексов. Советские БЖРК были «оружием возмездия», которое должно было быть применено после нанесения вероятным противником массированного ядерного удара по территории СССР. Разветвленная железнодорожная сеть страны давала возможность спрятать ракетные поезда где угодно. Поэтому, появившись, практически, из «ниоткуда», 12 советских БЖРК, несущих на себе 36 межконтинентальных баллистических ракет (каждая из которых несла по 10 атомных разделяющихся зарядов), в ответ на ядерный удар могли буквально стереть с лица земли любую европейскую страну, входящую в НАТО, или несколько крупных штатов США. Вторая причина появления БЖРК – это очень высокий потенциал советских военных конструкторов и инженеров, и наличие необходимых технологий для серийного изготовления подобных изделий. «Задача, которую поставило перед нами советское правительство, поражала своей грандиозностью. В отечественной и мировой практике никто никогда не сталкивался с таким количеством проблем. Мы должны были разместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Ведь железнодорожный состав с таким огромным грузом должен ходить по общегосударственным путям Министерства путей сообщения. Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 км/ч. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?» - вспоминал позднее о мучавших его в тот момент вопросах генеральный конструктор КБ «Южное» Владимир Федорович Уткин.
Все эти проблемы были успешно решены и двенадцать советских ракетных поездов стали для американцев зубной болью. Разветвленная железнодорожная сеть СССР (каждый поезд мог в сутки перемещаться на 1 тыс км), наличие многочисленных естественных и искусственных укрытий не позволяли с достаточной степенью уверенности определять их нахождение, в том числе с помощью спутников.
Ничего подобного американские инженеры и военные создать так и не смогли, хотя и пытались. Опытный образец американского БЖРК до 1992 года проходил испытания на железнодорожном полигоне США и Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, Калифорния). Он состоял из двух типовых локомотивов, двух пусковых вагонов с МБР «МХ», командного пункта, вагонов системы обеспечения и вагонов для личного состава. При этом американцам не удалось создать эффективные механизмы опускания контактной сети и отвода ракеты во время ее старта в сторону от поезда и железнодорожных путей, поэтому запуск ракет американскими БЖРК предполагался со специально оборудованных стартовых площадок, что, конечно, значительно снижал фактор скрытности и внезапности. Кроме того, в отличие от СССР, в США менее развита железнодорожная сеть, и железные дороги принадлежат частным компаниям. А это создавало множество проблем, начиная от того, что для управления локомотивами ракетных поездов пришлось бы привлекать гражданский персонал, заканчивая проблемами с созданием системы централизованного управления боевым патрулированием БЖРК и организацией их технической эксплуатации.
В итоге, сначала, по настоянию Великобритании, с 1992 года Россия поставила свои БЖРК «на прикол» - в места постоянной дислокации, затем – в 1993 году, обязалась, согласно договора1 СНВ-2, в течение 10 лет уничтожить все ракеты РТ-23УТТХ. И хотя этот договор, фактически, так и не вступил в законную силу, в 2003-2005 году все российские БЖРК были сняты с боевого дежурства и утилизированы. Внешний облик двух из них сейчас можно посмотреть только в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа.

Справка:
Первый БЖРК 15П961 «Молодец» с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж61 (РТ-23 УТТХ, SS-24 «Sсаlреl») был принят на вооружение в Советском Союзе в 1987 году. К 1992 году в нашей стране было развёрнуто три ракетных дивизии, вооруженных БЖРК: 10-я ракетная дивизия в Костромской области, 52-я ракетная дивизия, дислоцировавшаяся в ЗАТО Звёздный (Пермский край), 36-я ракетная дивизия, ЗАТО Кедровый (Красноярский край). В каждой из дивизий имелось по четыре ракетных полка (всего 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом).

Молодец» с виду выглядел как обычный железнодорожный состав из нескольких рефрижераторных и пассажирских вагонов. В этот состав входили три трехвагонных пусковых модуля с МБР РТ-23УТТХ, командный модуль в составе 7 вагонов, вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов и три тепловоза ДМ-62. Поезд и пусковая установка были разработаны на базе четырехтележечного восьмиосного вагона грузоподъемностью 135 тонн силами КБСМ. Минимальный пусковой модуль включал в себя три вагона: пункт управления пусковой установкой, пусковую установку и агрегат обеспечения. Каждая из трех пусковых установок, входящих в БЖРК, могла осуществлять пуск как в составе поезда, так и автономно. При движении по железнодорожной сети страны БЖРК позволял оперативно менять дислокацию стартовой позиции до 1000 километров в сутки. При этом идентифицировать поезд именно как БЖРК можно был лишь по наличию в составе третьего локомотива, либо обратив внимание средствами наземного наблюдения на рефрижераторные вагоны с восемью колесными парами (обычный грузовой вагон имеет четыре колесных пары). Даже уменьшение массы ракеты на 1.5 тонны по сравнению с шахтным вариантом и распределение нагрузки пусковой установки по восьми осям вагона не позволило конструкторам полностью уложиться в допустимую осевую нагрузку на путь. Для решения этой проблемы в БЖРК применены специальные «разгрузочные»устройства, перераспределяющие часть веса вагона с пусковой установкой на соседние вагоны. Для обеспечения автономной работы пускового модуля, а так же устройства для закорачивания и отвода контактной сети, пусковые модули были оборудованы четырьмя дизель-генераторами мощностью 100 кВт. Автономность работы ракетного поезда составляла 28 суток.

Сама ракета РТ-23УТТХ имела головную часть разделяющегося типа индивидуального наведения с десятью боевыми блоками мощностью 0.43Мт и комплексом средств преодоления ПРО. Дальность стрельбы - 10100 км. Длина ракеты 23 м. Стартовый вес ракеты 104,8 т. Масса ракеты с пусковым контейнером 126 тонн. Получив приказ о запуске ракет, поезд останавливался в любой точке своего маршрута.

Специальным устройством отводилась в сторону контактная подвеска, открывалась крыша одного из рефрижераторных вагонов, откуда в вертикальное положение поднимался пусковой контейнер с ракетой. После этого осуществлялся минометный старт ракеты. Выйдя из контейнера, ракета отклонялась в сторону от поезда с помощью порохового ускорителя и только после этого на ней запускался маршевый двигатель.

И эта технология позволяла отвести струю маршевого двигателя ракеты от пускового комплекса и тем самым обеспечить устойчивость ракетного поезда, сохранность людей и инженерных конструкций, в том числе железнодорожных. С момента получения приказа на запуск до старта ракеты проходило не более 3 минут.
Советские БЖРК официально были сняты с боевого дежурства в мае 2005 года. Однако, за прошедшие 10 лет потенциальная угроза нашей стране не уменьшилась. Она просто трансформировалась. Нынешняя администрация США исповедует стратегию «глобального обезоруживающего удара», согласно которому на территорию вероятного противника внезапно может быть обрушен массированный неядерный удар. «Та программа перевооружения, в первую очередь средств морского базирования, которую Соединенные Штаты проводят, позволяет им выйти в период 2015-2016 годы на общий объем возможной доставки к важным объектам Российской Федерации порядка 6,5-7 тысяч крылатых ракет, причем около 5 тысяч - с морских носителей», - подчеркнул в конце прошлого года журналистам генеральный конструктор концерна ПВО «Алмаз-Антей» Павел Созинов.
Удержать этот «крылатый рой» от нападения можно только в том случае, если США будут знать, что точно и гарантированно получат ответный удар. Поэтому с 2012 года в России начались работы по созданию нового поколения боевых железнодорожных ракетных комплексов. Опытно-конструкторские работы по этой теме ведет главный создатель российских МБР - Московский институт теплотехники (МИТ). В отличие от «Молодца», «Баргузин» (так будет называться новый ракетный поезд), будет вооружен не «Скальпелями», а ракетами типа «Ярс» полностью российской разработки и производства. Они вдвое легче, чем РТ-23УТТХ, хотя и содержат не 10, а 4 (по открытым источникам) разделяющихся боевых частей. Зато летят на тысячу километров дальше. Первый новый ракетный поезд должен быть сдан в опытную эксплуатацию в 2018 году.
Судя по имеющейся информации, «Баргузин» вообще – ни вагонами, ни тепловозами, ни электромагнитным излучением, не будет выделяться из общей массы грузовых поездов, тысячи которых сейчас ежедневно снуют по российским железным дорогам. Например, «Молодца» таскали три тепловоза ДМ62 (специальная модификация серийного тепловоза М62) совокупной мощностью 6 тыс л.с. А мощность одного нынешнего магистрального грузового двухсекционного тепловоза 2ТЭ25А «Витязь», который серийно выпускается «Трансмашхолдингом» составляет 6 800 л.с. А масса «Ярса» не требует дополнительного усиления ни вагонов-транспортировщиков, ни самих железнодорожных путей, по которым проходит поезд. Поэтому вскоре у нашей страны вновь появится еще один весомый «аргумент» в разговоре о мире на нашей планете.
Styx # 2 декабря 2017 в 21:57 0

Разработка российских «ядерных поездов» прекращена.
Разработка перспективных боевых железнодорожных комплексов (БЖРК) «Баргузин» прекращена в России. Об этом пишет в субботу, 2 декабря, «Российская газета» со ссылкой на представителя оборонно-промышленного комплекса страны. По информации собеседника издания, «тема закрыта, во всяком случае, на ближайшую перспективу». «Опытно-конструкторские работы по "Баргузину" проведены. Эксперимент с бросковым пуском прошел успешно. Если срочно потребуется, наш ракетный поезд быстро станет на рельсы. А пока про него забудем», — говорится в материале. Как отмечается в статье, сейчас более чем реально технически создать российский БЖРК, полностью превосходящий спроектированный во времена СССР. Однако, по мнению источника газеты, «скорее всего, дело в деньгах», поскольку в настоящее время вводится новое вооружение в Военно-морском флоте, Ракетных войсках стратегического назначения и Военно-воздушных силах. «Затевать создание еще одной весьма дорогостоящей ракетно-ядерной системы в нынешних экономических условиях неразумно», - считает собеседник газеты. Официального подтверждения информации о прекращении разработки БЖРК нет. В ноябре 2016 года сообщалось, что в России прошли первые бросковые испытания межконтинентальной баллистической ракеты для перспективного БЖРК «Баргузин». Они были признаны полностью успешными. В 2015-м появлялась информация, что принятие на вооружение «Баргузина» состоится не ранее 2020 года вследствие сложной финансовой ситуации. О создании в России нового БЖРК было объявлено в конце 2012 года. Он призван заменить комплекс 15П961 («Молодец»), стоявший на вооружении с 1989 года до начала 2000-х годов. Один комплекс (железнодорожный состав) должен иметь шесть пусковых установок стратегических ракет. «Баргузин» планировалось оснащать межконтинентальными баллистическими ракетами РС-24 «Ярс». В сентябре 2017 года Россия выполнила испытательный пуск такой ракеты шахтного базирования с разделяющейся головной частью.
Styx # 2 декабря 2017 в 22:12 0

Блог: "О чём мало пишут". Автор блога Alex.

Найти на сайте: параметры поиска