David Jon Gilmour & Pink Floyd.

Автор:
Опубликовано: 3017 дней назад (26 июля 2012)
Редактировалось: 13 раз — последний 26 июля 2012
+1
Голосов: 1




Дэвид Джон Гилмор CBE (англ. David Jon Gilmour, 6 марта 1946 года в Кембридже, Великобритания) - британский композитор, гитарист, вокалист, один из лидеров группы Pink Floyd. Помимо работы в составе группы, Гилмор выступал в качестве рекорд-продюсера различных артистов и сделал успешную сольную карьеру. На протяжении всей своей музыкальной карьеры Гилмор активно участвует в деятельности многих благотворительных организаций.
В декабре 1967 года к Гилмору обратился ударник Ник Мейсон, который предложил ему играть в группе Pink Floyd. Он согласился в январе 1968 года, тем самым сделав Pink Floyd пятеркой. Он обычно исполнял гитарные партии Сида Барретта, когда лидер группы был не в состоянии принимать участие в живых выступлениях группы. Когда Сид Барретт «покинул» группу (однажды группа просто не заехала за Сидом по дороге на очередное выступление), Гилмор автоматически занял место ведущего гитариста группы и начал исполнять вместо Барретта вокальные партии с бас-гитаристом Роджером Уотерсом и клавишником Ричардом Райтом. Однако после следующего друг за другом успехом альбомов The Dark Side of the Moon и Wish You Were Here Уотерс завладел большим влиянием в группе, написав большую часть песен альбомов Animals и The Wall. Райт был уволен во время записи The Wall, а отношения между Гилмором и Уотерсом только ухудшались во время съемок фильмаThe Wall и записи альбома группы The Final Cut в 1983 году.
После записи Animals Гилмор решил, что его музыкальный потенциал не используется в полную силу, и направил свои идеи в работу над сольным альбомом David Gilmour (1978), который демонстрирует его характерный гитарный стиль, а также подтверждает его статус талантливого автора музыки и текстов. Наброски трёх музыкальных тем, написанных на завершающей стадии работы над этим альбомом и не попавших в него, стали впоследствии знаменитыми композициями Pink Floyd «Comfortably Numb», «Run Like Hell» и «Signs of Life».
Негативная атмосфера, царящая во время создания альбома и фильма The Wall, усугубилась также и тем, что The Final Cut стал фактически сольным альбомом Роджера Уотерса. Это побудило Гилмора на создание второго сольного сборника About Face (1984). Тем не менее, билеты на концерты тура About Face продавались плохо; со схожей ситуацией столкнулся Уотерс во время тура в поддержку альбома The Pros and Cons of Hitch Hiking.
В 1985 году Уотерс заявил, что группа Pink Floyd «исчерпала все свои творческие возможности». Однако в 1986 году Гилмор и ударник Ник Мейсон выпустили пресс-релиз, сообщающий об уходе Уотерса из группы и их намерении продолжить работу без него. Гилмор взял на себя руководство группы, и в 1987 году выпустил альбом A Momentary Lapse of Reason с некоторым вкладом Мейсона и Райта. Райт официально вернулся в группу после выпуска альбома для длительного мирового турне, а также стал полновесным соавтором альбома The Division Bell (1994). Гилмор рассказывает:
В недавнем прошлом, до ухода Роджера, у меня были некоторые сложности с выбором направления развития группы. Мне казалось, что песни были очень многословными, потому что отдельные значения слов были очень важны, и что музыка стала просто инструментом для передачи текста, а не вдохновителем… Альбомы Dark Side of the Moon и Wish You Were Here были такими успешными не только из-за участия Роджера, но и из-за того, что в них лучше соблюдался баланс между музыкой и текстом, чем в последних альбомах. Этого баланса я и пытаюсь достичь в альбоме A Momentary Lapse of Reason; больше сконцентрироваться на музыке, восстановить равновесие.

В 1986 году Гилмор приобрел дом на воде «Астория», пришвартованный на реке Темза рядом с Хэмптон-Корт, и превратил его в звукозаписывающую студию. Большая часть композиций последних двух альбомов Pink Floyd, а также сольная пластинка Гилмора 2006 года On an Island, были записаны там.
2 июля 2005 года Гилмор выступил в составе Pink Floyd — включая Роджера Уотерса — на концерте Live 8. Это выступление на время увеличило на 1343 % продажи альбома Echoes: The Best of Pink Floyd. Гилмор пожертвовал все вырученные средства благотворительным фондам, что отражало цели концерта Live 8, сказав:
Хотя главной целью концерта было повысить сознательность и оказать давление на лидеров «большой восьмерки», я не получу прибыли от этого концерта. Эти деньги должны быть потрачены на спасение жизней.
Чуть позже он призвал всех артистов, у которых увеличились продажи альбомов после выступления на концерте Live 8, пожертвовать эти доходы в фонд Live 8. После концерта Live 8 Pink Floyd было предложено 150 миллионов фунтов стерлингов за тур по США, но группа отклонила предложение.
3 февраля 2006 года он объявил в интервью итальянской газете La Repubblica, что Pink Floyd вряд ли когда-нибудь еще будет гастролировать или писать материал вместе. Он сказал:
Я думаю, достаточно значит достаточно. Мне 60 лет. У меня больше нет желания работать так много. Pink Floyd стало важной частью моей жизни, это было замечательным временем, но все закончилось. Для меня гораздо легче работать одному.
Он сказал, что дав согласие на выступление на Live 8, он не позволил истории группы закончиться на «фальшивой ноте».
Была еще одна причина. Во-первых, поддержать дело. Во-вторых, сложные, высасывающие силы, отношения между Роджером и мной, которые тяготят мое сердце. Поэтому мы и захотели выступить и оставить все проблемы позади. В-третьих, я бы сожалел, если бы отказался.

20-го февраля 2006 года в интервью Billboard.com Гилмор снова дал комментарии по поводу будущего Pink Floyd: «Кто знает? У меня нет этого в планах. Мои планы — это делать свои концерты и выпустить сольный альбом».
В декабре 2006 года Гилмор выпустил посвящение Сиду Барретту, который умер в июле того же года, в форме собственной версии первого сингла Pink Floyd Arnold Layne. На CD с синглом, записанным живьем в Лондонском королевском Альберт-Холле, также присутствовали версии песни в исполнении клавишника Pink Floyd (и участника группы Гилмора) Ричарда Райта и специально приглашенного артиста Дэвида Боуи. Сингл вошел в чарт Великобритании, заняв 19 строчку, и оставался на этой позиции 4 недели.
Со времени появления группы на Live 8 в 2005 году Гилмор неоднократно говорил, что воссоединения Pink Floyd не будет. Однако в 2007 году в интервью Филу Манзанере он заявил, что «он еще не закончил» и он планирует сделать «что-нибудь» в будущем[источник не указан 1062 дня]. Со смертью клавишника группы Ричарда Райта в сентябре 2008 года очередное воссоединение основного состава группы стало невозможным. Гилмор сказал о Райте:
В море доводов о том, кем или чем являлся Pink Floyd, огромный вклад Рика часто оставался незамеченным. Он всегда был кротким, непритязательным и закрытым, но его проникновенные голос и игра были крайне необходимыми, магическими элементами так узнаваемого звучания Pink Floyd. Как и Рику, мне сложно выражать мои чувства словами, но я любил его и буду очень по нему скучать. Я никогда не играл с кем-либо подобным.
11 ноября 2009 года Гилмор, бросивший в юности колледж, получил звание почётного доктора искусств Кембриджского университета за заслуги в музыке. На церемонии певец обратился к студентам со словами:
С меня пример брать не надо. Я бы сейчас сам на вас равнялся, наверное. Золотой век рока прошел, рок-н-ролл мёртв, а я получаю диплом о высшем образовании. Учитесь, дети, лучше. В ваше время иначе нельзя. Вот у нас основатель группы — он выучился, а потом с ума сошёл.
---------------------------

Pink Floyd:
A Saucerful of Secrets — 29 июня 1968.
More — 27 июля 1969.
Ummagumma — 25 октября 1969.
Atom Heart Mother — 10 октября 1970.
Meddle — 30 октября 1971.
Obscured by Clouds — 3 июня 1972.
The Dark Side of the Moon — 17 марта 1973.
Wish You Were Here — 15 сентября 1975.
Animals — 23 января 1977.
The Wall — 30 ноября 1979.
The Final Cut — 21 марта 1983.
A Momentary Lapse of Reason — 8 сентября 1987.
Delicate Sound of Thunder — 22 ноября 1988.
The Division Bell — 30 марта 1994.
P•U•L•S•E — 29 мая 1995.


Сольное творчество:
David Gilmour — 25 мая 1978
About Face — 27 марта 1984
On an Island — 6 марта 2006
Live in Gdansk — 22 сентября 2008
------------------------------

6 марта, 2012 года исполнилось 66 лет величайшему и могущественному гитарному владыке, одному из лидеров группы Pink Floyd – Дэвиду Гилмору (David Gilmour)! Помимо работы в составе группы, Дэвид выступал в качестве продюсера различных исполнителей и сделал довольно успешную сольную карьеру после официального распада Pink Floyd (что удается далеко не каждому артисту).
Кроме того, Гилмор известный благотворительный деятель. В 2003 году он был произведен в чин Командора ордена Британской империи за служение музыке и благотворительности, а также награжден премией «Выдающийся вклад» на церемонии Q Awards 2008.

-----------------------------

Дэвид Гилмор родился 6 марта 1946 года. Гитарой овладел самостоятельно, причем нотную грамоту выучил, уже будучи всемирно известным музыкантом. Помимо работы в составе Pink Floyd и сольных проектов помогал записываться своим друзьям – Полу Маккартни, Ринго Старру, группам The Who, Supertramp и др. По его собственному признанию, никогда не считал себя виртуозом. Действительно: в рейтинге журнала Rolling Stone «100 величайших гитаристов всех времен» Дэвид занимает только 82-е место. Есть что-то символичное в том, что апологет прогрессивного рока Дэвид Джон Гилмор родился в интеллектуальной столице Британии – городе Кембридже. Его отец, профессор тамошнего университета, преподавал генетику, однако не успел привить сыну любовь к науке: когда Дэвиду было пять лет, родители уехали в Штаты, сдав ребенка на попечение родственников. По окончании школы юноша поступил в колледж искусств и технологий, однако до диплома не дотянул. Кто-то из родни подарил ему гитару, и Дэвид, освоив основные приемы игры, пустился во все тяжкие, подвизавшись в молодежной команде Jokers Wild – «Необузданные шутники». Однажды на гастролях во Франции он решил оставить коллектив и выступать сольно – подобно средневековому менестрелю. Эксперимент закончился для Дэвида больницей, куда его доставили в состоянии истощения. В Англию он вернулся на попутном грузовике. Годы спустя увенчанный лаврами Гилмор, получая звание почетного доктора Кембриджского университета за заслуги в музыке, сказал, выступая перед студентами: «Золотой век рока прошел, а я получаю университетский диплом. Учитесь прилежно, без образования сегодня нельзя. В этих стенах учился основатель и нашей группы. Жаль, что его здесь нет...» НОВОЕ ВИНОРечь, конечно, шла о Сиде Барретте – поэте, художнике и музыканте, идейном вдохновителе Pink Floyd. Он написал практически весь материал к первому альбому PF «Свирель у порога зари», вышедшему в 1967-м. Эта экспериментальная пластинка, которую Пол Маккартни сгоряча поставил выше «Сержанта Пеппера», и завершила «флойдовскую» карьеру Сида. Он серьезно погрузился в ЛСД и уже в следующем году был заменен гитаристом Дэвидом Гилмором, с которым сидел, что называется, за одной партой. Грешно говорить, но если бы Барретт не сошел с дистанции из-за наркотиков, Pink Floyd, вероятнее всего, уподобились бы десяткам психоделических групп, плодящихся в Англии конца 60-х, как грибы после дождя, – синтезируя заумные тексты с такими же витиеватыми звуковыми эффектами. Но Гилмор в отличие от Барретта прежде всего был мелодистом. Именно он привнес в музыку PF кристально чистую гармонию, лежащую где-то между минором и мажором, именно его Fender Stratocaster придал «флойдам» магический, ни с чем (ни с кем) не сравнимый саунд, словно парящий над землей, над мирской суетой. Впервые это отчетливо прозвучало на пятом альбоме PF – Atom Heart Mother, для которого Дэвид написал одноименную 20-минутную сюиту, и достигло своего апогея на Wish You Were Here, эпохальной пластинке 1975 года, посвященной все тому же Барретту. По легенде, когда ребята микшировали ее на Abbey Road, в студию заглянул Сид... «Некоторое время мы пребывали в недоумении, – рассказывал бас-гитарист Роджер Уотерс. – И лишь затем с трудом распознали в лысом, оплывшем жиром джентльмене нашего бывшего товарища, нашего гения. Мы все были глубоко подавлены». БИЗНЕС И МУЗЫВсякое действие имеет противодействие. Чем весомее был вклад Гилмора в Pink Floyd, тем острее становилась его конфронтация с Уотерсом, считавшим себя преемником Барретта и, стало быть, фронтменом группы. Роджер и без того частенько «заворачивал» музыкальные идеи и тексты Дэвида, не говоря уже о двух других участниках – клавишнике Рике Райте и барабанщике Нике Мэйсоне. А в 1977-м его автократия достигла предела: весь текст и почти всю музыку на Animals Уотерс писал один. Гилмор ответил тем, что в следующем году выпустил сольный диск, который так и назывался – David Gilmour. Причем для записи пригласил только двух музыкантов – бас-гитариста и барабанщика. На всех струнных, а также клавишных играл он сам. Альбом неплохо продавался, а кроме того, приоткрывал завесу личной жизни автора: на развороте конверта (подобно тому, как это делали Клэптон и Маккартни) Дэвид поместил несколько фотографий очаровательной блондинки – своей жены. Американская художница Джинджер Хасенбейн прожила с Дэвидом 15 лет, родила ему четверых детей и оставила в 1990 году – когда их старшей дочери Элис было четырнадцать, а младшему Мэтью едва исполнилось четыре. Дэвид обожал детей и даже после развода продолжал усердно заниматься их воспитанием. В какой-то степени это объясняет творческую «неплодовитость» музыканта – всего-то три сольных альбома.Вторая его пластинка About Face повторила историю первой. После того как в 1983-м группа выпустила альбом Final Cut, представлявший собой коллекцию пацифистских шансонов Уотерса, перекрываемых автоматными очередями и взрывами крылатых ракет (на конверте так и значилось: «Реквием по послевоенной мечте Роджера Уотерса, исполненный Pink Floyd»), Дэвид уединился в студии и через год выдал новый лонг-плей. About Face получился еще более утонченным и «флойдовским», чем David Gilmour. Неуравновешенный Уотерс объявил о своем уходе из группы. Более того, когда он прослышал, что Гилмор, Райт и Мэйсон собираются записываться вместе под маркой Pink Floyd, он подал на них в суд «за использование имени, принадлежащего только ему». В судебной тяжбе Роджер проиграл. Так же, как и в бизнесе: красивые, отлично выстроенные альбомы A Momentary Lapse Of Reason и The Division Bell, созданные PF без его участия (то есть по сути Гилмором), стали платиновыми – в отличие от надрывных, насквозь политизированных сольников Уотерса. Судьба благоволила Дэвиду и в личном плане: во время международного турне The Division Bell в 1994-м он познакомился с журналисткой и писательницей Полли Сэмсон, которая была на 16 лет младше. В том же году она стала его женой. НА ОСТРОВЕ Она же явилась автором большинства текстов на его третьей и последней на сегодня сольной пластинке, вышедшей ровно пять лет назад, в марте 2006-го, – On An Island. Этот удивительной красоты и удивительной простоты альбом Дэвид посвятил ей – Полли Сэмсон. «О чем этот диск? О жизни и смерти, обо всем, что между ними, – комментировал музыкант. – Он – о бренности. Мы все когда-нибудь сольемся с морем...»Несмотря на несколько пессимистичный (или философский?) посыл, Дэвид занимал активную жизненную позицию. Участвовал в благотворительных концертах, продюсировал молодых музыкантов, помогал записываться как именитым, так и совсем еще не известным командам. С подачи жены продал свой роскошный лондонский особняк за четыре с половиной миллиона фунтов, которые вложил в проект постройки жилья для бездомных. «Есть очень богатые люди, – сказал он. – У них дома по всему миру, они стоят пустыми. Почему бы их не продать? Я призываю к этому всех рок-миллионеров». Увы, на его утопический призыв никто не отозвался. Только Оливия Харрисон, вдова битла, вложила сумму в фонд Гилмора...Сам он с семейством перебрался в плавучий дом «Астория», пришвартованный на Темзе в районе Хэмптон-Корта, недалеко от бывшей загородной резиденции английских королей, и переоборудованный под студию (правда, позже музыкант облюбовал шестиэтажный особнячок в Брайтоне). В этой «Астории» Дэвид и сегодня музицирует в кругу домочадцев – поет госпелы, арии из итальянских опер, сонеты Шекспира. Помимо четверых детей от первого брака у маэстро четверо от второго. Шестидесятипятилетний Гилмор – многодетный отец. Величайший музыкант современности, удостоенный звания командора Превосходнейшего ордена Британской империи за вклад в искусство, царь и бог классического рока и прочая и прочая, Дэвид Джон Гилмор в быту ничем не отличается от миллионов своих соотечественников. «Я не очень-то чувствую себя богом, когда жарю яичницу в шесть утра, – искренне улыбается он. – Чем я занят большую часть времени? Занимаюсь детьми. Мы должны погулять в лесу, развести костер, приготовить тосты с зефиром – вот такие занятия... Я испытываю счастье, что сегодня меня почти никто не узнает на улице: можно спокойно пойти в кино, в магазин. И только вечером, когда слушаю свой последний альбом с бокалом вина в руках, я думаю: «Мой бог, а ведь он чертовски великолепен!» ЛУЧШИЕ АЛЬБОМЫ 1978 Для записи первого альбома Дэвид при- гласил своих друзей по Jokers Wild1984 Вторая пластинка, как и первая, стала золотой в США 2006 On An Island занял верхнюю строку в Великобритании и взял платинуРоджер Уотерс (справа) долгое время не общался со своими бывшими коллегами по команде. Но в июле 2005 года случилось чудо: Pink Floyd собрались классическим составом, чтобы дать в Лондоне один благотворительный концерт. Через пять лет Гилмор и Уотерс встретились снова – вся выручка от их выступления пошла в фонд помощи детям палестинских беженцев. «Money it\\\'s a crime», – когда-то пел Дэвид. Однако высокое искусство часто противоречит реальному положению вещей.
------------------------

Гитарист, вокалист, автор песен, сольный музыкант и лидер одной из величайших групп планеты Дэвид Гилмор пригласил Classic Rock к себе домой, чтобы побеседовать о том, не пора ли Pink Floyd уйти на покой. Руку на пульсе держал Хью Филдер.
Образ Дэвида Гилмора как человека спокойного, сосредоточенного и невозмутимого за четверть века не претерпел особых изменений. Будь то какофоническое, чрезмерно впечатляющее эффектное шоу Pink Floyd или сольное, интимное акустическое выступление в Royal Festival Hall, он всегда выглядит уверенным и неторопливым мастером своего дела.
Он похож на сантехника, рекомендованного вам кем-то из друзей, который пришел очищать вам трубы: пусть даже он будет долго с ними возиться, результат оправдает ваши ожидания. Иными словами, полная противоположность парню, которого вы выбрали, доверившись рекламе в каком-нибудь журнале, и который заявляется в ослепительно чистой рубашке, узких джинсах, с мобильником, словно приклеенным к уху, и ведет себя так, будто оказывает вам большую любезность, однако выполняет лишь половину работы, и вам приходится доделывать всё самому.
Выступая прошлым летом сольно на London's Meltdown Festival (эти концерты только что появились на DVD под рабочим заголовком "David Gilmour In Concert"), Гилмор казался самым невозмутимым человеком во всем Royal Festival Hall. Конечно же, он был спокойнее, нежели зрители, многие из которых не могли сдержать восхищенных криков при одном только намеке на какой-нибудь узнаваемый рифф.
Но за этой спокойной внешностью скрывалось напряжение. "Я могу прокрутить тебе эпизоды, когда нервы давали о себе знать, — говорит он. — В самом начале "Shine On You Crazy Diamond" камера крупным планом показывает, как я играю на акустической гитаре вибрато, которое получилось сильнее, чем было задумано, потому что у меня дрожали пальцы. Я владел собой не настолько, насколько мне бы того хотелось".
Мы сидим наверху, в студии Гилмора, откуда открывается вид на его дом, расположенный в скалистой местности между Лондоном и южным побережьем. Стоит солнечный полдень, и за домом, среди палаток на лужайке, носится детвора. Его жена Полли катает в саду детскую коляску, укачивая их новорожденную дочку. Никаких признаков свойственного знаменитостям образа жизни, пропагандируемого глянцевыми журналами. Даже студия совсем не похожа на резиденцию рок-звезды и свидетельствует лишь о том, что здесь просто работает музыкант. В одном углу стоят микшерский пульт, компьютер и клавишные. Кусочки липкой ленты указывают на то место, где Дэвид Гилмор предположительно сидит, когда ремикширует, например, концертник "Pink Floyd's Pulse" с эффектом "звук вокруг" для DVD-версии.
Именно в этой студии человек, наиболее известный как гитарист и вокалист Pink Floyd, "впал в панику", получив приглашение выступить в 2001 году на фестивале Meltdown, которое исходило от бывшего ударника Soft Machine Роберта Виатта (Robert Wyatt), занимавшегося организацией. "Я пришел сюда и сначала попробовал сыграть многие песни из программы Pink Floyd, — поясняет он. — Таким образом я подстраховывался. У меня был сэмплер струнных, и я попробовал ввести его в уже придуманные мною аранжировки, чтобы послушать, как это в целом будет звучать".
Он решил использовать виолончель, двойной бас [double bass на самом деле переводится с английского просто как контрабас, но большинство переводчиков об этом не знает] , секцию духовых и "госпел" — хор еще до того, как положил трубку после разговора с Виаттом. Необычный выбор, но зато он сразу же делал его сольное выступление непохожим на концерты Pink Floyd. "Мне нравятся оркестры, особенно я люблю виолончель. Звучание госпел-хора меня тоже всегда привлекало. Я не решился использовать настоящий госпел-хор и предпочел пригласить нескольких вокалисток вроде Сэм Браун, которых я хорошо знал и уже много раз работал с ними прежде. Я очень волновался по поводу предстоящего выступления".
Не то чтобы Гилмор до этого никогда не выступал сольно - всем известны его выступления с Полом Маккартни, Питом Тауншендом, Томом Джонсом, Dream Academy и даже Spinal Tap, равно как и сольные выступления на различных благотворительных концертах. Не говоря уже о его сольном турне 1984 года.
- Все те концерты я играл с похожими рок-группами, просто масштабы были поменьше, — говорит он. — На этот раз я смотрел вперед, пытался найти возможность исследовать что-то новое. Необязательно навсегда. В следующий раз, всё, несомненно, будет уже иначе, хотя я пока еще и не знаю как. Но приятно не ограничивать себя какими бы то ни было критическими суждениями.
Он попытался переубедить скептиков, начав свои выступления на Meltdown так же, как в своем последнем турне это неизменно делали Pink Floyd, — с "Shine On You Crazy Diamond". "Некоторое время я раздумывал над тем, стоит ли вводить акустическую гитарную версию длинного вступления на синтезаторе. Наконец я придумал, как это сделать, и получилось не так уж плохо". Решение с использованием устройств задержки, педалей и множества "петель" способствовало созданию новой вариации эпического вступления.
В "Comfortably Numb" он, по его словам, вернулся к раннему демо, чтобы вспомнить, каким был акустический оригинал. (Это была запись, сделанная во время шоу Capital Radio, — пара минут, в течение которых он наигрывал невыразимую мелодию; она, дразня, так и не достигла финального аккорда.) "Я не имел обыкновения впадать в оцепенение, когда Роджер Уотерс вдруг говорил, что хочет вставить в текст такую-то строчку и я должен, соответственно, дописать кусочек там-то и там-то". Он наклоняется, берет со стойки акустическую гитару и начинает наигрывать что-то в той же тональности, что и "Comfortably Numb". "Я написал ее на этой гитаре, она и сейчас звучит так же, как раньше".
Кроме того, Гилмор с удовольствием переработал "Fat Old Sun", которая не исполнялась на концертах уже более тридцати лет, со времен турне "Atom Heart Mother". Об этом его попросили друзья, и он рад был им угодить. "Мне она действительно нравится. Я уже и забыл, что когда-то писал к песням тексты! Мне не позволили включить ее в "Echoes" (позапрошлогодний сборник Pink Floyd), перевес голосов был не в мою пользу".
Перепроверив свою "страховку", которая также включала в себя недавние песни Pink Floyd, написанные уже без Уотерса, Гилмор смог позволить себе быть более безрассудным, когда дело дошло до подбора каверов. Наверно, наиболее смелым выбором стала "Je Crois Entendre Encore" из оперы Бизе "The Pearl Fishers". Чтобы взяться за подобную вещь, нужно было очень сильно верить в успех. "Естественно, — соглашается Дэвид. — Помню, как покраснела моя жена Полли, когда я впервые попробовал ее спеть. Да и сам я покрылся холодным потом: "Посмею ли я?" Но когда сюда приехал хор и мы спели ее вместе, это придало мне огромную уверенность".
Как бы то ни было, он помнит, что чувствовал себя "очень, очень беззащитным", когда дело дошло до исполнения на публике. Хитрость в том, чтобы вжиться в песню. "Чтобы песня звучала искренне, нужно жить ею". Это относится и к двум песням Сида Барретта, на которые Гилмор сделал каверы: "Думаю, "Terrapin" я спел почти так же, как в записи, настолько, насколько смог. "Dominoes" я немного изменил. Я придал этой песне легкий джазовый оттенок". А не пытался ли Гилмор сделать эти песни более доступными для тех, кто находит безумную исполнительскую манеру Сида несколько сложной для восприятия?
- Ты имеешь в виду, что я сделал "облегченный" вариант?
Ну, не то чтобы, но...
- Да нет, все нормально. Все замечательно. Многие из песен Сида слишком личностные. Или же в некотором роде слишком... непонятные. Трудно быть уверенным, что сможешь вжиться в некоторые из них. Я вполне уверен, что знаю, откуда взяла свое начало "Terrapin". Это связано с подводным миром. Хотя, что касается текста, она немного своеобразна.
Всем поклонникам Сида хорошо известно, что бывший фронтмен Floyd записал с группой две песни для так и не появившегося в 1967 году сингла, и песни эти официально ни разу не издавались. И хотя все интересующиеся могут найти "Vegetable Man" и "Scream Thy Last Scream" на бутлегах, странно, что песни эти не были выпущены, особенно если учесть, что они значительно лучше многого из того, что вошло в бокс-сет "Barrett", вышедший несколько лет назад.
- "Vegetable Man" — неплохая вещь — соглашается Гилмор — В "Scream Thy Last Scream" основную вокальную партию исполнял Ник Мэйсон. Мы играли ее несколько раз, когда я только-только пришел в Pink Floyd. Честно говоря, я не помню, была ли она вообще окончательно смикширована. Всё это из той эпохи, когда меня еще не было в группе, поэтому я не знаю, что сталось с теми песнями, какова их история. Мне кажется, ходили разговоры о том, чтобы их выпустить, но, думаю, кое-кто не хотел, чтобы эти песни вышли, — немного уклончиво добавляет он. — Я был бы очень рад, если бы их извлекли на свет божий, ремикшировали и выпустили.
Я высказываю предположение, что дух Сида, похоже, до сих пор не дает покоя Floyd и ее участникам, как бывшим, так и нынешним. Ссылки на него прослеживаются в каждом выступлении Pink Floyd, Гилмора или Уотерса.
- Так и есть. Трудно этого избежать. Можно, конечно, избавиться от этого, если захотеть, но... мне это никоим образом не мешает. Я счастлив. Я хочу сказать, Сид был причиной существования группы. Без Сида ничего бы не было. А его нисхождение в собственный ад очень хорошо отображено в "Wish You Were Here", музыка к которому родилась не без моего участия, чем я очень горжусь".
Может быть, "Wish You Were Here" (1975) и стал самым любимым альбомом фанатов Pink Floyd, однако, что касается объемов продаж и статистических рекордов, его затмевает его предшественник "Dark Side Of The Moon". Но Гилмору все равно больше нравится "Wish You Were Here".
- Я несколько критично отношусь к "Dark Side Of The Moon". Я понимаю, что нелепо критиковать столь удачный альбом, но я высказывал свои замечания и раньше. Мне кажется, что в одном-двух случаях средства воплощения идей оказались слабее, нежели сами идеи. Я считал, что нам стоит попробовать еще поработать над связями между идеями и средствами их выражения, чтобы и те и другие обладали одинаковой магией, что ли. Именно эту мысль я активно пытался "продвинуть", когда мы работали над "Wish You Were Here". Кое-кто недооценивает этот альбом, но только не я. Я считаю его самым цельным нашим альбомом.
Не так давно Роджер Уотерс сказал, что "Wish You Were Here" в той же мере оплакивал гибель группы как товарищества, в какой он оплакивал утрату Сида. Согласен ли с этим Гилмор?
"Может быть, он оплакивал команду, не товарищество, нет, я так не думаю, но, скорее, команду людей ищущих, если хотите. Мы ведь были людьми, нацеленными на поиск, на создание музыки, в которой были бы смысл и душа.
Последовавший за "Dark Side Of The Moon" период работы над "Wish You Were Here" был странным временным отрезком. Мы достигли всего, действительно всего, чего можно было бы желать. В тот момент мы несколько отдалились друг от друга, и Роджер был не единственным, кто заметил эту отчуждённость.
Но отчуждённость стала частью магии альбома. Она помогла его создать. Я точно не знаю, как это вышло. Я нисколько не жалею, что всё тогда складывалось именно так. Не думаю, что всё складывалось так, а не иначе, именно из-за отчуждённости, из-за ощущения пост-эйфории... Я не рассматриваю это как нечто долговременное. Может быть, ты и страдаешь в каком-то смысле, но небольшие страдания нередко вдохновляют на великие свершения. Бессмысленно пытаться понять, как что-то столь хорошее, как этот альбом, смогло родиться среди тех довольно бессодержательных чувств, что мы тогда испытывали".
Почти так же бессмысленно, как и пытаться понять, почему Сид, которого к тому времени никто из группы не встречал уже более четырёх лет, вдруг однажды возник в студии, где они микшировали альбом "Wish You Were Here". Его появление их тогда просто ошеломило. Судя то их комментариям в документальном телефильме о Сиде, который вышел в начале прошлого года, они и по сей день остаются потрясёнными той встречей. Гилмор тогда сказал, что не узнал Сида в том "очень толстом, лысом" человеке. По его словам, "это событие было очень удивительным".
Вы узнали его? А он узнал вас?
- В конце концов. В конце концов мы поздоровались. Когда до нас, наконец, дошло. Мы не сразу осознали, что происходит.
Вы не знаете, почему он туда пришел?
- Не имею об этом ни малейшего представления. Естественно, он неплохо знал эту студию, там он работал над большинством своих записей, включая сольные альбомы. Мы же провели там несколько месяцев, так что, может быть, это было простым совпадением.
А потом вы когда-нибудь ещё встречали его?
- Нет.
Но у него всё в порядке.
- Да, мне об этом говорили. Рядом с ним его родственники. Не думаю, что он и теперь ищет что-то особенное. Мне бы хотелось как-нибудь поехать его навестить.
А не рискуете ли вы тем самым растревожить его, напомнив ему о прошлом?
- Не знаю, насколько это теперь существенно. Лет двадцать назад я обсуждал эту тему с его сестрой. Думаю, теперь он успокоился и счастлив тем, что имеет.
Сам Гилмор доволен жизнью настолько, что планирует выпустить свой сольный альбом.
- Надеюсь, он выйдет в этом году. Я ещё не совсем закончил работу над ним. Кажется, время летит очень быстро.
Ну, одна новая песня для него у вас уже точно готова: "Smile", единственная новая вещь, которую вы исполняли на концертах в Meltdown.
- Да, верно. Это только начало, — усмехается он, направляясь через всю студию к клавишным. Через несколько секунд начинает звучать демо-версия "Smile". Она не утратила простоты, свойственной концертному варианту, но стала более чёткой и законченной. На самом деле, почти готовой. Гилмор согласно кивает: — На концерте она звучала не совсем так, как мне бы хотелось.
Что касается остальных песен к альбому, он говорит, что "есть много музыкальных фрагментов, над которыми нужно серьёзно поработать".
За текстами ему тоже далеко ходить не приходится, достаточно его жены Полли, которая участвовала в создании "The Division Bell", равно как и "Smile": — Удивительно, что у неё не только чутьё к слову (она писатель, и это, соответственно, её сильная сторона), но, кроме того, у неё достаточно много толковых идей в плане саунд-продюсирования. У неё было много маленьких задумок насчёт "The Division Bell", которые не были оценены по достоинству.
А часто ли нынче вам приходится слышать такую новую музыку, которая вам интересна?
- Ну, о том, что творится в мире, я узнаю по радио. Конечно, здесь мы ловим только Virgin Radio. Стоит отметить и другие неплохие станции, которые можно поймать у вас в Лондоне, вроде Xfm, которая мне очень нравится.
Недавно, когда я был в городе, я услышал "Let’s Push Things Forward" The Streets, которая произвела на меня впечатление. Их музыка анархична и нацелена в будущее. У них есть собственная индивидуальность, и мне это нравится. И ещё они используют необычные ритмические рисунки, которые мне, например, кажутся непростыми. Может, это как-то повлияет на меня в будущем, не знаю. Но всегда приятно услышать что-то интересное, выходящее за привычные тебе рамки".
Что сулит нам снижение вероятности снова попасть на концерты Pink Floyd. Не успев открыть дверь в студию, Гилмор сразу же заявил, что у него нет никакого желания "снова покорять стадионы".
"Ну, я не хочу сказать, что вообще никогда уже не собираюсь этим заниматься. Но подозреваю, что это почти что так. Никогда не знаешь наперёд, вдруг усталое старое эго оживёт и убедит тебя выйти на новый виток. Я хочу сказать, что мы с Риком и Ником в любое время можем поиграть вместе. Но ощущать на своих плечах всю тяжесть Pink Floyd мне сейчас как-то не особенно хочется.
И тем более мне не хотелось бы этого, не выпустив новую запись. Выходить на сцену только ради того, чтобы заработать, играть всё те же старые песни — меня это не привлекает. В турне стоит ехать только при условии выхода нового альбома Pink Floyd, но сейчас у меня нет настроения идти на подобный компромисс. Думаю, я какое-то время буду заниматься своим любимым лейблом. Просто я считаю, что вырос из всего этого. Наконец-то. Наверно..."
Возвращаясь на станцию в классической машине Гилмора — 1950-х или 1960-х годов — между рассуждениями о хромированном покрытии и кожаных сидениях я спрашиваю Дэвида, говорил ли ему Ник Мэйсон, что собирается выступить на лондонских концертах Роджера Уотерса. Гилмор отвечает, что нет, не говорил, и, как и вся история с Сидом, это его мало тревожит.
Подъезжая к станции, ловим взгляды окружающих. Глазеют они преимущественно на машину, некоторые — на водителя. Я высказываю предположение, что теперь он более узнаваем, нежели когда Pink Floyd были на вершине славы, и все они были известны, но анонимно.
- Верно.
И это вас не беспокоит?
- Не особенно. То, как часто сейчас меня узнают, когда я брожу по Лондону или здесь... Это не особенно докучает.
Он спланировал всё как нельзя лучше.

Смотреть:
http://www.youtube.com/watch?v=4N82TLB03Vk&feature=player_detailpage

Читать далее в комментариях:
Калининская линия метро. | Коля Лукашенко вооружен.
Теги: музыка
Комментарии (3)
0 # 26 июля 2012 в 16:31 0

Fender - самая крупная американская компания по производству музыкальных инструментов, внесшая неоценимый вклад в развитие электрогитары. На фабрике в городе Корона производят всемирно известные электрогитары и басы Fender. Здесь же располагается подразделение Custom Shop, где создаются не просто музыкальные инструменты, но настоящие произведения искусства. А в Энсенаде, мексиканский штат Нижняя Калифорния, - крупном портовом городе недалеко от американской границы, - находится другая знаменитая фабрика Fender, где производятся акустические и более доступные в ценовом отношении электрогитары, звукосниматели, струны, гитарные комбо и системы аудиоусиления.


ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО.
Не все то золото, что блестит – гласит народная мудрость. Вот и именной David Gilmour Signature Series Stratocaster – чистое золото, даром, что черное. Появившись относительно недавно на музыкальном рынке (в конце 2008 года), эта модель уже успела завоевать популярность как среди поклонников творчества Дэвида Гилмора, лидера группы Pink Floyd, так и среди музыкантов, оценивших по достоинству удобство игры и высокое качество инструмента.
Эта гитара являет собой копию легендарной Вlack Strat, вот уже как 40 лет принадлежащей Дэвиду. Ее прототип был куплен гитаристом в далеком 1970-м году в нью-йоркском магазине Manny’s Music. С тех пор этот инструмент претерпел множество изменений, один только гриф подвергался замене целых 5 раз. Дэвид всегда относился к Вlack Strat’у как к простому рабочему инструменту, без какого бы то ни было особого пиетета. Нашелся отличный гриф? - Старый в помойку. Любопытный хамбакер? - Отлично, прикрутим и его. Все только и говорят, что о тремоло-системе Kahler, способной навсегда изменить мир вибрато? - Вперед! Давайте прорубим огромную грязную дыру посреди гитары, запихнем ее туда и посмотрим, что из этого выйдет!
Кто бы мог подумать, что из-за подобного отношения к своему инструменту Дэвид Гилмор долго будет отказываться от создания именной модели. «Это всего лишь фабричный инструмент, такой же, как и сотни других, сошедших в тот год с конвейера» - говаривал он о своей гитаре. А ведь первое предложение о создании копии Black Strat’a поступило ему от Fender еще 20 лет назад. Оно и неудивительно – звучание именно этого инструмента принесло Pink Floyd всемирную славу. Black Strat активно использовался при записи таких знаменитых альбомов группы как «Atom Heart Mother», «The Dark Side of the Moon», «Wish You Were Here», «Animals», «The Wall», а также сольной пластинки Дэвида Гилмора «On An Island». Долгое время Гилмор не хотел создавать копию знаменитого инструмента, так как предполагалось, что ее цена будет слишком высокой. А он хотел, чтобы на Black Strat’е играли, а не вешали на стену в качестве экспоната. Так что, судя по тому, что копия увидела-таки свет, компания Fender учла пожелания музыканта и выпустила относительно недорогой Black Strat специально для играющих гитаристов. И сегодня, несмотря на все предшествовавшие тому трудности, музыканты всего мира имеют возможность соприкоснуться с инструментом, навсегда вошедшим в историю музыки.
Корпус David Gilmour Signature Series Stratocaster изготавливается из выкрашенной в черный цвет ольхи и снабжен черной же панелью-накладкой. Гриф изготовлен из цельного куска клена, а рычаг, стоящий на винтажной механике, отличается укороченной длинной, точь-в-точь как на оригинальном Black Strat’e. Модель выполнили в двух вариантах: Relic и New Old Stock. Вариант Relic точно повторяет текущее состояние инструмента с учетом его износа: с состаренными деталями, потертой краской и отсутствующей задней крышки. У варианта New Old Stock комплектация абсолютно аналогичная, только детали все новые. Что до звука, то к выбору электроники приложил руку сам Гилмор, инструмент разрабатывался под его неустанным контролем. David Gilmour Signature Series Stratocaster продается в комплекте с дорогим кейсом, высококачественным гитарным кабелем и книгой об истории Black Strat’a. А что как не легендарная история инструмента так дополняет его уникальное звучание…

ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ.
Итак, дамы и господа, история Black Strat’a, легендарного инструмента Дэвида Гилмора. Но, прежде чем говорить о том самом дне, когда Black Strat появился на свет, давайте все же вспомним, как все начиналось.
Первый Fender Дэвиду подарили родители по случаю 21-го дня рождения в марте 1967 года. Это был телекастер белого цвета с грифом из палисандра. Годом позже Гилмор был приглашен участниками Pink Floyd на роль гитариста и вокалиста. Поначалу Дэвид играл как на своем телеке, так и на стратах, оставшихся после Сида Барретта, место которого он тогда занял. Однако несколько позже Сид все же забрал свои инструменты, оставив Гилмора с одной единственной гитарой, да и той в скором времени не стало. В июле 1968, во время второго турне Pink Floyd по Соединенным Штатам, местные авиалинии потеряли его телек. Благо, что незадолго до этого происшествия, Дэвид успел обзавестись запасной гитарой, белым стратокастером с палисандровой накладкой на грифе.
В апреле 1970 года в городе Нью-Йорке Дэвид купил свой первый черный стратокастер. Инструмент был оснащен палисандровой накладкой и белой защитной панелью. Но и тут злой рок не оставил группу в покое. Во время концерта в Новом Орлеане, состоявшемся в рамках третьего турне, был похищен не один инструмент, не два, в целый грузовик, до верху забитый инструментами участников группы и различного рода аппаратурой. О дерзкой краже тут же узнали работники отеля, в котором пребывала группа. По счастливой случайности, отцом одного из работников оказался сотрудник ФБР, который не преминул помочь известной группе. В скором времени грузовик был найден, а вместе с ним и оборудование, почти все, кроме гитар. Турне пришлось завершить раньше намеченного.
Так что не прошло и двух месяцев, как Дэвид снова наведался в нью-йоркский магазин Manny’s Music и снова купил черный стратокастер, на этот раз с кленовым грифом. Именно этому стратокастеру и суждено было стать легендой по имени Black Strat.

В ЧЕРНОМ ТЕЛЕ.
Изначально Black Strat представлял собой стандартный черный стратокастер с белой панелью-накладкой и грифом из клена. На гитаре не сохранилось года выпуска, но очевидно, что это был 69 год. В мае же следующего года Дэвид стал ее полноправным владельцем.
Любопытны некоторые детали относительно инструмента. Если присмотреться к сколам краски на Black Strat’е, то под слоем черной можно увидеть желто-оранжевую «изнанку». Дело в том, что изначально гитара была цвета санберст, но позже на заводе инструмент решили перекрасить в черный, в таком варианте она и поступила в продажу. Кстати, создатели копии Black Strat’а решили не упускать эту деталь из виду и повторить оба слоя краски, дабы даже сколы и потертости David Gilmour Signature Series Stratocaster мало чем отличались от оригинальных. Еще деталь: серийный номер Black Strat’а 266936. Именно он и дает нам основание предполагать, что гитара 69 года выпуска, ведь именно в том году серийные номера инструментов Fender колебались в промежутке от 250000 до 280000.
Black Strat дебютировал на концерте Festival of Blues and Progressive Music в июне 70-го. Примечательно, что количество зрителей тогда вдвое превысило ожидания организаторов (собралось порядка 150000 человек), что спровоцировало самую большую пробку в истории графства Сомерсет, в котором проходил фестиваль. Затем Black Strat звучал на выступлении группы в рамках фестиваля Kralingen Pop в Роттердаме. Потом, в течение года, Гилмор экспериментировал с различными инструментами. Там был и белый стратокастер (уже второй), и санберст стратокастер, и коричневый телекастер, на котором случалось играть Фрэнку Заппе, и Gibson Les Paul, и даже Lewis c необычным грифом в 24 лада. Вдоволь наэкспериментировавшись, в мае 71 года Гилмор все же возвращается к тому, с чего начал – к своему Black Strat’у. На долгое время именно эта гитара занимает первое место среди прочих инструментов музыканта. Ее звучание можно было услышать в крупнейших городах Европы, в турне по Японии, на грандиозном выступлении группы в Помпее в 72-ом.

ОТТЕНКИ ЧЕРНОГО.
Вот тут, пожалуй, и начинается все самое интересное, а именно – начало бесчисленных модификаций Black Strat’a.
Все большое, как водится, начинается с малого. Первой замененной деталью гитары стала ручка громкости. Фабричная белая была заменена на более чувствительную металлическую с резиновым кантом. Произошло это в конце 71-го года, между съемками концерта в Помпеях и дополнительными съемками в Париже, что повлекло за собой небольшой киноляп: на смонтированном видео новая и старая ручки Black Strat’a периодически сменяли друг друга в кадре.
В начале 72-го Дэвид просверлил огромную дыру в боку инструмента - гнездо для XLR входа. Идея оказалась не слишком удачной или же она была неудачно исполнена, теперь об этом тяжело судить. Одно, о чем можно сказать с уверенностью, так это то, что уже в скором времени после эксперимента дыра была заполнена какой-то неведомой смесью опилок и клея, а сверху покрыта черной краской. Однако это неудача не заставила Гилмора опустить руки и, благодаря замене проводки, звучание инструмента все же было несколько улучшено.
Что до колков, то они на гитарах Fender, выпущенных в конце 60-х, были, прямо говоря, неважные, на порядок хуже, нежели раньше. Дэвид не преминул заменить и их на колки марки Schallers, благодаря чему настраивать Black Strat стало намного проще.
Затем Гилмор установил дополнительный микропереключатель, а старые звукосниматели были заменены на новые, снятые с только что приобретенного, третьего по счету, черного стратокастера. Этот инструмент выделялся среди прочих «пулей» анкерного стержня, за что впоследствии был прозван bullet Strat. К слову сказать, использовался он крайне редко и, по большей части, в качестве слайд гитары. В таком состоянии в феврале 1972 года гитара предстала перед широкой общественностью на презентации нового альбома «The Dark Side Of The Moon» в Лондоне. При помощи нее же был записан альбом «Obscured By Clouds».
Несмотря на то, что первые места хит парадов пали под натиском группы, а количество проданных дисков приблизилось к рекордному, очередные эксперименты со звуком не заставили себя ждать. В марте 72-го Black Strat вот уже в какой раз пострадал из любви к искусству, а затея Дэвида на сей раз была вполне себе рискованной. Она заключалась в том, чтобы разобрать две его лучшие гитары ради создания высшего, сверхинструмента - инструмента с двумя грифами. Гилмор задумал создать универсальный инструмент, на котором можно было бы комбинировать как привычную, так и слайд-технику. Ради этого он не пожалел ни Black Strat, ни, уж тем более, санберст стратокастер с палисандровым грифом. Ампутировав их грифы и выбрав для будущей гитары приличный брусок красного дерева, Гилмор обратился за помощью к гитарных дел мастеру Дику Найту. В скором времени инструмент был готов, слышать и видеть его можно было в апреле-мае 72-го во время американского турне Pink Floyd.
Но, несмотря на свою универсальность, гитара показалась Дэвиду неоправданно громоздкой и тяжелой. Ради исполнительского комфорта ему пришлось отказаться от гитары с двумя грифами и разобрать этот чудо-конструктор. Вот только детали поменялись местами: Black Strat получил гриф с палисандровой накладкой, а санберст стратокастер – с кленовой. К тому же, у восстановленного Black Strat’а отсутствовал микропереключатель и серебристая ручка громкости. Почему так случилось история умалчивает, быть может, после эксперимента с двумя грифами, Гилмор понял, что все гениальное просто. Известно, что после этих немыслимых пертурбаций, Black Strat еще долго оставался гитарой номер один Дэвида Гилмора, а этот гриф продержался на ней целых 6 лет.
Следующее изменение было поистине инновационным. Гилмор снова встроил в Black Strat второй переключатель, но на этот раз приварил эго так, чтобы он позволял совмещать работу двух звукоснимателей одновременно (некового и среднего или некового и бриджевого). Если учесть, что в стандартных стратовских моделях начала 70-х был установлен трехпозиционный переключатель, это было свежим решением.
В январе 73-го эксперименты со звучанием Black Strat’a вылились в установку хамбакера Gibson Patent Number. Для его установки в корпусе гитары потребовалось проделать гнездо, пришедшееся аккурат между отверстием для среднего и бриджевого датчика. К тому же, подобная модификация требовала и новой, подходящей для хамбакера, панели-накладки (все еще белого цвета). Black Strat с непривычным для него хамбакером могли лицезреть посетители мартовских концертов, организованных в поддержку альбома «The Dark Side Of The Moon», а также все пришедшие на благотворительные лондонские шоу «Earls Court» в мае 73-го. Но не прошло и года, как Дэвид затосковал по классическому стратовскому звучанию. Сняв с Black Strat’a все новшества, он сделал выбор в пользу заводского переключателя и стандартного набора синглов.
Лето 1974-го года ознаменовалось приобретением новой, черной панели-накладки, пришедшей на смену белой и доведшей, наконец, образ Black Strat’a до ума. Впервые публика увидела такой, теперь уже полностью черный, страт на бесплатном концерте группы в Гайд-парке.
Затем был 75-ый, а следовательно и успех «Wish You Were Here». Далее не менее удачный альбом «Animals», выгодно выделявшийся на фоне предыдущего, несколько меланхоличного материала своим агрессивным, резким звучанием. Чтобы подчеркнуть это динамичное настроение Гилмор сменил нековый фендеровский датчик на DiMarzio FS-1.
На исходе 77-го Дэвид задумал очередное преобразование. Дело в том, что к тому времени палисандровый гриф Black Strat’a порядочно поизносился, да и по части дерева для накладки Гилмор всегда отдавал предпочтение клену. Вообще удивительно, что палисандр продержался так долго, принимая во внимание повышенную требовательность Дэвида к своему инструменту. Как бы то ни было, в середине 78-го Black Strat обзавелся кленовым грифом Charvel с ярлыком Fender’a на головке грифа и очередным дополнительным переключателем.
1979-ый год ознаменовался появлением на свет «The Wall» - одного из лучших альбомов группы. Мгновенно заняв вершины чартов по обе стороны от Атлантики, он стал самым продаваемым двойным альбомом всех времен. При работе над этим альбомом Гилмор использовал несколько различных инструментов, но главным все же был Black Strat. Кстати, во время грандиозных шоу в поддержку нового альбома гитара Дэвида в который раз зазвучала по-новому. Seymour Duncan прислал ему на пробу новый датчик, заменивший в результате бриджевый DiMarzio. Этот звукосниматель и по сей день стоит на Black Strat’e.
Следующим грифом гитара обзавелась в 82-ом. Это был очередной Charvel с надписью Fender, но на этот раз он уже насчитывал не 21, а 22 лада. Инструмент в такой комплектации можно услышать на альбоме «The Final Cut».

ЧЕРНАЯ ДЫРА.
Следующий этап биографии Black Strat’a иначе, как дырой не назовешь. Причем выражаясь как буквально, так и фигурально. Дни Black Strat’a были сочтены. А начиналось все довольно невинно – с очередной рискованной идеи Гилмора. Он решил не слишком-то церемониться с инструментом и сделать в нем огромную дыру, а все для того, чтобы вмонтировать новую тремоло-систему Kahler. Поначалу это казалось отличной идеей, система представлялась надежнее прежней и хорошо держала строй. Сменив старые колки Black Strat’a на колки фирмы Gotoh, Гилмор решил использовать гитару для записи своего сольного альбома «About Face», что он и сделал в 84-ом. Однако вскоре Гилмор понял, что этот его эксперимент со звуком окончился провалом. Kahler попросту глушил и притуплял звучание гитары, даже новая укороченная ручка тремоло была не в силах спасти ситуацию. А тут еще и Fender, как на беду, резко повысил качество поставляемых инструментов. Так что одним холодным днем Гилмор со своим товарищем, и по совместительству техником, отправились на склад, что в северном районе Лондона. Несколько часов они испытывали один инструмент за другим, пока не остановили свой выбор на паре стратокастеров: кремовом и красном. Именно эти два инструмента и стали впоследствии фаворитами Гилмора, ими они оставались еще на протяжении двадцати следующих лет.
Два года провел Black Strat на скамейке запасных, пока техасское Hard Rock Cafe не сделало Дэвиду неожиданное предложение. Кафе предложило сделать взнос в благотворительный фонд музыкальной терапии Nordoff-Robbins в обмен на гитару Дэвида. Не долго думая, он принял предложение Hard Rock’a, но все же решил не расставаться с инструментом навсегда и, благодаря контракту, оставил за собой право вернуть его в любой момент. Black Strat погрузили на корабль и отправили в Техас.

МАГИЯ ЧЕРНОГО.
10 лет в одиночестве и полном забвении провел Black Strat на стене техасского кафе. За время его отсутствия на свет появились такие альбомы Pink Floyd как «A Momentary Lapse Of Reason» и «The Division Bell». Но если когда и нужно было его возвращать, то именно что в мае 97-го. К тому времени владельцы Hard Rock’a забыли, или сделали вид, что забыли, о том, что законный владелец вправе вернуть себе инструмент. Они и слышать ничего не желали о расставании с Black Strat’ом пока не получили по факсу копию документа десятилетней давности, в котором черным по белому были прописаны права Гилмора. Так что гитара была возвращена, да вот только в каком состоянии. По необъяснимым причинам инструмент 10 лет висел на стене кафе без какого бы то ни было ограждения. Будучи закрепленной над столом на уровне глаз, гитара была открыта вандализму и небрежному отношению со стороны посетителей. По возвращении на родину на ней отсутствовали всевозможные ручки, рычаг и переключатели, а фирменный кейс, в котором она в свое время была послана за океан, и вовсе пропал. Дэвид был огорчен таким положение дел и отправил инструмент на починку, ведь он снова хотел играть на нем. Заодно он решил снять-таки набившее оскомину тремоло Kahler, заменив его на родное Fender’a, и сменить гриф Charvel на новый. Те, кто слышал Black Strat, говорят, что инструмент после этого зазвучал лучше прежнего.
Звездный час возрожденного Black Strat’a настал в 2003-м, когда он был использован на DVD, посвященном тридцатилетнему юбилею альбома «The Dark Side Of The Moon». Благодаря гитаре Гилмору удалось воссоздать известные композиции максимально близко к оригиналу. В следующем году гитара экспонировалась на парижской выставке, посвященной творчеству Pink Floyd. И уж на этот-то раз она была огорожена от посетителей стеклянной витриной.
Несмотря на то, что гитара вернулась и была в отличном состоянии, опасность того, что Дэвид забудет про нее все же существовала, ведь он так редко использовал ее. Двумя годами позже группа решила воссоединиться после долгого перерыва для выступления на съезде Большой Восьмерки. Впервые за многие годы Роджер Уотерс согласился играть бок о бок с Гилмором. Дэвид набрал номер своего техника и сказал: «Доставай Black Strat, сделаем это!». У них было всего две недели на репетиции, поиск команды, оборудования и помещения. Все это заставило их серьезно поволноваться. Pink Floyd возвращается, а значит все должно быть не просто хорошо, а идеально, а то и лучше. В первый день репетиций Дэвид играл на красном страте. Во второй тоже. На третий день он взял в руки Black Strat и вдруг все изменилось. Свидетели этих событий отмечали, что изменилась не только игра Гилмора, но даже и его язык тела. Казалось, что он нашел своего хорошего старого друга. Начиная с этого момента, Black Strat снова стал гитарой номер один Дэвида Гилмора.
В 2005-ом гитара примерила свой уже шестой по счету гриф. На этот раз гриф, снятый с кремового страта 83-го года выпуска. Таким Black Strat активно использовался при записи сольного альбома Дэвида «On An Island» и во время последовавшего за ним тура. После всех этих немыслимых, зачастую провальных, экспериментов, после десяти лет забвения, проведенных на стене, иначе как судьбой это не назовешь.
Styx # 12 ноября 2014 в 12:11 0
Styx # 10 октября 2020 в 00:49 0
Samantha Brown (родилась 7 октября 1964, Лондон) - британская певица шансона, музыкант, автор текстов песен. Дочь известного британского исполнителя рок-н-ролла Джо Брауна и певицы Вики Браун.
Известна своей экспрессивной манерой исполнения и способностью легко смешивать различные музыкальные стили. Наиболее известна её песня «Stop!» (сингл 1988 года).

Смотрим: https://yandex.ru/video/preview?text=Sam%20Brown&path=wizard&parent-reqid=1602278883432607-10244383339488003800107-production-app-host-vla-web-yp-2&wiz_type=v4thumbs&filmId=17528146533661390830


В 1994 была бэк-вокалисткой на концерте группы Pink Floyd "P.U.L.S.E."

Смотрим: https://www.youtube.com/watch?v=vWZ6hmHj2MA&list=PL0SqtI95X6o1UTWsEHh4GiMu_N1II1n3c&index=13
Найти на сайте: параметры поиска